Сегодня, 11 сентября, Украина отмечает День отечественного кино. В преддверии праздника драматург Юрий Рогоза, автор сценариев к фильмам «День рождения буржуя», «Америкэн бой», «Любовь.ru», мюзикла «Собор Парижской Богоматери» рассказал корреспонденту «ВХ», почему он решил отойти от кино и стать писателем.

- Юрий, вы, коренной киевлянин, широко известны зрителю в качестве российского сценариста. Почему не работаете на родине?
- Потому что в Украине почти ничего не снимается. Более того, даже в России снимать кино невыгодно. Приведу пример: на фильм «Стиляги», который я считаю произведением искусства, было потрачено $36 млн. Его посмотрела вся Россия, Украина и Узбекистан, а вернулось всего $20 млн. Как в таких условиях можно снимать? Телевидение живет, продавая рекламу, и каналы могут себе позволить съемки каких-то сериалов, а вот с игровым кино все сложнее. К тому же у нас очень развито пиратство. Мне недавно знакомый прислал интернет-ссылку с надписью «смотри, что хочешь». Там масса фильмов, которые сегодня лежат на полках магазинов в DVD-формате. Зачем покупать, если можно клацнуть и смотреть бесплатно и в хорошем качестве? 

«О политике больше не пишу» 
- Сейчас вы презентуете свою книгу «Маленькая Лиза» и намерены уйти в большую литературу. Это означает, что вы больше не будете работать над сценариями? - Думал, что не буду. Но на днях мне позвонил один из российских продюсеров, который увидел мой материал и решил, что по этому сценарию нужно снимать фильм. Получается, что от написания сценариев я так и не отошел, но книги все равно буду писать.
- Наверняка написанием сценариев можно заработать больше. Чем же вас так привлекает художественная литература?
- Захотелось, чтобы мое творчество приходило к людям без посредников. Я всю сознательную жизнь писал сценарии, над которыми работали продюсеры и режиссеры, песни, которые композитор дополнял музыкой, а певец исполнял. Каждый человек вкладывал свой талант, но в результате искажался мой. А написание книг – это прямой диалог с читателями. Сейчас вышла «Маленькая Лиза», кстати, в Харькове она появилась раньше, чем в Киеве. Через пару недель выйдет вторая – «Музыка для богатых». Третья пока в работе.
- «Маленькая Лиза» -- это ваша первая книга?
- Когда-то я издал повесть «Високосные города». Как говорил издатель, продавалась она хорошо, но с большим отрывом от «сериальных» книг. Люди обладают странным свойством — они смотрят сериал, а потом читают книгу, чтобы сравнить, что лучше. Но судить о моем литературном стиле по «сериальным» книгам нельзя -- я их не пишу. Эти книги пишут «бабушки», глядя в экран. К примеру, «он вошел в комнату и увидел ее», -- то есть пишут о том, что видят. 
- Экранизация «Маленькой Лизы» не планируется?
- Насчет «Лизы» не знаю. Книга переведена на французский, и один из авторитетных французских критиков назвал ее самой театральной пьесой. Я удивился — для меня это не очень театральная вещь. Но если он так сказал, может, и экранизируем когда-нибудь. Насчет книги «Музыка для богатых» есть более конкретное предложение. Я дал почитать рукописи одному продюсеру, который уже готов снять по ней фильм.
- Помнится, вы, как писатель, принимали активное участие в политической жизни нашей страны. Сегодня пишете о политике?
- Я больше не участвую в этом. Подойдя к политике достаточно близко, я понял: барахтаться в такой грязи не смогу. После такого разочарования у меня отпало желание писать об этом. Даже несмотря на то, что издатели платят очень много.
- Вы сотрудничаете в основном с российскими издательствами. Почему игнорируете отечественные?
- У нас народ читает мало, а, соответственно, книги выходят небольшими тиражами. В России дела обстоят по-другому: только в Москве продается 90% тиража. Сейчас я сотрудничаю с издателем, у которого есть партнеры в Украине и в Казахстане. Они оплачивают мои книги, по ходу решают какие-то проблемы, ведут переговоры с пиратами. Да-да, московские издатели общаются с пиратами, мол, эту книгу не трогайте. На что пираты могут ответить: две недели мы гарантируем, а дальше — извините. На Западе с этим еще строже. Там Ден Браун написал «Код Да Винчи», и в течение двух лет издатели отслеживали ситуацию с пиратством, мониторили электронные библиотеки. Больше им не надо — книгу продали, фильм сняли, а потом можно читать бесплатно.

Фильм «Мы из будущего» мог быть снят по другому сценарию 

- Кстати, о Западе. Многие отечественные драматурги отсылают свои сценарии в Голливуд. Вы не пробовали?
- Я два раза ездил в США учиться делать американское кино, но понял, что это не для меня. Во-первых, там нужно жить, ходить по тусовкам, заводить знакомства, «всовывать» всем свой материал. Во-вторых, для Голливуда нужно готовить масштабные синопсисы (краткое содержание фильма) в твердом переплете, с рецензиями известных людей и фотографиями предполагаемых актеров в костюмах и гриме. Изготовление такого синопсиса будет стоить несколько тысяч долларов.
Но в Голливуде меня «убило» даже не это. Как-то пришлось побывать на семинаре коммерческих писателей, где лекции нам читали трое штатных голливудских сценаристов. У двоих из них не было ни одного снятого фильма, у третьего – всего один. При этом на полках киностудии пылилась масса написанных ими сценариев. В Голливуде 90% купленных сценариев не выходят на экран. При этом на моем счету всего один «похороненный» сценарий.
- Настолько плох оказался? 
-  Нет, просто бывает такое, что разным людям приходят в голову похожие идеи. Получилось, что сюжет моего сценария «Ост Пикник» совпал со сценарием фильма «Мы из будущего». Мой продюсер не смог отстоять работу, и нам просто дали денег, чтобы мы «похоронили» сценарий. Кстати, первый фильм «Мы из будущего» мне очень понравился, а второго я не видел. Говорят, он хуже, но продолжения почти всегда хуже.
- А как же сериал «День рождения буржуя-2»? 
- По-моему, он хуже. Но интерес к нему был больше, чем к первому, как ни странно. Его рейтинг в России был очень высок и составил 75%.

Писатель доверяет мнению супруги 

- Юрий, кто первым оценивает ваши литературные труды? 
-  Жена. Когда я пишу книгу или сценарий, с какого-то момента вообще перестаю понимать, хорошо это или плохо. Поэтому трясущимися руками отдаю рукопись жене, чтобы она сказала, можно ее кому-то показывать или нет. И когда она говорит: «Да, это неплохо», -- я облегченно вздыхаю. «В стол» ничего не пишу, не могу себе этого позволить -- я живу за этот счет. 
-  Сами-то читать любите? - Конечно. Я обожаю Виктора Пелевина, люблю Шекспира и Курта Воннегута. А вот Антона Чехова, чьи пьесы являются самыми востребованными на планете Земля — не люблю: перечитывал по восемь раз, и все равно не понимаю, что в нем феноменального.
- А у вашей семилетней дочери уже проявляются литературные способности? - Тонкость восприятия художественного произведения у нее, конечно, есть. Но будет ли она писать... Честно говоря, мне хочется, чтобы у дочери был обеспеченный, честный и любящий муж -- не хочу, чтобы моя дочка была бизнес-вумен. Я как-то презентовал книгу в обществе деловых женщин и чувствовал себя там противно. Бизнес-вумен — это особая категория женщин.
Знаете, до недавнего времени я жил на две страны – в России и в Украине, а сейчас перевез семью в Киев только для того, чтобы моя дочь училась в киевской школе. Москва -- очень жесткий город, порой даже жестокий, и мне не хочется, чтобы дочь с самого детства заражалась этой жестокостью.