В ответ на публикацию в газете «Вечерний Харьков» материла под заголовком «Обратная сторона мобилы», в котором рассказывается о проблеме, возникшей у абонента UMC Татьяны Крупы, мы просим вас опубликовать нашу точку зрения на сложившуюся ситуацию.

Сожалеем, что возникшая ситуация побудила госпожу Крупу обратиться в UMC с подобной проблемой. Однако ряд моментов в вашей статье указывает на то, что эмоциональное восприятие описанного случая и сопереживание героине публикации отвлекли вас от ряда юридических аспектов проблемы.
Хотим напомнить вам, что 31-я статья Конституции Украины гарантирует гражданам нашей страны тайну переписки и переговоров. В вашей статье вы фактически призываете к нарушению закона (не говоря уже об этических нормах) — предлагаете установить некий «фильтр» для текстов SMS-сообщений, то есть оператор должен их «читать» и по какому-то принципу определять те, которые можно не доставить.
В соответствии с договором компания оставляет за собой право ограничивать бесплатный трафик из Интернета, если он угрожает безопасности или нормальной работе сети «для всех абонентов сразу, но не для конкретного абонента». При этом речь идет об объеме, а не о содержании сообщений. UMC с юридической точки зрения не имеет права «читать» SMS! Закон обязывает оператора соблюдать принцип конфиденциальности предоставляемых услуг.
Сегодня компания не может заблокировать отправку сообщений из Интернета на конкретный номер телефона. Возможен вариант отказа от SMS-сервиса как такового. Единственной возможностью предотвратить получение подобных сообщений в дальнейшем является временное блокирование всех входных SMS. Мы предлагали сделать это госпоже Крупе.
Обращаем ваше внимание, что г-жа Крупа обратилась с жалобой в Северное территориальное управление ЗАО «UМС» 22 декабря 2005 г., в то время как SMS-сообщение, которое, по ее словам, причинило ей серьезный моральный ущерб, было получено ею месяц назад — 23 ноября 2005 г. На протяжении всего периода — с 23.11 по 22.12.2005 — г-жа Крупа никак не информировала оператора о возникшей проблеме и не инициировала никакого разбирательства с его стороны.
Отделом безопасности ЗАО «UМС» была проведена тщательная проверка изложенной в письме г-жи Крупы информации. Согласно результатам проверки, SMS-сообщение было отослано с использованием SMS-шлюза на корпоративном сайте компании. Это распространенный сервис многих интернет-сайтов, который разрешает отсылать анонимные SMS-сообщения абонентам украинских GSM-операторов с любого компьютера, который имеет доступ к всемирной сети. К сожалению, специалисты нашей компании не смогли определить IP-адрес отправителя SMS-сообщения, так как архивная информация о веб-сеансах хранится только в течение 30 дней и, таким образом, техническая возможность установления IP-адреса на момент поступления обращения г-жи Крупы отсутствовала.
О ходе разбирательства мы информировали г-жу Крупу в письмах Исх. 120 от 20.01.2006 и Исх. 492 от 27.02.2006.
Считаем необходимым остановиться на вопросе предоставления абоненту информации об IP-адресе отправителя SMS-сообщения. Проведением расследования по случаям, угрожающим безопасности граждан, занимаются компетентные органы МВД; решение, определяющее виновных в нарушении закона, принимает суд. Передача подобной информации в частные руки противоречит Законодательству Украины.
В вашей статье со ссылкой на анонимного представителя правоохранительных органов говорится о том, что операторы не пошли на сотрудничество с органами МВД в вопросе расследования случая с г-жой Крупой. Однако Октябрьским РО ХГУ УМВД Украины в Харьковской области в возбуждении уголовного дела г-же Крупе было отказано за отсутствием состава преступления. Напоминаем, что в соответствии с законодательством Украины (ст. 178 УПК Украины) оператор мобильной связи может предоставлять органам МВД информацию, снятую с каналов связи, только по решению апелляционного суда. Таким образом, так как производство по данному уголовному делу не проводилось, соответствующее решение не было и не могло быть вынесено и запрос оператору не поступал.
Таким образом, компания UМС своевременно и в полном объеме выполнила свои договорные обязательства перед г-жой Крупой. Готовы и в дальнейшем к конструктивному диалогу в рамках существующего правового поля.