На днях ветерану харьковской журналистики Валентину Логвину исполнилось 95 лет. Несмотря на почтенный возраст, мужчина молод душой, продолжает работать и нести людям разумное, доброе, вечное.


О своем первом журналистском опыте Валентин Прохорович вспоминает с улыбкой: это было так давно – 80 лет назад.

– Наша семья тогда жила в Полтавской области, и я, будучи учеником семилетки, писал заметки во всеукраинскую пионерскую газету «На зміну», выходящей в Харькове, который тогда еще был столицей, – рассказывает Валентин Прохорович. – Мои материалы приглянулись редактору нашей районной газеты и меня пригласили «попробоваться».

Через некоторое время он уже работал штатным корреспондентом районки – разъезжал по колхозам и рассказывал читателям о том, как крестьяне готовятся к весеннему севу или осенней уборочной.

Поработав в районке, Валентин Логвин переехал в Харьков и дальнейшую трудовую деятельность продолжил здесь. Здесь же его застала война, половину которой он провел на прифронтовых железных дорогах в качестве политработника. Летом 1943 года Валентин Прохорович стал военкором газеты «Гудок».

– Никогда не забуду, как присутствовал на первой в мире смертной казни четверых фашистов, которая проходила в уже освобожденном Харькове в декабре 1943 года, – вспоминает он. – Это событие освещали ведущие мировые издания, со мной – всего-навсего молодым корреспондентом «Гудка» – рядом сидели известные писатели Илья Эренбург, Алексей Толстой, Леонид Леонов.

Еще одно «спецзадание», которое Валентин Логвин помнит до сих пор – командировка на Дальний Восток во время войны с японцами.

– В Манчжурии помогал железнодорожным войскам восстанавливать путепровод и параллельно по телетайпу передавал информацию в харьковский «Гудок», – говорит он.

После войны Валентин Логвин успел поработать в нескольких изданиях, а в 1956 году «осел» в областном вестнике «Соціалістична Харківщина», где и проработал до пенсии.

– В то время газеты не имели права оскорблять президентов других стран и разглашать государственные тайны. А поскольку мы, журналисты, были крепко связаны с промышленностью, бывали на заводах, знали что где производится, бывали случаи, когда корреспонденты в статьях выдавали какие–то данные, которые нельзя было публиковать. Поэтому приходилось искать компромисс с цензором.

Валентин Прохорович с сожалением вспоминает, что во времена СССР журналистика действительно была четвертой властью.

– Народ к нам обращался как к последней инстанции, – с гордостью рассказывает он. – Раньше на каждую критическую газетную заметку обязаны были отреагировать. Если инстанция не принимала меры – ее сотрудников наказывали партийные органы. Даже сейчас, по старой памяти, знакомые просят меня помочь, только сегодня газетной статьей никого не испугаешь.

В 62 года Валентин Прохорович с должности заместителя главного редактора газеты «Соціалістична Харківщина» (ныне «Слобідський край») ушел на заслуженный отдых, но журналистскую деятельность не забросил. Он до сих пор сотрудничает с газетой «Слово ветерана» и по сей день – вот уже 70 лет – остается коммунистом с активной жизненной позицией.

– Мне исполнилось 95, но главное – не стареть душой, – считает журналист. – Меня на этом свете держат дети, внуки, правнуки и... непобедимая вера в коммунизм и ленинизм.