Накануне Дня освобождения Харькова своими воспоминаниями об августовской операции 1943 года поделился с «Вечерним Харьковом» участник этих боев, ветеран 267-й стрелковой дивизии Михаил Николаевич Бекетов.

Части 267-й стрелковой дивизии расположились в лесу вдоль Северского Донца. По замыслу командования главный удар должны были нанести войска Юго-Западного фронта южнее Изюма, в направлении Барвенково, Лозовой и Павлограда.

16 августа 1943 года после продолжительной авиа- и артподготовки пронеслись в сторону противника ИЛы, поднялись в атаку и стрелковые подразделения.

— Враг пытался остановить продвижение нашей части. В воздухе появились «Юнкерсы» в сопровождении истребителей. 20-25 самолетов осуществляли в течение дня по 4-5 налетов, — рассказывает Михаил Бекетов. — Вместе с бомбами сбрасывали пустые бочки, которые устрашающе выли, парализуя волю людей. Наша истребительная и штурмовая авиация действовала не менее активно. Но гитлеровцы оказывали упорное сопротивление.
Наши стрелковые роты медленно продвигались вглубь фашистских позиций и часто переходили в рукопашные схватки. Наши легкие танки горели, как свечки, на поле боя. Михаил Дмитриевич вспоминает, что день превращался в ночь от гари и пороховых газов.

— 8-я рота 846-го стрелкового полка под командованием лейтенанта Меркулова должна была наступать в направлении села Долгенькое, — продолжает рассказ фронтовик. — На этом участке оборонялись отборные части фашистов и рота власовцев. Появились танки противника. Наша пехота залегла. Однако Меркулов первым ринулся в бой с гранатой в руке и сумел поднять людей. Рота ворвалась в траншею, завязалась рукопашная схватка.
Михаил Бекетов вспоминает, что 16 августа на наши позиции двинулись порядка 30 немецких танков с автоматчиками. Командир огневого взвода 2-й батареи 345-го противотанкового артдивизиона лейтенант Устинов установил противотанковую пушку у дороги на Долгенькое, приказал орудийному расчету уйти в укрытие, а сам остался у орудия. Прямо на него двигались восемь вражеских танков. Лейтенант первым же выстрелом подбил головной танк. Шедший следом «тигр» стал обходить его, но стоило ему подставить свой бок, Устинов попал в ведущее колесо. Подбитый танк загорелся на месте.

— По оценкам специалистов, — говорит Михаил Николаевич, — части 267-й стрелковой дивизии в боях южнее Изюма уничтожили более двух тысяч вражеских солдат и офицеров, 65 танков и много другой техники. Это в значительной степени предопределило исход боев за Харьков.