В 2004-м Александр Рыкун стал лучшим футболистом украинской лиги по итогам традиционного референдума «Команды», но отказал нам даже тогда. Говорил, мол, признайте кого-то другого, но говорить ничего не хочется...

Таким Рыкун и остался. Причем к журналистам у него особых претензий нет. Просто не публичный он человек. Замкнутый, простой и гениальный. Футболист от Бога — это он доказывал не раз.

— Саша, как ты проводишь отпуск?

— Дома, с семьей.

— На острова почему не поехал?

— Для меня это очень далеко. Самолеты надоедают во время сезона. Я не большой любитель летать.

— Какое место отдыха запомнилось больше всего?

— В Эмиратах понравилось, в Таиланде. Но лучше всего дома — в Днепропетровске.

— А как часто ты посещаешь публичные места — кино, театр, магазины?

— Я вообще-то домосед. Хотя на хороший фильм можно и сходить.

— На спортивных мероприятиях бываешь?

— Нет, предпочитаю смотреть по телевизору — причем все виды спорта.

— Прессу читаешь?

— Если под рукой есть газета, всегда читаю. Сам никогда не покупаю, в основном беру у партнеров по команде. Больше всего люблю почитать высказывания тренеров после матчей. Интервью большие стараюсь не пропускать.

— А сам чего журналистов десятой дорогой обходишь? Обидел кто?

— Пресса часто выдает желаемое за действительное.

— Весной вокруг твоего имени было немало спекуляций. Много встречал версий своей бытовой травмы?

— Вот это мне и не нравится больше всего. Где-то что-то услышали — и давай... Неохота об этом вспоминать. О футболе надо писать.

— Саша, можешь сказать, что 2009-й тебе удался?

— Год был не из легких, но все хорошо, что хорошо заканчивается. Концовка, конечно же, вышла неплохой.

— Летом говорили, что ты вообще можешь закончить с футболом.

— Были проблемы со здоровьем, но в меня всегда верили и главный тренер, и руководители клуба. Я это ощущал, хотя самое главное, что сам в себя верил. Знал, что кое-что еще могу. Не мог бы — честно сказал бы, что пора уходить. Мирон Маркевич наверняка видел, как я тренируюсь, как постепенно набираю форму. Потом попробовал в игре — вроде бы получилось.

— Ваша с Джексоном связка наводит ужас на всех соперников «Металлиста». Легко играть с таким нападающим?

— Комфортно. Он понимает меня, я понимаю его. Взаимодействие действительно неплохое. Джексон — отличный форвард, с хорошим пониманием футбола. Думаю, что бразилец не затерялся бы и в солидном европейском чемпионате. С Денисом Олейником тоже, кстати, общий язык постепенно находим.

— Кто из нападающих, с которыми тебе довелось поиграть, понимал тебя с полуслова?

— Олег Венглинский. Стоило только посмотреть, а он уже там. Еще бы отметил покойного Степку Молокуцко. С ним мы тоже хорошо понимали друг друга...

— Джексон забил после твоих передач пять голов. После матча он тебя колой не угощает?

— Нет. Такой традиции у нас нет, но надо, пожалуй, ввести (смеется).

— Лига чемпионов для «Металлиста» — это реально?

— Реально, нереально, но играть мы можем со всеми. В Кубке УЕФА это доказали. Самое главное — в Лигу попасть. У нас ведь как получается: только на второе место выйдем — сразу что-то мешает. Может, перерастем это.
Маркевич рассказал, кого не будет в "Металлисте"

— Мог бы сказать, что сыграть в Лиге чемпионов — твоя мечта?

— Хотелось бы, конечно. Тот же «Рубин» доказал, что ничего страшного там нет.

— В последнем поединке года ты забил «Днепру». Приятно было огорчать бывшую команду?

— Я днепрянам не первый раз забиваю, поэтому для меня это уже не так важно. Хотя в Днепропетровске осталась частичка моей души. Я ведь сам из этого города. Не могу сказать, что сильно переживаю за днепропетровский коллектив, но слежу за ним с интересом. Думаю, команда должна скоро выстрелить. Все-таки для достижения каких-то целей там почти все есть, но вечно возникают проблемы...

— Из «Днепра» ты уходил при Олега Протасове. Почему у вас не сложились отношения?

— Поначалу он не видел меня в составе, и я ушел в «Металлист». Потом вроде возникла заинтересованность, но харьковчане все-таки были настойчивее и выкупили мой контракт. Да и внутренний голос подсказывал, что ничего хорошего в «Днепре» в ближайшие годы не будет. Так оно и получилось.

— У тебя есть агент?

— Нет. Я сам себе агент (смеется). Если ты играешь, тебя и без чьей-то помощи позовут. А агенты, на мой взгляд, только молодежь с толку сбивают.

— У тебя никогда не было проблем с тем, чтобы добиться тех условий контракта, которых ты хотел?

— Меня никто не обманывал. Ни в «Ильичевце», ни в «Днепре», ни в «Металлисте».

— Летом, когда ты не играл, Николай Павлов звал в «Ворсклу»?

— Нет. Я хорошо помню нашу совместную работу в Мариуполе, мы до сих пор общаемся с Николаем Петровичем, который многое мне дал и в профессиональном плане, и в человеческом. Но свое мы с ним уже отработали (смеется).

— Царская тропа снится?

— Тяжелее всего было бегать тесты. Тогда я еще молодой был, а сейчас бы точно не выдержал.

— Тебя удивило, что «Ворскла» выиграла Кубок Украины?

— Меня как раз — ни капельки. Павлов долго находился в творческом отпуске, я хорошо знаю, как ему было сложно без футбола, за которым он соскучился. Я ему всегда говорил: «Петрович, вы еще докажете...»

— Саша, ты доволен своей карьерой в сборной?

— Можно было бы и побольше сыграть, но жаловаться я не буду. У Олега Блохина были свои взгляды на игру. Ставка была на физику, атакующие футболисты у него были не в почете. Но результат был, поэтому обиды здесь неуместны. Против Блохина ничего сказать не могу.

— Но на чемпионат мира ты так и не поехал...

— А это не его вина. Я тогда как раз в «Днепре» два месяца не играл — как можно было меня брать в Германию?

— В отборе к следующему мундиалю ты не выступал ни разу, хотя перед матчами с Грецией как раз начал отдавать свои знаменитые передачи. Скажи, ждал вызова на поединки плей-офф?

— Не вижу смысла сейчас об этом говорить. По-моему, команду готовили под Евро-2012, вводили молодых ребят. Зачем вызывать 30-летних на два матча? Мнение болельщиков — это эмоции. Тренер смотрит на эти вещи совсем по-другому. Хотя я, конечно же, думал, что наши пройдут греков.

— Говорят, что сборная сыграла не на сто процентов своих возможностей, а на сколько процентов играет в футбол Александр Рыкун?

— Я не математик и считать проценты не буду... Кое-что действительно можно было бы изменить, но я думаю, что карьера сложилась нормально.

- Саша, расскажи о своей семье.

— Жена Таня — домохозяйка. Старший сын, Марк, уже поступил в институт, а младший, Антон, начал заниматься футболом в Днепропетровске.

— Папа его тренирует?

— Иногда подсказываю, но у него хороший тренер — Собецкий Сергей Иванович.

— И как чувствуешь, получается у Антона?

— Для девяти лет техника вроде бы ничего, с мячом обращается неплохо, но проблемы, как и у папы, с весом (смеется). Хотя пусть по мячу пока попадает, футбол правильно понимает, а набегаться еще успеет.

Евгений ГРЕСЬ, газета «Команда»