Я почему-то перед всеми виновата. Перед мамой — в том, что она меня в муках рожала и ночей недосыпала, перед дочкой — в том, что не могу отдать ее в музыкальную школу, а перед мужем — в том, что в доме нет котлет. Но я вроде бы не просила маму меня рожать, не виновата, что нет денег?

Комплекс вины сладок, как мазохизм 


Вероятно, это даже замечательно, что нас время от времени покусывает совесть. Казалось бы, пережил горькое чувство вины, сделал далеко идущие выводы и снова ринулся вперед, избегая прежних ляпсусов. Но бывает и пробуксовочка: беспричинное судилище над собой затягивается, чувство вины не отпускает, грызет и пилит, не давая покоя даже темными ночами. Любопытно, что некоторые — осознанно или не очень — начинают даже наслаждаться собственной виноватостью перед всем белым светом, без конца себя судят, постоянно перемещаясь из «прокурорского кресла» на «скамью подсудимых». 

Доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой психотерапии ХМАПО, главный психотерапевт МОЗ Украины Борис Михайлов объясняет, что переживание вины — это необходимость для любого нормального человека, но в случае, если для этого есть реальные основания. Но бывает и неадекватное, длительное и глубокое переживание комплекса вины без объективных на то причин. 

— Комплекс вины — это субъективно-личностное переживание вины и ответственности за реальные или вымышленные действия или поступки, которые могли бы причинить ущерб кому-то, общему делу или идеалам. Это, как правило, синонимическое отображение мазохистского комплекса: люди с комплексом вины сами испытывают потребность в таком страдании, — считает специалист. 

Если виниться перед Манечкой — будет шантажировать

 

Комплекс вины может преследовать всюду. На работе перед шефом — за то, что мог, но не сократил во время кризиса, перед друзьями детства — за то, что поговорить не о чем. Не редкость он и в семейных отношениях, когда мамы или папы маются виной по отношению к чадам: «Не осилили, недодали Манечке. Вокруг нее все ровесники в шоколаде, а она одна, бедняжка, до сих пор обходится без продвинутого ноутбука или не рассекает улицы за рулем «Мерседеса». Борис Михайлов считает, что вполне естественным ответом даже на молчаливое «раскаяние» будет шантажное поведение. Шеф лишний раз ласково напомнит, что вы не слишком завидный работник, друзья мягко упрекнут: зазнался, а дитя может прямо заявить: «Не купите мне крутой мобильный телефон — повешусь». 

Специалист уверяет, что мы стали чаще испытывать комплекс вины, причем этот комплекс все больше стал трансформироваться в агрессию: во внутреннюю (это выражается прежде всего в суицидах, по числу которых Украина уже догнала передовые страны мира) и во внешнюю — против себе подобных. Борис Михайлов полагает, что насилие взрослых над ребенком тоже может быть «побочным эффектом» комплекса вины перед ним: испытывая вину, мы испытываем и агрессию к объекту, который это чувство вызывает. 

Сбежать со «скамьи подсудимых» 



Как прекратить устраивать себе самому судилище и «отбывать пожизненное наказание» за все беды, происходящие в округе? 

— Нормальное психологическое состояние вины и чувство стыда — это внутренний ограничитель собственных действий, — считает Борис Владимирович. — Но разум должен управлять эмоциями. Нужно перевести дыхание, присмотреться к себе и призадуматься, — советует психотерапевт. — Как только чувство вины перехлестывает, становится надуманным и не соответствует причине, его вызвавшей; если ты каждый день испытываешь чувство вины перед кем-то за что-то — это признак болезненного состояния. Сложнее всего побороть комплекс вины, если человек находит в этом удовольствие сродни мазохизму. В этом случае без помощи медиков не разобраться.