Бронзовому Тарасу на ул. Сумской 24 марта исполнилось 75 лет. За это время памятник потерял родной золотистый цвет и некоторые детали одежды своих персонажей. К нему по-прежнему не зарастает «народная тропа».

Корреспондент «Вечернего Харькова» «навернула» не один круг вокруг пьедестала, вглядываясь в детали монументальных фигур. Мифическое «невидимое» колесо, которое приносит удачу, нашлось – оно притаилось под колосьями пшеницы. А вот ленточки на бескозырке — нет. Говорят, у студентов одного из харьковских вузов когда-то существовала варварская традиция ежегодно их спиливать. Поэтому их восстанавливали, укрепляли болтами.

Тараса любят, но странною любовью...



По результатам опроса горожан, в прошлом году памятник Тарасу Шевченко стал лидером «Семи архитектурных чудес Харькова».

– Памятник любят, но странной любовью, – замечает журналист, историк Инна Можейко, которая много лет занимается исследованиями шедевра Матвея Манизера. – Я ещё понимаю, когда молодежь ищет колесо на памятнике или трет палец на ноге лежащего запорожца — это примета на счастье. Но когда лезут буквально по головам, пускают детей на скульптурные фигуры, это возмущает. Мне жалко его! Я понимаю, что он бронзовый и он памятник, но мне кажется, что он достоин большего уважения.

Когда мы говорим о памятнике Шевченко, то вспоминаем скульптора. В то же время забываем об архитекторе. Инна Можейко считает, что это несправедливо. Заслуженный деятель искусств Белорусской ССР, доктор архитектуры, профессор Иосиф Лангбард – уникальный человек, напоминает исследователь. В начале 1930-х годов он получил задание на проектирование зданий различного назначения в Белоруссии. Самое знаменитое его сооружение - Дом правительства БССР - находится в Минске. А около здания появилось совместное детище Манизера и Лангбарда — памятник Ленину. В творческом тандеме скульптор и архитектор работали не один раз. Например, в Куйбышеве (ныне Самара) установили памятник Василию Чапаеву, а в Харькове — Тарасу Шевченко.

– Мне как исследователю хотелось бы больше узнать о человеке, который был соратником Манизера в создании этого шедевра, – говорит Инна Можейко. – Очень хотелось бы найти именно архитектурные чертежи и узнать, как рождалось гениальное архитектурное решение.

Бронзовому памятнику нужен памятник бумажный


Харькову нужен современный красивый иллюстрированный альбом о лучшем в мире памятнике Шевченко – с авторскими текстами, кадрами кинофотохроники и новыми фото, убеждена Инна Можейко. О творении Манизера писали, но в основном искусствоведы, а не историки, к тому же это было в прошлом веке. Предпосылки для появления альбома есть — в прошлом году в Харькове с успехом прошла выставка-фотохроника Инны Можейко и фотографа Игоря Лаптева, на которой были представлены уникальные фото и обработанные кадры редчайшей кинохроники открытия памятника.

Как-то на выставку пришла пожилая женщина, которая в двухлетнем возрасте побывала на открытии памятника вместе с мамой, вспоминает историк. Свидетельница тех событий рассказала, что навсегда осталось ощущение праздника. Обращались к исследователю и харьковчане, которые, покопавшись в семейных альбомах, нашли фотографии, связанные со знаменитым памятником Шевченко.

– В основном это фотографии 1950-1960-х годов, – говорит Инна Можейко. – Материалы любительские, не очень хорошего качества, в традиционном стиле «я на фоне памятника».

К 75-летию со дня открытия памятника Шевченко альбом издать не удалось. Инна надеется, что идею удастся реализовать к 200-летию Кобзаря, которое будет отмечаться в 2014 году.