Хотя согласно ст. 35 Конституции Украины «...Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства, а школа — от церкви...», сегодня уже очевидно, что инициатива возврата религии в общество исходит именно от государства. «В Украине с 1 сентября 2006 года в школах может начаться преподавание «Этики веры и религиоведения», — сообщает пресса.

В обществе существует целый спектр мнений относительно обоснованности введения такого предмета в школьную программу: от бурного одобрения — в надежде, что это подтолкнет детей к вере, отвратит от наркомании и убережет от СПИДа, — до прямо противоположного — подозрения, что под видом «этики веры» подрастающему поколению будет навязываться религиозное мировоззрение. Не такие уж и беспочвенные опасения… Да и сами члены созданной ранее комиссии, куда вошли представители различных религиозных конфессий, так и не смогли прийти к единому мнению о содержании нового курса.
Поэтому концепцию дисциплины будет предлагать сам Виктор Ющенко. Что ж, предмет вполне можно считать «президентским».
Религия на службе у экономики
Удивительно, что, критикуя русскую православную церковь за «смычку» с российским правительством, наши государственные мужи пытаются и в Украине повлиять на религиозную жизнь и наладить тесное взаимодействие между государством и церковью. В массовое сознание усиленно внедряются формулы типа «единая церковь — единое государство» и «сильная церковь — сильное государство». И никак не хочет государство отдать богу богово.
Почему? Ответ на этот вопрос можно найти в книге «Инновационные перспективы Украины» (В. М. Геец, В. П. Семиноженко): «Современные исследования доказали, что обыденное сознание в такой составляющей, как религиозная, имеет не негативное, а скорее позитивное влияние на результаты прежде всего экономического развития».
Авторы научной монографии ссылаются на данные, опубликованные в газете «Зеркало недели» в январе 2004 года (статья О. Приходько «Религия как двигатель экономического развития»), а та, в свою очередь, на результаты в основном американских исследований, имевших целью установить связь между трудолюбием и религиозностью.
Оказывается, средний американец в конце второго тысячелетия на рабочем месте проводил в год 1 976 часов, средний англичанин — на 10% меньше, средний немец уступал 22%, а голландцы и норвежцы — еще больше. И если американцы от года к году трудятся все дольше, то европейцы — все меньше. В США постоянно увеличивается количество занятого населения (49%), а в Европе — снижается (39-44%), зато стремительно увеличивается количество рабочего времени, затраченного на забастовки. Так, например, в Испании в 2001 году на 10 тыс. рабочих приходился 271 забастовочный день, а в Соединенных Штатах — только 50.
В то же время именно американцы оказались наиболее религиозными. В США в Бога веруют 82% граждан, а 58% людей считают, что именно вера заставляет следовать нравственным нормам. Европейцы же в основном — безбожники: никакого значения не имеет Бог для 55% шведов, 52% норвежцев и 49% голландцев. В США 60-70% населения регулярно посещает церковь, а в Европе туда ходит только 10% населения, да и то изредка.
Все, «теория» готова: трудолюбие, добросовестность и аскетизм — «предпосылка формирования ресурсов для финансирования экономики» — воспитываются религией. Никакие другие факторы, влияющие на количество рабочего времени, например условия трудового договора или даже количество предприятий, на которых можно проводить свое рабочее время, не рассматриваются. Больше религии — больше ВВП, а значит, грех не воспользоваться!
Что называется, «открыли Америку»… Еще Вольтер утверждал, что «если бы Бога не было, его следовало бы придумать». Правда, за это утверждение французский философ навсегда приобрел славу отъявленного циника.
Видимо, это обстоятельство не смущает авторов монографии, ищущих рычаги воздействия на неповоротливую украинскую экономику и готовых уцепиться даже за соломинку веры. Резерв роста у нас — ого-го: украинцы отрабатывают только 82% того времени, которое отводит на труд средний американец и, по данным Госкомстата, в Украине работающие составляют только 43% от общей численности населения. То есть мало кто из наших школьников по утрам разносит газеты и далеко не все студенты подрабатывают в «фаст-фудах».
«Институт церкви должен…»?
Именно с позиции этой «теории», спорной, как и любая другая, в основу которой положена корреляция, авторы научного труда «Инновационные перспективы Украины» анализируют состояние украинской церкви. И, конечно, обнаруживают «недостатки»: «Церковь как общественный институт, формирующий повседневное поведение населения… не играет пока той роли, на которую мы обратили внимание, поскольку она разделена на конкурирующие составляющие. В ней нет единства».
Кроме того, украинские социологические исследования констатируют, что вера украинцев не настолько глубока, как этого требует экономика: «современную религиозность можно трактовать как некую моду, некую равнодушную фиксацию, не сопровождающуюся мощными психологическими стимулами…» («Отличие, которого нет. Религиозная вера в зеркале социологического исследования», В. Бурлачук).
То есть надеяться, что «религиозный ренессанс» принесет экономические плоды сам по себе, без государственного вмешательства, не стоит. По-этому ученые и дают рекомендации церкви: играть «одну из определяющих ролей в обеспечении активной общественной деятельности» на пути к «экономике знаний».
Церковь должна: «формировать мотивацию к интенсивному высокопродуктивному труду», «обеспечивать детей из бедных семей учебниками, одеждой и т.п. вместо того, чтобы бесплатно распространять религиозную литературу…»
Исследования продолжаются. Теперь ученые хотят установить, какая из религий дает больший экономический эффект. Подозревают, что протестантская. Может быть, исходя из этого государство решит заново «Русь крестить»?
Осознав угрозу, православие сегодня пытается приспособить свои догматы к вызовам «объективной реальности». В декабре 2001 года на съезде православной молодежи Украины шла речь о том, что «в начале третьего тысячелетия Украина переживает тяжелые времена. Многие даже считают, что у Украины как православного государства нет будущего, что она просто превратится в этнографическую территорию». Чтобы укрепить позиции православия, съезд призывал верующую молодежь «развивать и приумножать своим творчеством новую экономику, которая работает для людей».
В 2004 году Десятый Всемирный русский народный собор принял «Свод нравственных принципов и правил хозяйствования», который тут же окрестили «Десятью заповедями бизнесмена». Все чаще вспоминаются работы выдающегося богослова о. Сергия Булгакова, чье 135-летие недавно отмечала Православная Церковь. В своих трудах о. Сергий исследовал роль православия в хозяйственном развитии и доказал, что «новейшие экономические модели являются естественным продолжением духа христианства, освободившего человечество от языческих оков, вследствие чего оно осознало возможности своей свободой воли». Похоже, церковь сознательно идет на то, чтобы стать «ЦКК грядущих дней» — партийно-хозяйственным органом государства.
Не стоит, наверное, церковникам радоваться тому, что усилению их влияния на общество способствует государство, — взамен, подобно известному персонажу, оно потребует саму душу религии, заставив ее служить не идеальным, а вполне прагматичным целям.