Немного лирики и драйва, немного фолка в джазе, а еще немного Франции и совсем немного Украины. Такой вот музыкальный коктейль получили харьковчане в этот понедельник из рук Жана-Франсуа Баэза и его трио. Баэз — аккордеонист, что в джазовом мире встречаешь не так уж и часто, зато прилагающиеся к нему саксофон и контрабас вполне соответствовали классике джазового жанра. Хотя классикой эксперименты Баэза назвать все-таки сложно.

Жан-Франсуа Баэз уже около 20 лет увлекается джазом, хотя, по его собственному признанию, случай поиграть джаз на аккордеоне выпадает не так уж и часто — как-то не вяжется это с джазом. Однако время меняется, и за последние 15 лет границы многих стран, да и самого джаза, открылись, и публика вдруг заметила, что аккордеон — вполне джазовый инструмент. Да и вообще, нелепо делить инструменты на джазовые и нет. При желании сейшенить можно и на иерихонской трубе.
Главное — даже не сама музыка, а люди, с которыми ты играешь, считает Жан-Франсуа. Вот и ждал Баэз, пока яблоко, которое уже очень хотелось сорвать, дозреет. В 2003 году он наконец создает трио, о котором давно мечтал, и через два года выпускает первый альбом под названием «Никита» (между прочим, записав до этого уже 20 альбомов в составе других команд, отработав около 10 лет с такими музыкантами, как Бернар Брюэль, Мишель Бернар, Жером Тома). В свое же «мероприятие на троих» Баэз приглашает товарищей по духу — саксофониста Жана-Шарля Ришара и контрабасиста Паскаля Ферна.
В Харькове Баэз второй раз, но вообще в Украине с завидным постоянством бывает каждый год. Теща — дело святое: не уделишь должного внимания — уже и конфликт в семье нарисовался. Да и детей к бабушке привозить нужно. Какое отношение к Баэзу имеет теща-украинка? Самое непосредственное: жена Лилечка у него — из Запорожья. Смогла запорожская красавица покорить сердце французского гастролера. И теперь у некоторых французских музыкальных вещей — украинские названия. «Лилечку» Баэз играет на всех своих концертах, причем обязательно с посвящением и объяснением, почему эта вещь так называется и кто тому причиной. С названием единственного пока альбома трио Баэза почти такая же история. Никита — это имя одного из сыновей аккордеониста.
После такой вот «интернациональщины» оно и понятно, откуда в джазе Баэза такой сильный фольклорный акцент, причем фольклора не только французского и украинского:
— Жан, вы смешиваете джаз с фольклором. Что, играть классический джаз уже не интересно?
— Мы очень много путешествуем. И после этого у меня всегда что-то остается в голове, будь то Бразилия или Африка. Когда я, например, 15 дней провожу в Африке, я не могу не искать какие-либо новые ритмы. У меня два чемодана: один — тот, в который я обычно складываю вещи, готовясь к очередной поездке, и другой — который находится в голове, и в нем я привожу домой все, что услышал в других странах. В один прекрасный день все, что было во втором чемодане, вываливается наружу; видимо, этим и можно объяснить стиль нашей музыки. Самое интересное, кстати, что страны совершенно по-разному пахнут.
— А чем пахнет Украина?
Есть страны, где запахи — это самое выразительное. Допустим, запах Африки — это запах солнца и пряностей. Есть страны, запах которых напоминает Францию. Это Дания и Италия. Скандинавские страны пахнут сосной. Это тот запах, который мы потеряли. Ведь в сегодняшних городах экология оставляет желать лучшего. В Запорожье с этим, например, намного лучше, чем в моем родном Лилле.
— Какой фольклор самый джазовый в мире?
— Джаз родился в Африке. Потом он пересек океан и появился в Америке. В течение 20 лет джаз стал достаточно открытой музыкой, которая звучит повсюду. Сегодня в джазе используют даже такой фольклорный инструмент, как фанфары. Когда-то они звучали на деревенских похоронах и свадьбах, а теперь на них тоже играют джаз. И если раньше этот инструмент звучал только в деревнях Македонии, то теперь его слышит весь мир.
— А украинский фольклор в своих вещах вы используете?
— Я не использую вашу музыку, но слушаю ее. Лет десять назад я входил в состав одной группы, которая пригласила украинских певцов. Я был просто поражен красотой украинской мелодии. Каждый раз, когда я приезжаю в Запорожье и слушаю пение бабушки своей жены, мне очень нравится. И иногда это пение дает какие-то мысли, идеи.
P.S. А еще Жан-Франсуа Баэз никогда не приедет в страну с тоталитарным режимом. Его подобные вещи не интересуют. А вот в Украину с концертом он еще бы приехал… Дело за приглашающей стороной.