Орган, купленный Харькову у немецкой фирмы-изготовителя, останется в Германии.

Временно – до тех пор, пока в Первой столице не будет достроено новое здание филармонии и органный зал. Вопрос плотно упирается в финансы – на данный момент их просто нет.

– Деньги еще не выделены, но мы надеемся, что государство поможет Харькову, – говорит директор филармонии Юрий Янко. – Иначе мы останемся единственным городом-миллионником, в котором нет концертного зала. Хотелось бы, чтобы к Евро-2012 гостям нашего города было где провести досуг. Ведь не все пойдут слушать русскоязычный спектакль или оперу, а музыка – это тот язык, который объединяет всех.

Что касается органа, то сейчас инструмент находится на стадии завершения, и уже в августе харьковчане поедут в Германию принимать орган «по описи». Хотя привезти его в Украину пока не представляется возможным.

– Помещение под него, к сожалению, не готово, – сетует Юрий Янко, – оно стоит так же, как стояло год назад – в кирпиче и бетоне. Поэтому орган будет пока находиться в Германии – в Харькове нет условий для его хранения. Такой дорогой инструмент нельзя хранить где попало, на складе.

Сегодня в Харьковской филармонии составляют план работы на новый сезон. Но и здесь многое зависит от финансирования. По словам Юрия Янко, приезд одного гастролера «средней руки» выльется в копеечку – принимающая сторона должна оплатить дорогу, проживание, питание и гонорар. Суммы исчисляются в тысячах долларов.

– Без участия спонсоров нам это не под силу. Для того чтобы пригласить артиста, нужны финансовые гарантии, а их нет, – объясняет директор филармонии. – Даже если музыкант – наш хороший друг и согласится выступить, скажем, за 300 долларов, мы должны своими силами донести информацию до слушателей, которые потом решат, покупать билет или нет. И если мы заработаем на концерте хотя бы 20% – это уже не плохо. Но в Украине с каждого проданного билета берут налоги, поэтому прибыли фактически не остается.

Не может не тревожить Юрия Янко и плачевное состояние многих инструментов.

– У нас в здании театра им. Шевченко пошла трещина в стене, ХАТОБ требует ремонта, филармонию никак не достроят. Какие уж там инструменты! – печалится он. – Без помощи извне мы их не купим. На сегодня за счет меценатов удалось купить клавесин, рояль, орган. Я нахожусь в постоянном поиске спонсоров, но как представлю, что человек заходит в наш зал и видит эти убогие зеленые кресла... Пока не будет презентабельного зала, говорить с серьезными людьми о финансировании просто невозможно.