Банановые волки, портрет Тараса Шевченко из тополиного и кошачьего пуха, горы из капустных листьев — такие «экологически чистые» картины привезли в Харьков мастера из Сум.

7 сентября в Харьковском художественном музее открылась выставка флористов из Сум.
— Меня заинтересовало творчество этих флористов. Их техника — новая, оригинальная и очень интересная, — рассказывает заведующая музеем народного искусства Слобожанщины Ольга Евсеева. — Харьковские флористы работают в основном с соломкой, растениями, лепестками цветов, но такого разнообразия использования и сочетания материалов у наших мастеров нет. 

Мастера из Сум действительно обворожили удивительно уютными картинами из «натурпродуктов»: пушистых водорослей и мха, разноцветной коры деревьев, нарядной соломки, морских камешков, листьев кукурузных початков, кожуры грейпфрута, яичной скорлупы. Природные фантазеры приехали к нам со своей идейной вдохновительницей — руководителем творческого объединения флористов при одном из сумских заводов Ларисой Шаклеиной. Лариса Митрофановна начала работать с природными материалами почти треть века назад. Мастер вспоминает, что литературы по флористике тогда не было и все премудрости приходилось осваивать с нуля. 

Сейчас Лариса Митрофановна — ас своего дела: она собирается написать книгу по флористике. В Харьков мастер привезла 150 работ — собственные картины и работы своих учеников (а их у Ларисы Шаклеиной уже несколько сотен). Одна из ее последовательниц — Лидия Шестакова — признается, что дебютировала во флористике «добровольно-принудительно». 

— В начале 90-х на нашем заводе активно вовлекали в кружки, — вспоминает Лидия Тодосовна. — Несмотря на то, что я уже ушла на пенсию и совсем не умела рисовать, меня почти заставили заниматься в кружке флористики. Причем всем участницам дали задание делать натюрморты с цветочками, а мне досталась самая трудная картина: часовня в Сибири. Сначала я решила, что делать такую работу сложно и нудно, а потом увлеклась всерьез. 

— Флористика завораживала меня с детского сада, — рассказывает одна из авторов картин Светлана Филек. — По профессии я педагог, но в 90-е годы стали закрываться детсады, рабочих мест не хватало, и я пошла на курсы флористов. Со временем это стало и хобби, и второй профессией: я преподаю это искусство в Сумском областном центре внешкольного образования и работы с одаренной молодежью.

Лепестки роз — драгоценный материал

 

Флористов объединила страсть к собирательству: они пристально присматриваются ко всему, что дарит природа, и пробуют любые материалы. 

— Мой любимый материал — береста: работать с ней одно удовольствие, — говорит Лариса Шаклеина. — Береста очень сложна, но, наверное, это даже хорошо: чем труднее дается картина — тем интереснее. Люблю и тополиный пух. По-настоящему драгоценный материал — лепестки роз: они очень долговечны. Многим моим картинам исполнилось почти три десятка лет, а лепестки не потеряли цвета. Даже если они немного выцветают от времени — приобретают лишь красивый пастельный оттенок. 

Самый любимый материал почти всех флористов из Сум — соломка. 

— Этот материал нравится мне своим блеском, — восхищается Лидия Шестакова. — У соломки ржи, пшеницы, ячменя разные тона: можно подобрать любой — от самого светлого и яркого, как солнышко, до очень темного. А чтобы придать соломке нужный оттенок (от светло-коричневого до черного) — ее нужно прижигать утюгом. 

— Натуральная соломка может быть зеленой, и тогда ее не нужно подкрашивать. Овес хорош тем, что он золотистый, тонкие стебельки ячменя подходят для контурной техники: из него получаются будто атласные ленточки. А толстые стебли пшеницы замечательны, например, для изготовления крупных фрагментов: если разгладить пшеничную соломку — получается широкое полотно. Вообще же от соломки исходит особая энергетика, — считает Светлана Филек. 

К слову, многие флористы-горожане выращивают материал для своих произведений сами: сеют овес и пшеницу на дачах. 

Коты принесли себя на алтарь искусства

 

Флористы используют все, что обычные люди просто выбрасывают: скорлупу яиц, чесночную шелуху. На картине Александры Федиенко горы выложены лиловыми капустными листьями, ночное небо — листьями с кукурузных початков. На другой картине мастерицы — «заснеженное» чесночной шелухой село и «банановые» волки, изготовленные из истонченной высушенной кожицы банана. «Жадные» до природной палитры флористы «кладут глаз» даже на своих домашних питомцев. 

— У нас безотходное производство, — смеется Лариса Шаклеина. — Однажды я расчесывала своего белого пушистого кота и вдруг подумала: «Почему бы нет?» — и стала создавать картины. 

Так из кошачьего и тополиного пуха родился, например, портрет Тараса Шевченко. А Лидия Шестакова использовала в своих картинах другие «детали» домашнего любимца: 

— Я заметила, что у кота выпадают усы, и подумала, что из них можно делать прекрасные работы. К примеру, картину «Водопад» я сделала из шелухи чеснока, а тончайшие нити воды — из усов своего кота: они замечательно демонстрируют падающие струи. 

Флористика не для ленивых

 

Флористика — искусство не для ленивых: работа очень тонкая, почти ювелирная и очень кропотливая. В среднем на одно произведение уходит 3-4 месяца, а на сложную работу — год. Во имя такого искусства нужно очень постараться и набраться терпения. К примеру, соломку недостаточно просто «пришлепнуть» к ткани или картону. Сначала ее нужно разрезать скальпелем пополам, прокипятить, а потом прогладить. Натюрморт — букет сирени из соломки, например, — это скрупулезный и тончайший труд. Соломку нужно размягчить, аккуратно вырезать из нее крошечный цветочек, каждый малюсенький лепесточек (чтобы он был не плоским, а чашевидным) продавить специальным приспособлением — булькой. Затем плотненько приклеить цветочки, сделать листики сирени с прожилками и сотворить следующее чудо — создать из соломенного материала «стеклянную» прозрачную вазу. Если не удается сразу — приходится отрывать детали и делать все заново. 

Что дает такое занятие? 

— Дел множество: работа, большая семья — но после обычных забот я берусь за картину и забываю о времени, сижу до глубокой ночи и даже не чувствую усталости. Наверное, это большое дело, когда человек работает на подъеме и вкладывает душу, — говорит Лариса Шаклеина.