С 21 августа риелторы, юристы, адвокаты, нотариусы, аудиторы обязаны подавать сведения о своих клиентах в Госфинмониторинг.

Это, разумеется, если сделка по купле-продаже недвижимости превышает 400 тысяч гривен либо если у посредника есть подозрения, что деньги на приобретение квартиры получены незаконным путем.

18 мая 2010 Верховная Рада Украины приняла новую редакцию Закона Украины «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансированию терроризма».

– Рынок недвижимости является одним из немногих сегментов рынка, где господствует наличный оборот, – говорит председатель комитета по недвижимости, инвестициям и стратегическому развитию Харьковского филиала Европейской бизнес-ассоциации Игорь Балака. – Поэтому здесь легче всего попробовать отмыть деньги, полученные преступным путем, и их легализовать.

Сведения о клиентах риелторы должны собирать не с момента показа квартиры или подписания договора об эксклюзивном обслуживании с продавцом и даже не при подписании договора о намерениях или после получения задатка, а только при совершении сделки по купле-продаже объекта.

– При этом мы обязаны идентифицировать наших клиентов, то есть сохранять копии документов, которые удостоверяют либо личность физлица, либо правомочность юрлица, совершающих такую операцию, а также копии документов по сделке купли-продажи, – говорит Игорь Балака.

По словам Игоря Балаки, разработку критериев (около 50), по которым можно заподозрить клиента в том, что он рассчитывается незаконными средствами, Госфинмониторинг закончил буквально на днях, так что до риелторов они еще не доведены. Но, опираясь на опыт соседней России, где соответствующий закон уже действует, специалист привел несколько примеров «подозрительных ситуаций».

– Когда покупка или продажа квартиры происходит по доверенности или когда социальный статус клиента резко контрастирует с суммами, которыми он оперирует. Например, несчастная бабушка или бомжеватого вида мужичок пытаются купить квартиру за 200 тысяч долларов, – говорит Игорь Балака. – Могут возникнуть вопросы, если достаточно крупная сделка совершается на родственников. «Подозрение» должны вызвать иностранцы, приобретающие или продающие свою недвижимость на крупную сумму денег, а также граждане стран с нестабильной экономикой либо государств с большой степенью террористической угрозы. В принципе, идентифицировать мы должны любого нерезидента.

Ознакомить риелторов с перечнем «подозрительных признаков», по которым можно определить, законным ли путем получены деньги на покупку квартиры, предполагается в процессе образовательной программы. А обучение должен проводить соответствующий методический центр (который, кстати, занимается обучением как представителей коммерческой сферы, так и госслужащих: прокуратуры, милиции, СБУ) с последующей переподготовкой раз в три года.

– Наконец мы законодательно получили право обращаться с запросами в органы МВД и другие госструктуры, где мы можем в десятидневный срок получить информацию об интересующей нас стороне сделки. И если раньше для проверки противной стороны мы пользовались какими-то неофициальными связями, то теперь можем делать это вполне законно и в правовом поле, – отмечает Игорь Балака. – Кроме того, формируется реестр риелторов. И есть все основания убрать с рынка структуры, которые работают «в серую», действуя часто не в интересах своих клиентов, а вопреки.

Сейчас, по словам Игоря Балаки, в Харькове происходит около 30-40% сделок на сумму, превышающую 400 тысяч гривен, но если рынок будет расти, то количество их увеличится до 50-70%

– 400 тысяч гривен – это, условно говоря, 50 тысяч долларов. Однокомнатные квартиры сейчас стоят в пределах 30 тысяч, двухкомнатные – 32-35 (если это пятиэтажки на Салтовке) и от 44 и выше – на Алексеевке, – говорит специалист. – То есть в мониторинг попадают однокомнатные квартиры в элитном сегменте, двухкомнатные – в высотных домах с лифтами в благополучных районах и трехкомнатные квартиры – в спальных районах.

Кстати, по словам Игоря Балаки, для риелторов предусмотрены серьезные дисциплинарные меры, если они оповестят своих клиентов о том, что их мониторят. При этом специалист уверяет, что люди, продающие и покупающие жилье, нововведение на себе практически не почувствуют, поскольку общий мониторинг идет еще с 2003 года, в рамках которого информация по всем видам банковских, да и любых финансовых операций, подается в Комитет по финмониторингу.

– Если вы подходите к обменному пункту и хотите поменять больше двух тысяч долларов, вас попросят предъявить паспорт. И это значит, что вас уже мониторят, причем не один год, – говорит Игорь Балака. – Если вы берете кредит, вкладываете деньги в ценные бумаги или на депозит, пытаетесь получить ссуду в ломбарде, покупаете квартиру на первичном рынке через ФФС – сведения о вас поступают в Комитет. Это принципиальная позиция государства. Поэтому риелторы выглядят просто невинными овечками на фоне других структур, которые предоставляют сведения обо всех финансовых операциях своих клиентов.