Резные консоли и карнизы, кресла и диваны «под Италию», греческие колонны, нарядные столики в стиле ампир с изогнутыми ножками. Автор этих и многих других работ -- резчик по дереву с 15-летним стажем Юрий Шептун.

Самая старая мебель, которую ему довелось реставрировать, была изготовлена в начале прошлого века.

-- После царских времен еще осталось немного модерна, – рассказывает мастер. – Я полностью восстанавливал столы, кресла, зеркала, утраченные на них завитушки, мелкие листочки в стиле рококо. Работа по реставрации очень интересная. Когда повторяешь старых мастеров, и сам учишься их технике, начинаешь понимать все тонкости старых работ.

В отличие от стандартной современной мебели, сделанной для всех и ни для кого, резные предметы красноречиво говорят о пристрастиях своих хозяев. Вот декор из красного дерева со сдержанными библейскими сюжетами. Шкаф с встроенным сейфом: брутальная “мужская” резьба, стилизованная под Хвек -- разъяренные охотничьи псы, охота на медведя, на оленя, на лисиц. Кокетливый круглый столик на высокой ножке - исключительно женская вещица. Шкаф для кабинета с “воинственной” резьбой на тему Древней Трои. Подчеркнуто монументальные греческие колонны и скромная настольная вазочка для карандашей и ручек.

Заказчиков у мастера немало, но резные изделия очень дороги, и любители таких вещей не живут в хрущевках. Сосна, орех, груша и клен – материалы с огромными возможностями: богатый оттенками и очень теплый. Денежные люди мебель хотят солидную: беспроигрышную стилизацию под добротную классику. Но условия диктует заказчик, и не все работы могут быть одинаково симпатичны мастеру. Однажды Юрию Шептуну заказали сделать на дверь голову Медузы Горгоны. Мастер до сих пор вспоминает ее: работа была интересна тонкой резьбой – особенно удалась чешуя на коже множества рептилий, но самым сложным оказалось передать агрессивное выражение лица Медузы.

Сейчас изысканную мебель «научились» делать и машины. Они неплохо справляются с несложным декором, а вот человеческие лица у машин не выходят ― получаются какие-то мертвые, сетует мастер.

У старинной мебели долгий век: ее делали со вкусом и на совесть. Хорошая мебель не пропадает: реставраторы находят выброшенные кем-то предметы чуть ли не на свалках, покупают у пожилых людей, которые расстаются с любимой этажеркой, чтобы продержаться в нелегкое время. Предметы старины восстанавливают, и они находит новых заботливых хозяев.

Увы, искусство резьбы по дереву может кануть в прошлое, и не только из-за стоимости изящных столиков и кресел.

-- Раньше были школы резчиков по дереву, сейчас старых мастеров уже нет, а мы занимаемся возрождением их искусства. Как-то на рынке мне попались старые инструменты. Я их купил: приятно, что дело резчика продолжается и его инструменты не пропали, – говорит Юрий Шептун. – А в глазах молодых я не вижу искорки: все поглотили компьютеры и мобильные телефоны.