Кризис больно ударил по многим харьковским предприятиям, которые после развала Союза только-только начали становиться на ноги, а также по среднему и мелкому бизнесу, не имеющему на тот момент большого опыта в преодолении подобных препятствий.

На сегодняшний день даже трудно сказать, сколько же наших фирм пострадало – реальные цифры пока неизвестны.

Больше всего от кризиса пострадали строительные компании


- Данных о количестве ликвидированных предприятий нет: это очень длительный процесс, иногда он затягивается на годы, - считает директор одной из аудиторских фирм, руководитель группы «Эксперт» Харьковской областной организации работодателей Людмила Рубаненко. - Более того, думаю, в полном смысле слова еще не закрылось ни одно. Ведь когда предприятие не может платить по своим долгам и кредиторы подают иски в суд, процедура банкротства длится до 18 месяцев. За это время выясняется, может ли предприятие покрыть долги, распродается его имущество, определяется, есть ли возможность продолжать деятельность на оставшемся имуществе. И если нет – принимается решение о ликвидации.

В первую очередь, как правило, деятельность прекращает малый бизнес. Но, как правило, процедура тоже затягиваются минимум на год, рассказывает эксперт.

- А поскольку в нашем государстве процедура ликвидации очень сложна, предприятию, которое не ведет деятельность, проще не закрываться, а перейти в замороженное, «спящее» состояние, - считает Людмила Рубаненко.

По ее мнению, в кризис очень сильно пострадали строительные кампании, поскольку для развития этого бизнеса необходимы кредиты, а банки сегодня идут на это, мягко говоря, не очень охотно. Объемы строительства упали в десятки раз. Соответственно, понесли убытки и другие неразрывно связанные со строительством предприятия: кирпичные и деревообрабатывающие заводы, заводы железобетонных конструкций, предприятия по изготовлению пластиковых окон - спрос на их продукцию резко упал. Остановка строительства (а также падение платежеспособности населения) подкосила и риелторские компании, которые немало потеряли на объемах продаж.

- Думаю, что в ближайшие года три около 30% строительных компаний поглотят кредиторы и фирмы прекратят свою деятельность или присоединятся к другим предприятиям, - полагает Людмила Рубаненко. - А производители стройматериалов, по всей вероятности, будут пытаться произвести дифференциацию своей деятельности, перейдут на выпуск других видов продукции.

А вот производители продуктов остаются пока «на коне» – эта сфера пострадала меньше остальных, отмечает специалист.

- Кризис в первую очередь отражается на капитальных инвестициях. Мы сейчас не приобретаем жилье, мебель, меньше покупаем одежду, но в последнюю очередь экономим на питании и медикаментах, - говорит Людмила Васильевна. - Поэтому все отрасли пищевой промышленности продолжают работать, может с небольшим, примерно на 20%, падением из-за сдержанности спроса. Люди стали меньше покупать дорогостоящие продукты и переходят на более доступные в цене. Но при этом по всем статистическим данным размер потребительской корзинки продуктов питания практически не сокращается.

Заграница нам поможет?


По мнению доктора экономических наук профессора Олега Амосова, одна из главных ошибок пострадавших в кризис харьковских предприятий – недооценивание внешнеэкономических отношений. В первую очередь с Россией.

– Мы забыли о российском рынке, – говорит Олег Юрьевич. – Но это очень перспективное направление. Крупный харьковский бизнес вряд ли сейчас сможет туда «втиснуться», а вот средний и малый вполне может сотрудничать в трансграничных Белгородской и Курской областях. Когда в начале кризиса наши предприниматели уходили с этого рынка, опустевшие ниши быстро заполнили бизнес-структуры из дальнего зарубежья: открыли рестораны, кафе, магазины – и чувствуют себя там очень уверенно.

Олег Амосов напоминает, что у Харькова есть еще два мощнейших партнера, с которыми нужно было искать варианты сотрудничества: страны Евросоюза и Китай.

– Есть виды деятельности, по которым наш производитель может «стартовать» в Китай прямо сейчас, - уверяет специалист. – К примеру, там могут быть востребованы наши хлебопродукты. Кроме того, и Китай, и Европа ждут экологически чистых продуктов, и наша область может их дать.

Многие наши предприятия, поддавшиеся в свое время паническим настроениям, вполне могли пережить кризис - достаточно было изучить маркетинговую ситуацию на рынке.
– Огромная проблема предпринимателей среднего и малого бизнеса - слабая экономическая подготовка, – считает Олег Амосов. – Очень серьезная маркетинговая ошибка - негибкость ценовой политики. Получив прибыль, предприниматель должен снижать цены: за хранение залежавшегося товара он выложит гораздо больше. Нужно постоянно держать нос по ветру: стоимость товара должна падать, как только он начинает пользоваться меньшим спросом или подходит к концу срок годности. В Англии, например, цены в течение недели могут меняться на 40-50%.

Другая стратегическая ошибка предприятий, по мнению Олега Юрьевича, - стремление заработать быстрые деньги. А ведь часто за низкой ценой кроется низкое качество, или предпринимателю поставляют вообще не тот товар, за который были уплачены деньги.
- Мне известен курьезный случай, когда харьковский предприниматель по дешевке закупил в Узбекистане большую партию ткани, а после ее получения выяснилось, что она... с узбекским орнаментом, - вспоминает экономист.

Кроме того, нашим предпринимателям не мешало бы уменьшить аппетиты, считает специалист. В Китае, например, «сверху накидывают» 5-8% прибыли, наши же предприниматели пытаются «отхватить» 40-50%.

- И наши бизнесмены попадают в заколдованный круг: они «накручивают» прибыль, а у покупателя сейчас денег нет. В конце концов проигрывают и производитель, и продавец, – говорит Олег Амосов. - Но пережидать кризис не стоит. Бизнес тем и интересен, что всегда можно найти ниши, которые не заполнены.