Украинское радио начиналось в Харькове. 85 лет назад в СССР появились первые радиовещательные станции: 12 октября — в Москве, а 16 ноября — в Ленинграде и Харькове.

Тогда позывные «Алло! Говорить Харкiв» прозвучали из здания на Рымарской, в котором сейчас находится филармония.

Когда к нам приходит молодежь, я им говорю: «Вы еще не родились, а я уже здесь работала», — говорит моя собеседница — «старейшина» Харьковского областного радио Нелла Гунченко. — Я пережила восемь главных редакторов — страшное дело! 

Нелла Алексеевна пришла на харьковское радио 7 июля 1967 года после окончания института культуры — на должность режиссера. 

— Это был золотой век радио, — вспоминает Нелла Алексеевна. — Дикторы и журналисты высокого класса, мощная инженерная служба, аппаратура по последнему слову техники, пленки — сколько хочешь. Когда я пришла, все дружно кинулись мне помогать — такая была атмосфера. 

Сегодня комнаты в здании по улице Чернышевской, 22 представляют жалкое зрелище, напоминая музей антикварной техники в обветшавшем интерьере советских времен. Такое впечатление, что здесь остановилось время... 

— Нет, время не остановилось, — смеется моя собеседница, — просто оно тут хранится. Может, и неспроста не делают ремонт, чтобы сохранить этот дух радио. 

Нелла Алексеевна вспоминает, что когда переступила порог радиокомитета, первым человеком, встретившим ее, оказалась… бабушка. Старушка в вытянутой кофточке прошамкала дебютантке: «Ну, пойдем наверх». 

— Бабушка эта здесь была всегда, — рассказывает Нелла Алексеевна. — Однажды кто-то пошутил: «Она, наверное, пришла сюда, когда Попов изобрел радио». А ему в ответ: «Да нет, сначала бабушка пришла, а потом Попов радио придумал». 

— Сусанна Геннадиевна Розова — запишите это имя большими-большими буквами! Это наша эпоха, наша легенда! — говорит Нелла Алексеевна. — Бабушка работала в секторе выпуска программ и знала все. 

Сусанна Геннадиевна была единственным в коллективе заслуженным работником культуры Украины. Кроме того, она слыла очень добрым человеком: к примеру, в любой час для любого корреспондента, вернувшегося с задания или командировки, у бабушки всегда наготове стакан горячего чая, сахарок в кусочках и кусочек хлеба. 

— Она всех вскормила этим хлебушком, — с трепетом говорит Нелла Гунченко. — Она нас всех здесь вырастила и научила любить свое дело. Она умерла только потому, что ушла отсюда.

Несмотря на строгости — за грубую ошибку в студии диктор мог потерять работу — случались у радийщиков и ляпы. 

Однажды Нелла Алексеевна записывала выступающего, режиссируя его речь. Вдруг звонок из дома: «Неля, мы слышали, как ты учила какого-то мальчика разговаривать». 

Оказалось, что техник проверял студию и случайно включил звук. На три минуты. 

— Слава Богу, что я не знала ни одного ругательного слова, и мы говорили только на профессиональные темы, — смеется Нелла Гунченко. — Вообще, слушатели обожают, когда мы спотыкаемся, и они могут нас поправить. Часто звонят специалисты-украинисты и говорят о том, что выступающие неправильно произносят слова, разговаривают на суржике. 

Поэтому для того чтобы работать на радио, Нелле Алексеевне пришлось выучить украинский язык в совершенстве. 

— У меня была тетрадочка, где я записывала сложные слова, — рассказывает она. — Радио — это эталон грамотной речи. Я и сейчас прошу учеников: заведите тетрадочку, записывайте то, на чем спотыкаетесь. ЛистопАд или листОпад — где ставить ударение? 
Говорить, как президент, или правильно? Но молодые слушаются не всегда. Хотя в свое время наши дикторы не стеснялись поправлять в студии высоких приглашенных гостей... 
Радио для меня — неразгаданное чудо, по сути, ты выпускаешь в эфир то, что входит потом в каждый дом. Я и девочкам своим говорю, ученицам: «Надо говорить так, чтобы у слушателей возникало желание хотя бы раз вас увидеть». 

Нелле Алексеевне это всегда удавалось. Лишним тому доказательством является то, что самое ценное для нее поздравление (в этом году она отметила 65-летие) она получила от незнакомых людей, которые подписались просто — «слушатели». 

— Значит, еще не забыли, еще знают, что я есть, — смахивает слезу Нелла Алек-
сеевна. 

За 42-летнюю карьеру на харьковском радио она обзавелась настоящими фанатами. Так, несколько десятилетий подряд ей звонит слушательница Бэла Левина. 

— Я знаю, когда у нее дети поступили в институт, когда родились внучата и когда она ушла на пенсию. Она советуется со мной, — с гордостью рассказывает легендарный диктор. — Иногда происходят забавные случаи: продавщицы или парикмахеры думают, что откуда-то меня знают, а оказывается, что только слышали.