Общество

  • 3739
  •  / 

Власти не могут – россияне помогут?

фото:

Власти не могут – россияне помогут?
Идеей создания музея Шаляпина в Харькове заинтересовались россияне. В субботу консул-советник генерального консульства Российской Федерации в Харькове Игорь Строке побывал около дома, у которого несколько раз в год собирается харьковская интеллигенция — почитатели гения мирового сценического искусства Федора Шаляпина.
Немолодые в основном люди — заслуженные деятели искусств и кандидаты технических наук, поэты и певцы, обычные харьковчане — вынуждены не первый год проводить и в дождь, и в снегопад свои встречи на улице: около дома, принадлежавшего когда-то выдающемуся харьковскому профессору-отоларингологу Степану Гавриловичу Сурукчи.
В начале прошлого века этот харьковский врач был дружен со знаменитым оперным певцом Федором Шаляпиным. И не только потому, что лечил ему голосовые связки. Степан Сурукчи был высоким ценителем искусства — как минимум с 1903 по 1915 год в его гостеприимном доме проводились встречи харьковской интеллигенции с выдающимися деятелями искусств. Старожилы вспоминают, что в особняке на Садовой, 5 (теперь это улица Чубаря, 7/9), в тихом уютном дворике, за самоваром Федор Шаляпин — мировая знаменитость — в неофициальной обстановке исполнял для харьковчан фрагменты из арий и народные песни.
Охраняется государством?
Теперь на месте частного дворика с фруктовым садом и двумя работающими каменными фонтанами — придомовая территория бухгалтерии Киевского районо. Да и сам дом назвать особняком язык не поворачивается — впечатление такое, что со времен гражданской войны, когда Степану Гавриловичу пришлось отдать дом государству, ремонт фасада не проводился. По сохранившейся мраморной лестнице с коваными перилами страшно идти — некоторые ступеньки отвалились. Еще более жуткое зрелище ожидает на втором этаже дома — пола там практически нет, полное запустение. А ведь это — памятник архитектуры, который должен охраняться государством! В каком состоянии пребывает памятник внутри, известно только его хозяевам — работникам районного отдела народного образования.
О том, что здесь когда-то бывал Шаляпин, можно узнать из мемориальной доски, скромно приютившейся сбоку — на торце здания (фасад занимает фирменная вывеска районо). Мемориальная доска по-явилась 21 августа 2004 года благодаря стараниям общественности. Один из инициаторов ее появления, историк-культуролог, член Союза журналистов и автор книги «Шаляпин и харьковчане» Валерий Берлин рассказал корреспонденту «Вечерки» о планах общества.
Необходимо создать на базе дома Сурукчи культурный центр, считает Валерий Давидович, где могла бы собираться харьковская интеллигенция. Это был бы не только музей Шаляпина, но и музей личных коллекций, современной фотографии, что особенно актуально при существующем дефиците помещений для многих музейных инициатив харьковчан. Это должно быть место, где устраивались бы выставки, концерты, проводились встречи для взрослых и детей — с рассказами о культуре и истории Харькова.
Пока — констатирует исследователь жизни и творчества Шаляпина — здание занимает организация, которая могла бы располагаться в другом, более подходящем месте. Дом Сурукчи как памятник архитектуры и одновременно памятник истории требует особого, бережного отношения и должен использоваться как очаг культуры — эта функция была присуща ему еще в конце XIX века. Как сейчас модно говорить — дом «для клубной тусовки».
Со времени прошлогодних шаляпинских встреч музыкальной общественности (см. публикации «Вечерки» от 8 февраля и 30 августа 2005 г.) ничего не изменилось, говорит Валерий Берлин. Потому что «у всех головы были в политике». И вот «только что изменилась городская власть и надо надеяться, что будет что-то меняться и в культурной политике. Мы все в ожидании этого», — подчеркнул писатель. Народ, изголодавшийся за время предвыборной кампании по культуре и истории, очевидно, заинтересуется новыми публикациями, считает Валерий Берлин.
Недавно Валерий Давидович выступал в библиотеке Короленко с рассказом о своих последних находках. Ему удалось найти ряд материалов, связанных с именем харьковского полицмейстера Ивана Ивановича Шостенко. Несмотря на профессию, этот потомственный дворянин был довольно прогрессивным для своего времени. Он находился в центре многих культурных событий, очень часто помогал Шаляпину, приезжавшему в Харьков. Они дружили, и Шаляпин подарил ему свой портрет с надписью.
Это преступление ХХ века!
«Нам всем вместе надо драться за то, чтобы вернуть городу Харькову понятие «культура». Я считаю, что если город допустил, что особняк находится в таком затрапезном виде и что Шаляпин не нужен точно так же, как не нужен русский язык, то это огромное преступление ХХ и ХХI века». Так, достаточно жестко, высказался на встрече режиссер-постановщик харьковского оперного театра Леонид Куколев.
Как профессионал с сорокалетним стажем Леонид Куколев убежден, что исполнительское искусство Шаляпина — это чрезвычайно высокая классика. Шаляпин — сегодняшний, а не вчерашний певец. «Я всегда считал и считаю, что голос является не самоцелью в жизни артиста, а средством для выражения эмоций. В своих спектаклях «Борис Годунов», «Отелло», «Поэт» (о судьбе Шевченко) я добивался именно этого, — чтобы была органичная жизнь на сцене, выраженная голосом», — заявил заслуженный деятель искусств Украины Леонид Куколев. «Послушайте записи Шаляпина. Там же все есть! Не надо даже смотреть спектакль, надо только слушать, и ты все представляешь себе воочию, потому что он умел пользоваться своим голосом».
Леонид Григорьевич убежден, что надо восстанавливать исполнительское искусство Шаляпина, возвращать сценическую культуру того времени. Ибо бездуховность современного мира, выраженная, например, в трансляции попсовых концертов по радио и телевидению, не красит человека, а оболванивает его.
Восток нам поможет?
Присутствовавший на встрече консул-советник генерального консульства Российской Федерации в Харькове Игорь Строке рассказал корреспонденту «Вечерки», что случайно узнал о том, что в этом доме бывал Шаляпин. Благодаря настойчивости Валерия Берлина, обратившегося в консульство, россияне узнали об этой истории. И на состоявшейся в субботу встрече познакомились, наконец, с людьми, которые бескорыстно, на общественных началах, пытаются восстановить историческую справедливость и отдать дань уважения русскому певцу с мировым именем. Каким образом российская сторона посодействует этому процессу, пока неизвестно. Игорь Альфредович сообщил, что пока необходимо «разобраться с ситуацией» и нащупать те возможности, которые можно будет реализовать вместе с харьковскими властями. «То, что будет зависеть от нас, мы, конечно, сделаем. И поможем восстановлению дома…» Вообще, харьковская архитектура дипломату нравится: «если старые дома отреставрировать, привести в порядок, город будет еще лучше». Однако, по мнению Игоря Строке, никто лучше харьковчан не знает свой город, поэтому никто со стороны при всем своем желании и старании не сможет сохранить местную культуру, «которая здесь еще осталась…»
«Невозможо ограничить образ Шаляпина только одним городом или даже одной страной, — считает российский дипломат. — Это человек с мировым именем. Я не делаю какого-то открытия, но история и культура наших народов настолько переплетены, что, говоря о Харькове и украинской культуре, мы подразумеваем и культуру российскую. Одна культура дополняет другую. Нам бы хотелось, чтобы мы не забывали друг друга, чтобы мы помнили, откуда мы. Думаю, что мы просто обречены на сотрудничество: два братских, два родственных народа с общей культурой, общими традициями. В этом наша духовная сила».
Искусство границ не имеет
Мнение консула-советника Игоря Строке невольно поддержала харьковская поэтесса и переводчик Ольга Волович, которая на встрече «шаляпинцев» прочитала свои новые стихи:
Искусство границ не имеет,
Талант не имеет границ.
Искусство мудрей и сильнее
Чиновных, уверенных лиц…
К чертям все на свете таможни,
Барьеры из сумрачных виз.
Искусство убить невозможно.
Оно не имеет границ.

Ольга Яковлевна считает, что вообще нельзя культуру смешивать с политикой. Это преступно. Потому что, как бы мы ни пытались «забыть» великую российскую культуру, Пушкина, например, или Шаляпина уничтожить нельзя — эти имена имеют мировую ценность.
Шаляпинский бас был российских полей порожденьем.
Он стены Большого театра умел сотрясать.
Такой Мефистофель на сцене, что кровь леденела,
Сам Федор Шаляпин великим царям был под стать.
Гремел его бас над безумством двадцатого века.
Сквозь войны и мрак, революций бушующих шквал
Гремел его бас, утверждая добро в человеке,
А родину он, словно душу свою, отрывал.
И нет ему равных поныне — по мощи и силе.
Тот бас на хлебах эмигрантских недолго звучал,
Он был и остался страдающим сердцем России
Сквозь войны и мрак, революций бушующих шквал.

Эпилог
Гении знают себе цену. Говорят, однажды, после концерта, Шаляпин и Вертинский (который, кстати, тоже бывал в доме Сурукчи) сидели в кабачке. В ожидании заказа Шаляпин стал рисовать что-то на скатерти (а рисовал он довольно хорошо). Не узнав певца, хозяйка кабачка набросилась на него с требованием заплатить за скатерть. Шаляпин отдал деньги, но скатерть забрал с собой. Вглядевшись в лицо гостя и узнав его, хозяйка сообразила, наконец, какую выгоду могла бы принести ее заведению скатерть, разрисованная самим Шаляпиным. Но было уже поздно. На предложение совершить обратную сделку Шаляпин ответил:
— Простите, мадам, скатерть моя, я купил ее у вас. А теперь, если вам угодно получить ее обратно, заплатите за нее… в пять раз больше!
Мораль такова: любой город посчитал бы за честь иметь историю, связанную с именами великих людей. Мы можем гордиться нашей историей и не притягивать за уши легенды, как какой-то захудалый райцентр, радостно сообщающий в туристических справочниках, что под сенью пригородного дуба проездом целых две минуты стоял сам Пушкин.
Харькову есть чем гордиться без придуманных историй и мифов. Он всегда был в центре внимания российской и украинской интеллигенции, в ауре хрестоматийных имен и незаурядных личностей.
Увы, мы не ценим то, что имеем. В частности, печальную историю с домом Сурукчи нужно завершать как можно скорее: здание на глазах дряхлеет как пожилой человек, лишенный любви, заботы и внимания. Да и есть опасение, что памятник архитектуры может быть «прихватизирован» и в нем появится очередной модный бутик с иностранным шмотьем или новое казино (дом находится в историческом центре Харькова).
В свое время власти предлагали «шаляпинцам» устроить музей на Ивановке или на канатном заводе в районе Баварии. И это при том, что дом Сурукчи — единственный оставшийся, где Шаляпин бывал (остальные в городе не сохранились). Около старинного особняка на ул. Чубаря, 13 находится лицей искусств № 133. Как говорится, сам Бог велел устроить музей на тихой старинной харьковской улочке.
Интеллигентные тихие «шаляпинцы», в отличие от коммерсантов, не в состоянии обивать пороги чиновников и заинтересовывать тех в «решении вопроса». Они просят, ждут и надеются. Показывают фото с подписью, что Шаляпин был в доме Сурукчи 23 мая 1910 года. Может быть, хотя бы к этой дате проблема создания музея Шаляпина будет решена? И город не забудет о том, что ему посчастливилось когда-то принимать высокого гостя — артиста мировой славы и просто замечательного человека Федора Шаляпина?
ОН Клиник Харків

Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

программа комментарииЛого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • youtube
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2776.39 грн
100 EUR 3170.91 грн
10 RUB 4.2331 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи