Российский телеканал "Вести" в сюжете о церемонии в Гданьске, посвященной 70-й годовщине начала Второй мировой войны, исказил выступление канцлера Германии Ангелы Меркель, дав лишь выборочный его перевод, который к тому же не совпал с оригиналом.

Перевод "Вестей" звучал так: "Слова вряд ли смогут описать все ужасы войны и Холокоста. И я склоняю голову перед мужеством тех жертв. И мы понимаем, что эти шрамы еще долго окажутся незажившими, но мы должны думать и о будущем. И наша общая задача - его выстроить".

Однако, судя по словам самой Меркель, до того, как их заглушил закадровый текст, она говорила следующее (перевод Радио Свобода): "В столице, после подавления восстания в 1944 году, едва ли был оставлен камень на камне. Произвол и насилие стали повседневностью. Едва ли найдется польская семья, которой они не коснулись. Здесь, на Вестерплатте от имени канцлера Германии я призываю почтить память всех поляков, которые невыразимо пострадали от преступлений немецких оккупационных сил". (Жирным шрифтом выделены слова, произнесенные Меркель до и после закадрового перевода - прим. ред.).

Оригинальная речь Ангелы Меркель, текст которой опубликован на сайте канцлера, была, конечно, длиннее. И в ней были важнейшие моменты, которые российский телеканал по каким-то причинам опустил.

Так, Меркель заверила, что Германия никогда не забудет своей вины и ответственности за начало Второй мировой войны. Она также напомнила, что для стран Восточной Европы по-настоящему мирная жизнь стала возможной после падения Берлинской стены и железного занавеса. Канцлер особо отметила, что немцы никогда не забудут роли первого президента СССР Михаила Горбачева.

Переводчик Горбачева Павел Палажченко рассказал радиостанции, что случаи несовпадения перевода с тем, что на самом деле сказали руководители, были и есть сейчас, и по многим причинам. Иногда в силу того, что переводчик просто не справляется: его профессиональный уровень недостаточно высок. Иногда потому, что переводчик хочет улучшить, скорректировать. Ему кажется, что он делает это чисто стилистически, а получается искажение смысла. Иногда бывает и политическая причина, но это - самый редкий случай, говорит Палажченко.

По его словам, пример искажения по политическим мотивам - "Федеративная Республика Германии" вместо "Федеративная Республика Германия". Во времена существования ГДР и Берлинской стены ФРГ настаивала как раз на том, чтобы переводить, как принято по-немецки, как по-русски говорят "Республика Куба", а не "Республика Кубы". Казалось бы, разница в одной букве, а в политическом смысле - почти дипломатический скандал: ФРГ считала себя государством, которое представляет всех немцев, а в СССР - что это одна из республик страны Германии.

На вопрос о том, есть ли трудности с переводом российского премьера Владимира Путина, который, как известно, любит употреблять своеобразные словечки, выражения и метафоры, вроде "мочить в сортире", Павел Палажченко ответил, что его речь довольно ясная и вполне поддается профессиональному переводу. Само выражение "мочить в сортире", по его словам, переводили в свое время правильно.

Что невозможно перевести, так это знаменитую "кузькину мать" Никиты Хрущева, признается Палажченко. "Но это ведь фраза, которая должна переводиться по смыслу, - уточняет он. - А по смыслу это не трудно перевести. Сейчас говорят по-другому: "мы сделаем так, что вам мало не покажется".

При этом Палажченко подчеркнул, что к переводчику не может быть претензий, если он перевел без смягчения жесткое заявление руководителя: последний должен отвечать за свои слова.

(Прим. NEWSru.com: здесь вспоминается известный момент из пьесы Михаила Булгакова "Иван Васильевич", экранизированной Леонидом Гайдаем:

Дьяк. Посол шведский тут.
Милославский. Давай его сюда.

Дьяк впускает Шведского посла. Тот, взглянув на Буншу, вздрагивает, потом начинает делать поклоны.

Посол. Пресветлейши... вельможнейши... государ... (Кланяется.) Дер гроссер кениг дес шведишен кенигсрейх зандте мих, зейнен трейен динер, цу имен, царь и фелики князе Иван Василович Усарусса, дамит ди фраге фон Кемска волост, ди ди румфоллвюрдиге шведише арме эроберы хат, фрейвиллиг ин орднунг бринген...

Милославский. Так, так... интурист хорошо говорит... но только хоть бы одно слово понять! Надо бы переводчика, Фединька!

Дьяк. Был у нас толмач-немчин, да мы его анадысь в кипятке сварили.

Милославский. Федя, это безобразие! Нельзя так с переводчиками обращаться! (Бунше.) Отвечай ему что-нибудь... а то ты видишь, человек надрывается.

Бунша. Я на иностранных языках только революционные слова знаю, а все остальное забыл.

Милославский. Ну, говори хоть революционные, а то ты ведь никаких слов не произносишь... Как рыба на троне! (Послу.) Продолжайте, я с вами совершенно согласен.

Посол. Ди фраге фон Кемска волост... Шведише арме хат зи эроберн... Дер гроссер кениг дес шведишен кенигс рейхе зандте мих... унд... Дас ист зер эрнсте фраге... Кемска волост...

Милославский. Правильно. Совершенно правильно. (Дьяку.) Интересно бы хоть в общих чертах узнать, что ему требуется... Так сказать, идейка...смысл... Я, как назло, в шведском языке не силен, а царь нездоров...

Дьяк. Он, батюшка, по-немецки говорит. Да понять-то его немудрено. Они Кемскую волость требуют. Воевали ее, говорят, так подай теперь ее, говорят!..

Милославский. Так что же ты молчал? Кемскую волость?

Посол. О, я... о, я...

Милославский. Да об чем разговор? Да пущай забирают на здоровье!... Господи, я думал, что!..

Дьяк. Да как же так, кормилец?!

Милославский. Да кому это надо? (Послу.) Забирайте, забирайте, царь согласен. Гут.

Дьяк. О господи Исусе!

Посол (обрадован, кланяется). Канн их мих фрейцелен унд ин мейн фатерланд цурюккерен?

Дьяк. Он спрашивает, можно ли ему домой ехать?

Милославский. А, конечно! Пускай сегодня же и едет. (Послу.) Оревуар.

Посол (кланяясь). Вас бефельт цар и фелики кнезе Иван Василович ден гроссен кениг дес

Шведенс хинтербринген?

Дьяк. Он спрашивает: чего королю передать?

Милославский. Мой пламенный привет.

Бунша. Я не согласен королю пламенные приветы передавать. Меня общественность загрызет.

Милославский. Молчи, бузотер. (Обнимает посла, и у того с груди пропадает драгоценный медальон.) Ауфвидерзеен. Королю кланяйтесь и скажите, чтробы пока никого не присылал. Не надо. Нихтс.

Посол, кланяясь, уходит с Дьяком.)