83-летний харьковский пенсионер Иван Шеховцов перечислил пятьдесят тысяч гривен запорожским коммунистам на памятник Сталину, а оставшиеся сбережения подумывает передать в музей Зои Космодемьянской при 21-й московской школе.

Несмотря на то что семья Ивана Тимофеевича знакома с репрессиями 1930 годов не по наслышке, пенсионер уверен, что «вождь всех народов» здесь ни при чем. Более того, после выхода на пенсию, который совпал с перестройкой, историк и старший советник юстиции не раз защищал имя Сталина в судах.

– Родился я в 1926 году в Курской области в семье середняка, причем у нас была очень большая дружная семья. В конце 1929 года дедушку раскулачили, а нас всех сослали в Северский край и поселили в бараке, -- вспоминает Иван Шеховцов. – Как потом оказалось, ошибочно. 2 марта 1930 года была опубликована статья Сталина, где он разоблачал все эти перегибы, после чего мы с мамой и братом переехали в Харьков.

Когда началась Великая Отечественная война, Иван Тимофеевич всей душой стремился защищать Родину, но его взяли на фронт добровольцем лишь в 1943 году, за несколько недель до совершеннолетия. Обучившись в тылу профессии наводчика противотанкового орудия, харьковчанин не раз вступал в бой с немецкими танками. Дважды был ранен, о чем до сих пор напоминает осколок в ноге.

– «За Родину! За Сталина!» С такого призыва начинались наши сражения, – подчеркивает ветеран. – Мы знали, что все достижения нашей страны, в том числе и победа в войне происходили под руководством Сталина, и это отнюдь не преувеличение. К слову, когда меня на фронте принимали в комсомол, узнал о подвиге Зои Космодемянской и понял, что она – мой герой.

О том, что в Запорожье будет сооружен памятник Сталину, харьковчанин узнал 1 апреля из газеты «Коммунист». Недолго думая, Иван Шеховцов тоже решил внести свой посильный вклад в это благое дело и буквально на следующий день перечислил на счет запорожского обкома партии большую часть своих сбережений – 50 тысяч гривен.

– Почему я пошел на такой шаг? Потому что Сталин занимает очень важное место в моей биографии. На московских процессах, которые продолжались с 1988 по 1990 годы, где судили Сталина как виновника всех репрессий, я выступил в роли адвоката, а потом даже написал четырехтомник «Дело Сталина-«преступника» и его защитника», – делится Иван Тимофеевич. – Вождя оклеветали во всех СМИ, началась так называемая антисталинская истерия, хотя многие даже не понимали значения слова «репрессии». Я вас заверяю, что связывать репрессии с фамилиями руководителей государства некорректно. К тому же еще не изучено, как рождались эти разнарядки по массовым расстрелам. К примеру, тот же Хрущев, который инициировал развенчание культа Сталина, в 1930 годы был первым секретарем ЦК Украины и писал письма в Москву с просьбой увеличить разнарядку на лиц, которых надо репрессировать. Так же действовали и другие враги народа, чтобы возбудить у советского народа ненависть к Сталину.

Долгое время ветеран жил вместе с семьей в Крыму, но когда у него серьезно заболела в Харькове мать, перебрался в Первую столицу. Сыновья и жена, не разделявшие взгляды отца, порвали с ним отношения.

-- Мы не общаемся уже лет двадцать, – с горечью рассказывает фронтовик. – Так что решение о переводе денег на памятник Сталину принимал сам. Я получаю пенсию как инвалид Великой Отечественной войны, как работник прокуратуры и как старший советник юстиции. Кроме того, еще и надбавку за особые заслуги как обладатель ордена Славы и медали «За отвагу».

Пенсионер уже получил от запорожских коммунистов приглашение на открытие памятника, которое должно состояться 9 Мая, и обязательно собирается поехать взглянуть на него.