Общество

  • 7085
  •  / 

Чернобыль всегда с тобой

фото:

Чернобыль всегда с тобой
26 апреля 1986 года в 1 час 32 минуты на четвертом блоке Чернобыльской АЭС произошла страшная, не имевшая аналогов в истории человечества, катастрофа. Пока в северном и западном направлениях от Чернобыля распространялось радиоактивное облако, загрязняя территорию Украины, Белоруссии, часть России и пол-Европы радионуклидами, советские власти упорно замалчивали факт аварии на ЧАЭС. Высота радиоактивной струи на следующий день после аварии, по данным ученых, превышала 1200 м.
О том, какая радиационная обстановка была в Харькове в те дни и как отразилась на нашей области чернобыльская техногенная катастрофа, корреспондент «Вечерки» узнала из разговора с доктором физико-математических наук, инженером-физиком Григорием Коваленко. Большую часть жизни он посвятил изучению проблем радиоэкологии, в 1986 году возглавлял лабораторию экологической безопасности и радиологических исследований в Харьковском физико-техническом институте.

С 1993 года Григорий Дмитриевич работает заместителем директора Украинского научно-исследовательского института экологических проблем и продолжает заниматься проблемами радиоэкологической безопасности, на его счету более ста научных работ.

Григорий Дмитриевич, расскажите, пожалуйста, что происходило в Харькове после аварии на ЧАЭС, ровно двадцать лет назад?

В ХФТИ еженедельно проводился контроль гамма-фона вокруг большого ускорителя. Ко мне пришли дозиметристы и сказали, что прибор показывает в районе 30 мкр/час, тогда как природный гамма-фон в Харькове составляет 15-20 мкр/час. Сначала подумали, что-то с прибором; померили в месте, удаленном от ускорителя, — прибор везде показывал повышенный радиационный фон. Тогда мы проверили показания этого прибора двумя другими, и все они показали примерно 30 мкр/час, это было 27 или 28 апреля. На тот момент у нас не было информации об аварии, но мы уже зафиксировали повышение радиационного фона. Когда 2 мая пришла официальная информация, мы начали проводить систематические измерения и наблюдения на территории ХФТИ и в его окрестностях. Максимальные значения гамма-фона были порядка 40 мкр/час. Это длилось на протяжении нескольких дней, при этом можно выделить два пика 1 мая и 11 мая. А к 15 мая уровень гамма-излучения вернулся к фоновым значениям. Мы проводили измерения альфа-и бета-излучений, но самой большой оказалась концентрация йода-131 (продукт распада урана), было отмечено превышение предельно допустимой его концентрации.

По всем другим веществам значения были значительно ниже допустимых концентраций. Такую картину мы наблюдали очень короткий промежуток времени, один-два дня, примерно девятого-десятого мая. Второго мая сотрудников лаборатории срочно вызвали на работу, это было связано с тем, что первая группа чернобыльцев прибыла в Институт радиологии, с этого момента мы начали заниматься исследованиями по полной программе: проводить измерения радиационного фона, исследования выпавших осадков, оказывали помощь Институту радиологии, изучая загрязнение одежды прибывающих ликвидаторов.

Как показало дальнейшее изучение радиоактивного загрязнения Харьковской области, наибольшее загрязнение наблюдается там, где прошли дожди в первые дни после катастрофы. При этом большая часть осадков, выпавших на территории области, пришла с юга. Нам досталось не так сильно, как другим территориям Союза: для примера, в Белгородской области гораздо более мощные загрязнения по цезию и стронцию, чем в нашем регионе. Загрязнения, превышающие средний уровень по области, можно обнаружить в Изюмском и Волчанском районах. При этом можно сказать, что Харьковской области повезло с ветрами в тот период: загрязнение до 1 кюри площадью 16 кв. км. Для сравнения, в Волынской области загрязнение составило 2000 кв. км и выше одного кюри, а если взять Киевскую область, так там больше 8000 кв. км.

— Вы изучали в дальнейшем радиоактивное загрязнение, как оно сказалось на экологии региона?

— Конечно, изучали, результатом таких исследований стало издание книги «Радиоэкология Харьковского региона». Мы проводили полномасштабные измерения два раза: в 1991 году и в 2002 году. Данные 1991 и 2002 годов различались только тем, что прошло время, сопоставимое с половиной периода полураспада. У цезия и стронция период полураспада около 30 лет, загрязнение ими уменьшается также за счет вымывания. При этом области загрязнения сохранили свою конфигурацию. Самое сильное загрязнение — это один кюри на квадратный километр. Для получения объективной картины загрязнения все измерения проводились на ненарушенном слое почвы. Надо сказать, что там, где велась хозяйственная деятельность и вследствие ее почва была вспахана, перемешана, концентрации радиоактивных веществ в тридцатисантиметровом слое почвы гораздо ниже.

Вообще, от аварии на ЧАЭС пострадала вся Европа: в Германии, Чехословакии, Швеции, особенно в горах, выпали радиоактивные осадки. Финны уже на пятнадцатый день подготовили отчет о результатах аварии, а первыми повышение уровня радиоактивного фона в своей стране заметили шведы в первых числах мая. Они сразу начали искать причину на своих ядерных объектах, а когда не нашли, поняли, что где-то произошла авария. Поэтому властям СССР уже нельзя было скрыть случившееся.

— Вы за эти годы выявляли какие-нибудь аномалии в природе?

— Нет. Существенных изменений мы не выявляли, наши исследования показали, что для Харьковской области гораздо большей проблемой является проблема радиоактивного газа радона. Мы уделили большое внимание изучению содержания радона в жилых помещениях и особенно в школьных и дошкольных учреждениях, потому что радон является основным дозообразующим фактором. Но мы не проводили исследования медицинских аспектов этой проблемы. Сегодня для нашей области авария на Чернобыльской АЭС представляет в основном научный интерес, и здесь неуместны какие-либо спекуляции.

Как ни странно, но выбросы Змиевской ГРЭС для региона являются солидным вкладом в суммарную годовую дозу облучения, так как она работает на угле, в котором есть примеси естественных радионуклидов (урановый и ториевые ряды и продукты их распада). Станции, производящие электроэнергию, работают на угле, а станции, которые производят еще и тепло, потребляют газ. К слову, в угле из луганских месторождений — довольно высокое содержание урана. Техногенное радиоактивное загрязнение — это плата за блага цивилизации. Для сравнения, суммарная годовая доза облучения человека от испытания ядерного оружия 1000 микрозивертов, а авария на ЧАЭС дает до 34 мкЗв. Змиевская ГРЭС дает до 31 мкЗв. Это все техногенные источники облучения. Природные источники облучения — продукты распада радона и торона — дают 1600 мкЗв в год. Доля радона в дозе облучения в 20 раз больше, чем всех техногенных источников. Конечно, это все усредненные данные и возможны колебания в сторону как уменьшения, так и увеличения, если рассматривать частные случаи.

Радон наибольшую опасность представляет в сельской местности — там дома стоят на почве, радон поднимается из почвы и накапливается в помещениях. Особенно опасны старые дома, у которых нет возможности для проветривания, в таких случаях фиксируются максимальные концентрации радона. Мы знаем, что в зимнее время из-за экономии тепла проветривания проводятся редко. Если по нормам концентрация радона 50 Беккерелей на метр кубический, то при измерениях нам попадались места, где было до 1000 Беккерелей на метр кубический.

Авария на ЧАЭС — результат неудачного эксперимента

— Что, по Вашему мнению, произошло 26 апреля на ЧАЭС и можно ли было этого избежать?

— По моему субъективному мнению, авария стала возможна из-за того, что эта станция не находилась в подчинении Министерства среднего машиностроения, а входила в структуру Энергетического министерства СССР и станцией руководил неспециалист в области ядерной энергетики — до ЧАЭС он руководил тепловой электростанцией. Я думаю, что у руля таких радиационно опасных объектов должны стоять исключительно профессионалы. К тому же сейчас уже известно, что на станции проводили испытания, не согласованные с головной организацией, занимавшейся проектированием данного реактора, и генеральным конструктором. Особенностью такого типа реактора является то, что нельзя допускать его работу на малой мощности: при ее снижении в определенный момент поток нейтронов вместо того, чтобы уменьшаться, начинает неуправляемо возрастать, а это может привести и привело к непредсказуемым последствиям. А работники станции пытались выяснить, каков выбег турбины после остановки реактора и сколько можно получить еще электроэнергии дополнительно. В регламенте эксплуатации реактора было написано, что его нельзя эксплуатировать ниже определенной мощности; эта норма не была соблюдена.
Авария на ЧАЭС показала недопустимость проведения экспериментов на работающей станции, экспериментами должны заниматься ученые на экспериментальных реакторах. Сегодня одна из проблем в том, что Чернобыльская АЭС выключена, но не выведена из эксплуатации. Третий энергоблок до сих пор стоит загруженный топливом, а это порядка 200 тонн радиоактивных материалов.

— Прошло уже 20 лет с момента аварии, представляет ли сегодня ЧАЭС опасность?

— Конечно, представляет и будет представлять угрозу, пока не будет выгружено топливо из неработающих реакторов. Для этого на станции строится хранилище ядерных отходов. Сейчас кассетные реакторы на территории Украины не эксплуатируются. На действующих АЭС используются реакторы корпусного типа, на которых авария подобного масштаба в принципе невозможна. В России и в одной из прибалтийских стран и сегодня работают АЭС с реакторами, аналогичными чернобыльскому, но они серьезно модернизированы, особенно это касается систем управления. Изменен и регламент эксплуатации, исходя из печального опыта, приобретенного в Украине. У нас же, кроме проблем, ничего не осталось.

— Чему нас научила Чернобыльская катастрофа и можно ли сегодня говорить о том, что все ее последствия изучены?

— С одной стороны, это действительно трагедия, а с другой, она позволила накопить огромный научный материал. К сожалению, не могу сказать, что чему-то полезному наши люди научились. Наверное, кое-кто научился воровать деньги, которые шли на реабилитацию этих территорий. Ведь потрачены миллиарды долларов, а результат, к сожалению, малоутешительный. До Чернобыля у человечества не было опыта реагирования на подобные ситуации. Подобная авария не была предусмотрена.

Считалось, что вероятность аварии на атомном реакторе одна на сто тысяч лет, и никто не думал, что она произойдет в наше время и в нашей стране. В 1979 году в США произошла авария на атомном реакторе на Tree Mile Island, но по сравнению с Чернобылем она была гораздо менее разрушительной. Что касается секретов, то с точки зрения экологии у Чернобыльской катастрофы сейчас не осталось никаких секретов. Тогда все замалчивалось, мы свои исследования, проведенные по горячим следам катастрофы, смогли опубликовать только в 1990 году.

— Сколько должно пройти лет, чтобы Украина избавилась от последствий Чернобыля?

— Дело в том, что период полураспада плутония от 30 тысяч до миллиона лет, для цезия и стронция сто лет должно пройти, чтобы территория стала чистой. Практически по плутонию загрязнение с нами на всю оставшуюся жизнь, а по цезию и стронцию можно сказать, что уже есть улучшения: часть загрязнений мигрирует вглубь, часть осела на дне Киевского водохранилища, и если эти осадки не трогать, они законсервируются. Частично процесс восстановления начался, но есть еще так называемый рыжий лес, а в принципе пройдут тысячелетия, а о Чернобыльской катастрофе люди будут помнить.
ОН Клиник Харків

Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

программа комментарииЛого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • youtube
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 EUR 3149.08 грн
100 USD 2775.5 грн
10 RUB 4.2057 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи