Вот уж кто всегда производит фурор, так это Михаил Поплавский. Коллеги по сцене считают его «фаллическим символом украинской эстрады», в Интернете присуждают премии «Поплавок года», называют «осквернителем церквей»... Но при всем этом стоит Поплавскому появиться перед зрителями, как начинают раздаваться крики восхищения.

Вряд ли, конечно, восхищаются им как певцом — обладая достаточной самокритичностью, «скромний хлопець» Поплавский и сам замечает, что поет он «потому что больше некому». Но тут же добавляет: «Все, кто меня критикует, — это политические или творческие импотенты, которые обленились, получив свои звания заслуженных, и не хотят никуда двигаться дальше. При этом амбиции никуда не деваются, а вот умения держаться на плаву недостает. Мы же в отличие от них не только хотим, но и можем, и знаем, как нужно делать».
Веселый человек Михаил Михайлович. Сам к себе относится с юмором и другим позволяет. Например, студенты-дизайнеры, которые осваивают компьютерную программу «Cosmopolitan», начинают свои эксперименты на фотографии... кого бы вы думали? Конечно, любимого ректора. А занимаясь нелинейным монтажом в центре мультимедийных технологий, в своих курсовых работах используют видеозаписи телевизионных интервью Михаила Михайловича. Неудивительно, что, несмотря на наши с вами рассуждения, МихМиха они называют не иначе как «папой», — он всегда на месте, всегда доступен, готов поддержать, разрешить конфликт, дать добрый совет. Скажи мне в студенческую бытность, что в КНУКИ разрешено продавать пиво, я бы исключительно назло общественному мнению поступила в этот вуз. Что, в общем-то, и сделали многие абитуриенты после скандалов в СМИ по поводу такого оригинального ректорского решения.
Ну а если говорить о других странностях, то их в КНУКИ предостаточно. Например, на «кафедре кайфологии» — кафе, оборудованном Поплавским рядом с университетом, в единственном месте, где можно курить, пить пиво и бездельничать, чувствуя себя настоящим представителем творческой богемы, — уже несколько лет продается кофе под названием «Юний орел». Ректор КНУКИ говорит, что был немного шокирован, когда в один прекрасный день к нему пришли студенты и предложили назвать фирменный кофе так же, как и первую песню, с которой Поплавский появился на сцене. Получив добро, просители не угомонились: «У нас есть еще одна просьба. Михаил Михайлович, мы хотим, чтобы этот кофе всегда стоил в нашем кафе всего одну гривну». Так несмотря на то, что в остальных кафешках Киева чашка подобного кофе стоит 4-5 гривен, на «кафедре кайфологии» уже в течение долгого времени «Юний орел» продается ниже себестоимости: что поделаешь — имидж требует... Тем более, что студентам не по карману посидеть в другой общепитовской точке, принадлежащей их ректору, — «Батькiвськiй хатi», построенной на дороге из Кировограда в Киев, там, где сейчас живет его пожилая мама. Правда, Поплавский говорит, что здесь каждому путнику всегда вынесут рюмку водки и кусок сала. В это поверить трудно, хотя, когда речь идет о ректоре КНУКИ, удивляться ничему не приходится. (Тем более, сколько тех усталых путников, бредущих в столицу из Кировограда...) А вот фирменным напитком тут является горькая настойка из крапивы, собственноручно приготовленная мамой МихМиха; ею уж точно угощают далеко не всех — эксклюзив...
Но что ни говори, студенты ректора любят и в долгу перед ним не остаются: ездят с Поплавским в концертные туры, пишут ему песни, сами поют, танцуют, играют... Даже такие мэтры украинской сцены, как Наталья Могилевская и Виктор Павлик, Катя Бужинская и Наталья Бучинская, Павло Зибров и любимец зрительниц «Шанса» Сергей Мироненко безвозмездно отдают на таких гастролях культовому ректору дань своего уважения. Поплавский никому за участие в концертах не платит, правда, и сам ничего не зарабатывает: все билеты на его дорогие выступления с роскошными декорациями и лазерными шоу распространяются бесплатно. МихМих говорит: «Я не могу продавать билеты на свои вечера, потому что им невозможно сложить цену — они бесценны. Я могу их только дарить». Понятно, что «свое» МихМих вернет позже — когда в его университет на платные отделения вольется новый поток студентов. Но уж если резать правду-матку, то придется признать, что 60% учащихся в КНУКИ находятся на бюджете...
Жаль только, что этого не будет в Харькове, где с сентября этого года откроется филиал КНУКИ, — здесь можно будет образовываться только за деньги. Но специальности, которым можно будет обучиться в Харькове, не пересекаются с теми, которые предлагает получить Харьковская академия культуры. Правда, это все равно не сглаживает «острых углов», возникших в отношениях двух ректоратов. По словам Поплавского, в прошлом году он разослал приглашения на свой концерт всем преподавателям академии, но потом узнал, что ректор Шейко запретил своим сотрудникам приходить на него. Такого пренебрежения к собственной персоне и творчеству Поплавский стерпеть не смог и по прошествии года обосновался прямо в здании военного университета на площади Свободы — как говорится, «центрее не бывает». Многие поджимают губы, сомневаясь в том, что факультет менеджмента от КНУКИ начнет в нашем городе свою деятельность, — ведь об этом до сих пор не знают даже в управлении образования, но, к их прискорбию, факт этот не оспоришь, потому что Министерство культуры Украины выдало Поплавскому лицензию на открытие филиала. Хорошо это или плохо — кто знает. С одним только трудно поспорить: у таких, как Поплавский, каждому из нас есть чему поучиться. Но слава Богу, что таких, как он, у нас больше нет — украинская эстрада второго Поплавского не выдержит.

Реплика

Костюмы и половая жизнь – не главное Концерт Михаила Поплавского, известного украинского шоумена, народного депутата Украины, ректора и просто орла, проходивший в Харьковском театре оперы и балета, принес театру прибыль – 16 тыс. грн. При этом директор оперного Георгий Селихов недоволен концертом. Он считает, что Поплавский «заигрывает с молодежью на антиморальных моментах», сообщает МГ «Объектив».
«Мы заработали неделю назад 16 тысяч на господине Поплавском. Но никогда в жизни я бы так не поступил, как поступает Поплавский. Или это у него бренд такой, то ли он имидж специально делает такой, то ли это общая направленность такая, но он себе позволяет фривольности в общении с молодежью и на этом строит все, — это просто недопустимо... Четыре раза он менял костюмы, рассказывал, когда он начал жить половой жизнью... Не это должно быть сейчас главным!».