Стало уже «доброй» традицией негодовать по поводу нашего медицинского обслуживания. Но в редакцию «Вечерки» позвонила Лариса Фомина, мама тяжелобольной малышки, и попросила со страниц газеты рассказать о замечательных врачах, поставивших девочку на ноги.

«Космонавты» учатся ходить
Украинский научно-исследовательский институт протезирования и восстановления трудоспособности — единственное в стране учреждение, которое занимается проблемой восстановления функций опорно-двигательного аппарата.
Институту сейчас по плечу любые задачи протезирования, в том числе и самые сложные случаи, с которыми не в состоянии справиться в других медицинских учреждениях, — здесь оказывают помощь больным со всей Украины. За год институт протезирования обслуживает до полутора тысяч пациентов, около трехсот из них — дети. Основной контингент медицинского учреждения — больные, лишенные верхних или нижних конечностей, но специалисты института разрабатывают методики восстановления и других тяжелых «ортопедических» больных. Медики НИИ, в частности, занимаются спасением малышей с детским церебральным параличом — заболеванием, до недавнего времени считавшимся практически безнадежным.
В арсенале института протезирования и восстановления трудо-способности есть специальные устройства, так называемые «костюмы космонавтов», которые «моделируют» ребенка, больного ДЦП. Костюм за счет бандажей и резинок растягивает непослушное тело, находящееся будто в невесомости, и придает ему необходимое положение: таким образом ребенка удается поставить вертикально. Есть у специалистов института еще один спасительный прибор — РЖО. Он применяется в особо тяжелых случаях, когда, казалось бы, сделать уже ничего невозможно. Это устройство продумано тщательно: ножки больного ребенка переставляет рычаг. Благодаря этому аппарату дети начинают понимать, что такое вообще ходить: устройство помогает развить ходьбу на рефлекторном уровне. Дети, в конце концов, понимают, запоминают и фиксируют возможность стоять вертикально, двигаться. Импортный аппарат РЖО стоят около 20 тысяч евро. Институт протезирования разработал собственную конструкцию, которая по характеристикам ничем не уступает зарубежной, и сделал этот аппарат доступным в Украине.
«Мало того что ребенок при ДЦП страдает интеллектуально, — говорит директор Украинского НИИ протезирования и восстановления трудоспособности Антонина Салеева, — он лишен и движения, а отсюда самая сложная проблема — невозможность самообслуживания. Мы потихонечку к этой проблеме подобрались и сейчас добились замечательных результатов. Когда мы начинаем включать у детей, больных ДЦП, органы движения — заметен прогресс и в их общем развитии, улучшается, в частности, состояние их интеллекта. Самая главная задача для нашего пациента — самостоятельность. Нужно дать человеку возможность нормально существовать, не превратиться в лежачего больного. Умение обслужить себя чрезвычайно важно. Огромная проблема: во многих наших квартирах инвалидная коляска в туалет не входит. Казалось бы, простая бытовая ситуация, но она очень тяжелая для больного человека».
«Маша была как веревочка»
Заведующий детским отделением НИИ Владимир Петров рассказывает, что у пятилетней Маши Фоминой — дочери позвонившей в редакцию женщины — тяжелая форма неврологического заболевания. Когда девочка поступила в отделение, она вообще не реагировала на внешние раздражители, не было и мышечной реакции. Ребенок мог только лежать.
— Но по мере того как мы с ней занимались, — говорит Владимир Геннадьевич, — она начала общаться: у нее появилась реакция на внешний мир. Сейчас она держит и спинку, и головку. Мы применили к ней аппарат РЖО — он закрепляет ножки, фиксирует нормальное положение суставов. Был интересный момент: мы механизм аппарата уже сняли, а девочка автоматически продолжала топать по комнате. То есть у нее уже выработалась реакция на ходьбу. Когда Маша походила в этом аппарате, она уже не захотела его снимать — ей понравились новые впечатления. Если хотя бы половина пациентов, которые считались безнадежными, будут в состоянии себя обслуживать — родители станут гораздо свободнее: они смогут что-то делать по дому, устроиться на работу.
Лариса Фомина, мама Маши, рассказала корреспонденту «Вечерки»:
— Этот институт известен всей Украине, но я, харьковчанка, узнала о нем, когда Маше уже было три года. Дочь была как веревочка: вся складывалась. Раньше она совсем не могла стоять: я ее ставила, а она падала. Маша могла только лежать. Она лечится два года — здесь и у невропатологов, тоже прекрасных специалистов. Кто бы мог подумать, что она сможет реагировать, держать головку, что у нее будет опора на ножки? Раньше этого вообще не было. Когда на нее надели корсет — я первый раз увидела своего ребенка в распрямленном виде. Сколько было новых эмоций — и у меня, и у девочки! У нас началась другая жизнь. Я даже не могу выразить свою благодарность врачам института. Где бы еще нам сделали этот аппарат бесплатно? Ортезы нам тоже предоставили бесплатно.
К мнению Ларисы Фоминой присоединяются соседки по палате — мамы больных детей: Ольга Хмель, Елена Сафонова. Елена лежит в больнице с маленькими дочками-двойняшками, у обеих — ДЦП. «Где мы только не лечились! — рассказывает Елена. — Потом случайно узнали об этом институте. Занимаемся в «костюме космонавта», принимаем ванны, массаж, делаем специальную гимнастику. Одна из девочек уже ходит сама, без поддержки. Приедем сюда еще не раз».
В стенах Украинского НИИ протезирования и восстановления трудоспособности диагноз «детский церебральный паралич» не звучит приговором. Здесь медики дарят надежду, и спасают пациентов, скорее всего, не только суперустройства, но и чуткое отношение персонала к тяжелобольным людям. По крайней мере, Лариса Фомина позвонила в редакцию именно для того, чтобы выразить свое восхищение отношением медиков.
— Врачи, медсестры, нянечки никогда не отказывают, с какой бы проблемой мы ни обратились, — говорит Лариса, — каждый подойдет, выслушает, поможет. Мы чувствуем, как нас здесь поддерживают. В День инвалида ребятишкам раздали подарки, привезли и маленький зоопарк, чтобы дети порадовались зверушкам.
Директор института Антонина Салеева с гордостью сказала: «Наши сотрудники имеют полное моральное право получать имеющуюся надбавку к зарплате. Подход к проблеме человека должен абсолютным. Нужно уметь не только ухаживать за больным, но и улыбнуться, поинтересоваться лишний раз, как он себя чувствует. Скажу честно — я поощряю это в сотрудниках. А больше всего я ценю наших медсестер и санитарок, потому что у них самый тяжелый труд».
Впрочем, у мам есть-таки претензии к институту, о которых вряд ли догадывается Антонина Денисовна. Здесь кормят пять раз в день и детей, и родителей, которые лежат здесь с ними. Дают вкуснятину, которую многие мамы не могут себе позволить купить дома. Так вот, Лариса уже начинает беспокоиться за свою фигуру.