Недавно в Харькове погиб 11-летний мальчик. Одна из версий — самоубийство. Мой сын — ровесник погибшего ребенка, и меня волнует, почему дети уходят из жизни. Надежда Шаповалова

Быть иль не быть?

— В подростковом возрасте люди начинают искать смысл жизни и задавать себе вопросы: «Кто я? Что я? Зачем я? Для чего я нужен? Какие у меня отношения с другими людьми?», — объясняет заведующая областным центром практической психологии и социальной работы Харьковского областного научно-методического института непрерывного образования, психолог-методист Елена Маринушкина.

Если подросток не может сформулировать для себя ответы на эти вопросы — с ним может случиться беда. Особенно опасно, если «грешные» думы начнут одолевать во время кризиса, к примеру, если у него не ладятся отношения с ровесниками, или если ребенок решит, что он — проблема для всех, что из-за него у родителей одни неприятности. Психолог считает, что самая худшая установка, которая может подтолкнуть к роковому шагу: «Я плохой — и вы плохие». Решение свести счеты с жизнью может возникнуть и у ребенка, которому все разрешено, чьи желания и прихоти всегда удовлетворяются: даже пустяковый первый запрет может показаться ребенку крахом.

Подростки верят в чудесное спасение


Елена Маринушкина рассказывает, что в подростковом возрасте может отсутствовать страх смерти: дети не верят в то, что умрут, им трудно представить, что их уже не будет, верят в то, что в последний момент их кто-то спасет. Детей вводят в заблуждение и мистические учения о жизни после смерти (подростки к ним очень тяготеют), и компьютерные игры. Если дитя живет в виртуальном мире, где любимый герой на экране совершает фантастические трюки — ребенку кажется, что он тоже может так рискнуть, прыгнуть в пропасть — и останется жив.

— Как-то я беседовала подростком, у которого, несмотря на 14-летний возраст, были абсолютно детские представления о жизни, времени и пространстве: он никак не мог понять, что нельзя быть в двух местах одновременно. А потом меня осенило: он уверен, что в жизни все происходит так, как в компьютерной игре, — рассказывает Елена Маринушкина.

Кроме того, подросток может расценивать суицид как красивый поступок.

— Смерть может быть ритуалом: сегодня существуют молодежные группировки, где приветствуют поклонение смерти. Но она может быть и подражательством. Толчком к суициду может послужить фильм с подобным сюжетом. Одна девочка рассуждала следующим образом: «А люди на похоронах скажут, мол, какая она красивая лежит в гробу, прямо как невеста!».

С ребенком нужно больше разговаривать



С подростком нужно обязательно много общаться, помочь создать представление о себе: кто он, зачем живет, какие у него ценности. Потому что отследить момент, когда с ребенком может произойти самое страшное, очень сложно, говорит Елена Маринушкина. Насторожить родителей могут изменения в поведении ребенка: погруженность в себя, депрессия, фразы «Я никому не нужен», «Никто меня не понимает», «Зачем мне жить?» Нужно понаблюдать за ребенком, поинтересоваться его состоянием, обсудить с ним, что его волнует. А в ответ на демонстративное заявление: «Не разрешите — повешусь или прыгну из окна» — нельзя отвечать: «Ну и пожалуйста». Ребенок действительно может решиться на такой шаг.

— В наше время большинство родителей много работают и практически не бывают дома, -- говорит специалист. — Когда подросток обращается к маме или папе с вопросом — им некогда с ним пообщаться, и они частенько отмахиваются: «Потом». А потом уже бывает поздно. У ребенка может сложиться впечатление, что он действительно никому не нужен.

При настораживающем поведении ребенка Елена Маринушкина рекомендует обращаться к специалистам.