Кто лучше жителей города может знать, какие проблемы существуют в наших районах и микрорайонах? Какие трудности преследуют нас из года в год, а какие находят свое решение более или менее своевременно? Есть такие люди. Им по должности положено знать что, где и почему происходит на вверенных им территориях, а люди эти — председатели районных советов.

Пресс-служба горисполкома в ближайшее время намерена организовать для харьковских журналистов серию встреч с руководством девяти районов Харькова. Первым участником пресс-конференции стал глава Орджоникидзевского райсовета города Владимир Головко. В первую очередь он пообещал своим избирателям оправдать доверие, оказанное ему и политической силе, которую он представляет. Владимир Васильевич рассказал, что в Орджоникидзевском районе в четыре года предыдущей депутатской каденции, «несмотря на колоссальные сложности с деятельностью промышленных предприятий, удалось сохранить экономическую стабильность. Это выражалось в увеличении рабочих мест. Число вакансий на крупных предприятиях района превышало число людей, зарегистрированных в районном центре занятости». Другое дело, что рабочие места на промышленных гигантах особой популярностью у народа не пользуются. По словам Владимира Головко, определенная напряженность в районе возникла из-за остановки Харьковского тракторного завода. История возникновения и развития района — это история строительства и развития ХТЗ, многие семьи в районе связаны с этим заводом, при этом не секрет, что основной контингент работников тракторного — не очень молодые люди, посвятившие предприятию большую часть жизни. Найти себя на рынке труда им будет не просто, поэтому, если завод не возобновит работу, ряды безработных могут значительно пополниться.
Одно из «больных мест» Орджоникидзевского района, это, как и во всем городе, сфера ЖКХ. Как поведал Владимир Васильевич, проблема усугубляется тем, что в районе много «бесхозных» территорий: раньше там убирали усилиями пионерских и комсомольских организаций, а сейчас забота об их чистоте всецело легла на плечи коммунальных служб. А при всем известной нехватке дворников в городе и общей некультурности наших людей представить себе вид этих территорий несложно. Еще один характерный для заводского района момент — это большое количество общежитий. Несмотря на то, что все они уже переданы в коммунальную собственность, жить людям в этих трущобах, многим из которых по семьдесят лет, удобнее не стало. «Раньше на нашем заводе (имеется в виду ХТЗ — прим. авт.) люди стояли в очереди за квартирой в среднем 7-8 лет, и человек знал, что он рано или поздно получит изолированную квартиру... Каким бы комфортным общежитие ни было, оно не перестает быть временным жильем. Теоретически надо было бы его оставлять общежитием, со всеми вытекающими особенностями, а в первую очередь, с вахтером на входе, потому что сейчас в бывшие общежития может войти любой прохожий, воспользоваться общественным туалетом, разогреть себе кофейку на кухне, оставить включенной конфорку и уйти. Жильцы общежитий, как это ни удивительно, сегодня платят более высокую квартирную плату, чем люди, которые живут в изолированных квартирах. В общежитиях человек платит не только за занимаемую жилую площадь, но и за все места общественного пользования: коридоры, кухни, постирочные комнаты, туалеты. Живя в 11-метровых комнатушках, люди оплачивают по 30-40 квадратных метров», — рассказывает Владимир Головко. По его мнению, все упирается в то, что в стране не разработаны правила проживания в домах, которые переведены из общежитий в коммунальную собственность. Обезопасить жильцов таких домов от шастания по ночам бомжей и криминальных элементов (пожары, разлития ртути, пьяные разборки — все эти «красоты» жильцы бывших общежитий знают не понаслышке) можно двумя путями. Первый — более или менее реальный — предполагает создание кондоминиумов, а второй больше похож на утопию: «Когда цена на землю будет адекватна стоимости сноса здания общежития и решения жилищных проблем его обитателей, тогда коммерсантам будет выгодно вкладывать деньги в покупку таких зданий и строительство на их месте 24-этажных свечек. Но это возможно, наверное, только к концу этого века».
Плохие дороги, разбитые тротуары, общая неухоженность. Эти «достопримечательности» являются украшением не только окраин города. Но, пожалуй, именно к ним у людей особое отношение. Некоторые мои знакомые называют Орджоникидзевский район, жительницей которого я являюсь последние шесть лет, концом географии. Конечно, если смотреть с другого конца города… «Я в своей жизни посетил много стран и знаю, что такое окраинные районы американских, немецких, итальянских городов. На окраинах процветающего Берлина после 17.00 небезопасно выходить из дома. Я вам хочу сказать: не дай Бог нам превратиться в их подобие. И мы делаем все, чтобы Орджоникидзевский район не превратился в подобие Бруклина или Бронкса», — заключил Владимир Головко.