В нашей стране главная ассоциация с 17 января – выборы президента. Однако в этот день, кроме столь важного события, многие граждане Украины будут вспоминать известного политика Евгения Петровича Кушнарева. Именно 17 января, три года назад, ушел из жизни этот яркий человек и государственный деятель.

Для многих в стране Евгений Петрович был очевидным претендентом на президентский пост. Он выгодно отличался и от политических недругов, и от формальных политических друзей. Буквально за несколько дней «оранжевого» мятежа Кушнарев продемонстрировал такие качества политика и государственного деятеля, что получил устойчивые симпатии даже бывших противников.

Сразу же после выступлений Кушнарева на площади Свободы в Харькове стало очевидно, что по уровню ораторского мастерства он в числе первых. И тогда же стало ясно, что он – первый по четкости и устойчивости политической позиции. На фоне многочисленных перебежчиков и колеблющейся «верхушки» Кушнарев выглядел не просто последовательным, но в какой-то мере даже пассионарным. Качество, редкое не только в украинской политике.

Не побоявшись выглядеть агрессивно, Кушнарев в 2004 году особенно напоминал себя же пятнадцатилетней давности -- времен «Демплатформы». Умение обосновать любое свое действие и в то же время нежелание скрывать эмоции – этим тоже могли похвастаться немногие. И в 2004-м, и в 2006-м Кушнарев отстаивал контрреволюционные позиции, как он сам с некоторой горечью называл их, убедительнее других. Потому что не струсил и не продался в отличие от многих и многих бывших «соратников». И это понравилось не только харьковчанам.

Будь он жив, он бы обязательно участвовал в президентских выборах. И был бы кандидатом – уникальным для наших условий. Во-первых, умным и грамотным – и не кабинетным умом, и не поверхностной грамотностью, а «от природы», гармонично, не в ущерб эмоциональности. Евгений Петрович всерьез и критически интересовался научными работами и формулировал свои политические идеи с учетом прочитанного. Он был идеологом в буквальном значении этого слова – создателем, разработчиком идеологии.

Во-вторых, ум и грамотность Кушнарева в сочетании с ораторскими качествами давали на выходе угрожающее «оружие»: если нужно было посадить собеседника «в лужу», Евгений Петрович делал это блестяще. Представьте его на предвыборных дебатах: уж он бы точно не отказался выйти на словесную дуэль с любым соперником.

В-третьих, будучи искренним демократом, Евгений Петрович не был популистом. А таким сочетанием качеств в нашем «политикуме» не может похвастаться практически никто. Привычка «заигрывать» с народом плотно укоренилась в украинской политике - а Кушнарев на это не шел никогда. Даже когда был лидером «Демплатформы». Напротив, если приходилось идти на какие-либо непопулярные шаги, он предпочитал заявить о них во всеуслышание.

И по тем же причинам Кушнарев скептически относился к «наивным» составляющим демократии, понимая, что демократия требует порядка, а значит - жесткости. Сегодня, когда различные украинские политики активно эксплуатируют идею «сильной руки» (в надежде добиться единоличной власти), он предложил бы людям не диктатуру, но сильную власть. Для него демократия была не «священной коровой», как для многих политических посредственностей, а инструментом гармонизации, развития общества – инструментом эффективным, но не единственным и не «сакральным».

Все это было проявлением исключительного, по современным украинским меркам, государственного мышления Кушнарева. Украинская политика в целом – штука провинциальная, местечковая. Мышление абсолютного большинства наших политиков заканчивается на их собственном заборе, а за ним – хоть трава не расти. Извечное «моя хата с краю» - это как раз о них. Масштаба мышления им не хватает ни на пространство немаленькой страны, ни на прогнозирование событий. Кушнарев в этом отношении был не политиком, а государственным деятелем.

Евгений Петрович всегда рассуждал и действовал как государственник. Во многом это было следствием опыта – все-таки он прошел советскую политическую школу, а в Союзе учили управлять, а не набивать карманы. Но в то же время умение мыслить масштабами государства – это еще и результат образованности Кушнарева, проявление интеллектуальной развитости и эрудиции, немыслимых для мещанской столицы и ее сателлитов. Именно поэтому во многих вопросах он был очень жестким – просто потому, что знал куда больше других.

Естественно, жесткость Кушнарева очень многих раздражала. Он был бескомпромиссным в принципиальных вопросах -- и, конечно, дельцов от политики это выводило из себя. Однако для Евгения Петровича не составляло труда вступить в диалог даже с политическими конкурентами. Другое дело, что в диалоге он последовательно отстаивал занятые позиции. Но дело-то все в том, что позиции эти Кушнарев занимал осмысленно, а не как нынешние отечественные лидеры - упрямо, подобно ишаку на горной тропе. Евгений Петрович всегда был готов пересмотреть свои позиции, если становились известны какие-то новые факты, появлялся некий новый опыт.

Заметьте: не отказаться готов, а пересмотреть; это просто признак самокритичности. В том же 2004 году Кушнарев наиболее жестко занял антиоранжевую позицию (когда кругом все активно перебегали, переходили и переползали), но его книги – и «Конь рыжий», и «Выборы и вилы» - показывают, что в поиске причин происходящего Евгений Петрович анализировал в том числе и свою деятельность. Не правда ли, этот подход отличается от сегодняшнего массового «обмена» обвинениями в катастрофе между первыми лицами страны? Умение признавать свои ошибки – это проявление честности, качества, в политике очень неудобного. С точки зрения карьеры – неудобного. Но нашему государству ох как тяжело без политиков такого плана…

Упомянутая жесткость и решительность в 2004 году многих противников Евгения Кушнарева превратила в его симпатиков. Нынешние украинские «лидеры» с решительностью в напряженных отношениях. Они ею либо не обладают вовсе, либо вместо нее демонстрируют истерическую агрессивность. На этих выборах решительных политиков нет. Формальные лидеры – есть, а действительных – нет. Кушнарев был бы единственным. Может, поэтому его и нет…

Всегда бороться за свои убеждения и быть с людьми»



Умный и решительный политик, вдумчивый аналитик, блестящий оратор Евгений Кушнарев никогда не стеснялся высказывать свое мнение по любым жизненно важным для Харькова и Украины вопросам. С тех пор прошли годы, но многие его мысли и сегодня не теряют актуальности.

О выборах. У нас, чтобы изменить ситуацию в стране, есть только два инструмента — выборы и вилы. Когда я говорю «у нас», то имею в виду и народ, и политиков, которые выступают с теми или иными призывами, и ту часть общества, которая на них реагирует.

Выборы или вилы? Процедура или бунт? Эволюция или революция?

Я был и остаюсь сторонником эволюционного пути. Потому что революция — это всегда разлом, необратимость. Тогда как эволюционный путь позволяет нам при необходимости отступить назад, оценить: что мы сделали правильно, а что пошло не так, как задумывалось. И внести необходимые коррективы.

О перспективах Украины. Я согласен с теми, кто считает, что в стратегической перспективе иного выхода, как пытаться найти формулу объединения патриотичных, здоровых и неодурманенных людей, стоящих под разными знаменами, нет. Противостояние уже истощило политическую элиту Украины. Уже поставило крест на всех достижениях в экономической и социальной сферах последних лет и фактически подвело нас к катастрофе. Но я все равно верю в то, что у зла нет перспективы, и добро, опираясь на разум, победит.

О федерализме и сепаратизме. Это совершенно противоположные понятия, их нельзя ставить в один ряд. В этом и беда, что вопросы внутреннего устройства, которым является вопрос о федеративном устройстве Украины или возможная автономизация, отождествляют с действительно страшным понятием «сепаратизм», т.е. отделением какой-то части государства.

Я не сомневаюсь, что путь децентрализации власти -- единственно возможный для Украины исходя из глубоких исторических, ментальных, культурно-языковых, религиозных отличий востока и юга от запада Украины. Нужно не пытаться нивелировать эти различия, а закрепить их законодательно. И дать право людям думать и говорить на родном языке, ходить в свою церковь, соблюдать традиции, обычаи, которые присущи данным территориям.

О статусе русского языка. Языковая проблема в наиболее концентрированной форме сегодня проявляется у нас в противопоставлении украинского языка русскому. На мой взгляд, из формулы противостояния мы должны перейти к формуле сосуществования. Нужно найти формулу равенства двух главных языков украинского народа. То, что украинский язык нуждается в поддержке и развитии — это аксиома. Я готов под этим подписаться. Но такая защита не должна проводиться за счет ограничения сфер использования русского языка.

О своем кредо. Всегда бороться за свои убеждения и быть с людьми.

В жизни нельзя ни к чему приспосабливаться. На самом деле очень легко найти компромисс с собственной совестью и даже с окружающими, если жизнь без проблем ставить на первое место. Но я так жить не хочу и не буду.