Президент ФК «Металлист»  Александр Ярославский направит в Генеральную прокуратуру Украины обращение в связи с дискредитирующими заявлениями чиновников Федерации футбола Украины.

Сегодня в Киеве, в пресс-центре информационного агенства "Интерфакс-Украина" состоялась пресс-конференция президента ФК "Металлист" Александра Ярославского, посвященная официальной позиции ФК "Металлист" касательно обвинения в якобы договорном матче "Металлист" -"Карпаты".

Предлагаем вашему вниманию стенограмму.

- Я не хотел бы никого сегодня обвинять. Я собираюсь еще раз озвучить хронологию событий, и только так можно будет понять суть происходящего. В частности, я собираюсь предать огласке некоторые факты, которых наверняка многие из вас не знают и которые позволят вам составить целостную картину происходящего. Итак, вперед в историю.

- 19 апреля, как вы помните, состоялся матч, который якобы признали договорным: «Металлист» - «Карпаты». Он завершился со счетом 4:0. Хотелось бы сделать небольшое отступление – ведь 4:0 само по себе звучит очень вопросительно… 23 января 2010 года, через два года после этого, мне позвонил президент ФФУ Григорий Суркис и сказал, что нужно срочно встретиться, что возникли форс-мажорные обстоятельства. 24 января состоялась встреча, на которой также присутствовали первые вице-президенты ФФУ Сергей Стороженко и Александр Бандурко. На этой встрече Григорий Суркис впервые произнес эти сакраментальные вещи – что есть некоторые факты, которые говорят о том, что матч был договорным – и предложил мне посмотреть некие диски. У меня есть свидетели: я категорически отказался смотреть их и даже не стал брать в руки, сказал, что это исключено и матч не может быть таким, каким вы его определяете.

1 февраля 2010 года Мирон Маркевич был избран главным тренером сборной Украины, и сразу же мы услышали заявление Суркиса о начале расследования в отношении якобы договорного матча «Металлист» - «Карпаты». 12 февраля Александр Бандурко обратился с заявлением в генпрокуратуру с просьбой расследовать обстоятельства этого матча. 14 апреля генпрокуратура получила выводы Харьковской прокуратуры, в которых говорится: все указанное четко свидетельствует о том, что в действительности обстоятельств передачи денежных средств 19.04.2008 от заместителя генерального директора ФК «Металлист» Красникова Е.А. футболисту «Карпаты» Лащенкову С.М. за проигрыш в вышеуказанном матче не было. В пункте 1 статьи 6 уголовно-процессуального кодекса Украины предусмотрено, что уголовное дело не может быть возбуждено, если отсутствует событие преступления. Событие! То есть не какие-то уголовные моменты, а именно событие. Как такового явления вообще в природе не существовало. И такие выводы делает харьковская прокуратура по поручению генпрокуратуры.

27 апреля Исполком передал материалы Кочетова в КДК, но в них отсутствовали выводы генпрокуратуры. С чем это связано – вопрос к ФФУ. 30 апреля суд подтвердил решение прокуратуры. "Решением суда от 30.04.2010, которое вступило в силу, постановление прокуратуры от 14.04.2010 оставлено без изменений. Таким образом, суд установил, что органы прокуратуры полно, объективно и всесторонне исследовали не только данные, которые содержатся в письме Бандурко А.И., но и узкоспортивную составляющую, в том числе опросили футболистов, тренеров, медицинский и административный персонал клубов, что дало возможность со всей определенностью прийти к обоснованному выводу не только об отсутствии события преступления, но и об отсутствии действий, направленных на достижение заранее фиксированного неспортивного результата матча". То есть, имеется решение, которое подтверждает постановление прокуратуры. Но это решение суда нигде не фигурирует в расследовании Кочетова.

2 – 9 августа озвучивается решение КДК, но без мотивировочной части, полностью игнорируются решения прокуратуры и суда.

21 августа Маркевич подает заявление об отставке с поста тренера сборной, хотя он и выиграл три матча, а один сыграл вничью.

25 августа Исполкомом принимается отставка Маркевича, и тогда же звучат известные слова президента федерации Григория Суркиса о том, что Мирон Богданович – это балласт. Конечно, находиться в сборной под таким давлением он больше не мог, это было его решение.

26 августа клубы и общественность знакомят с полной версией и мотивировочной частью решения КДК.

На 5 октября назначено слушание этого дела в апелляционном комитете ФФУ. Но мы ничего от этого не ждем… Председателем комитета является Александр Мащинский, который занимает должность в адвокатской компании BIM, а также Ольга Жуковская. Соучредителями BIM являются Игорь Суркис, Григорий Суркис, Згурский… Все эти данные есть в Интернете в свободном доступе. Жуковская является дисциплинарным инспектором УЕФА и членом апелляционного комитета ФФУ. С 1992 года адвокат комании BIM. Что нам ждать от решения этого комитета – понятно.

27 сентября 2010 года мы отправили официальное обращение в ФФУ, копию которого отослали в УЕФА, в котором просим разъяснить сложившуюся ситуацию. Лично я не понимаю, как при решениях прокуратуры и суда могут проводиться какие-то еще расследования. И каких результатов мы ждем.

Считаю, что в данной ситуации должны разбираться компетентные органы, в частности, генпрокуратура. И я направляю обращение в генпрокуратуру, в связи с многочисленными заявлениями ряда работников ФФУ, которые в своих интервью и заявлениях, до вынесения окончательного решения по делу, позволили себе ряд высказываний, дискредитирующих генпрокуратуру.

К примеру, Игорь Кочетов. В ответе на вопрос, каков был итог расследования прокуратуры Харьковской области, он комментирует: "Так называемое расследование Харьковской прокуратуры". "Я допускаю, что произошла утечка информации". Мы же знаем, как происходят утечки информации, то есть, Кочетов считает, что информация могла утечь? Эти материалы мы направили в генпрокуратуру.

Подводя итог выступления, хочу повторить основной вывод. Все попытки давления на наш клуб – это произвол. Всё, что происходит в украинском футболе – это не здОрово. Мы понимаем причины происходящего. И лично я. Это попытки хозяев киевского «Динамо», которые имеют рычаги в определенных организациях, которые оказывают влияние на украинский футбол, воспользоваться ситуацией и отодвинуть «Металлист» от достижения результатов, от игры в Лиге чемпионов, в Лиге Европы.

Хочу заверить тренерский состав, игроков, администрацию и наших болельщиков в том, что мы будем всеми законными методами и способами защищать честь и достоинство своего клуба.

- Первой в генпрокуратуру обратилась ФФУ, но при этом в мотивировочной части не принимаются во внимание выводы этой организации. Зачем и с какой целью тогда делался запрос?

- Очень легко ответить на этот вопрос. Она не первой, а единственной 12 февраля в лице Бандурко Александра Ивановича отправила заявление в прокуратуру. Наверное, с целью добиться истины. Мы знаем, что в европейской практике подобными делами занимаются прокуратура и полиция. До вчерашнего дня в генеральной прокуратуре других заявлений по этому делу не было. Но почему материалы прокуратуры и суда не были приобщены к делу и не были приняты во внимание – это вопрос к ФФУ. До вчерашнего дня кроме их заявления в генпрокуратуре заявлений по этому делу не было.

- ФФУ ни на одном из этапов расследования не учитывало результатов прокурорской проверки?

- Вы же видите, как трактуются результаты проверки Игорем Кочетовым: «Так называемое расследование», «утечка информации»...

- Как далеко готов идти «Металлист» в этом деле? Если апелляционный комитет ФФУ оставит в силе решение КДК, готовы ли вы идти в спортивный арбитражный суд в Лозанне? И не боитесь ли, что Лозанна оставит в силе этот приговор?

- Мы будем действовать по закону, будем обращаться в Лозанну. Лично я не верю в положительный исход для «Металлиста» в апелляционном комитете. За это время, с февраля, чиновниками федерации в прессе постоянно нагнетается обстановка тезисом о том, что это очень слабое наказание; «Металлист» ждет более сильное наказание; замолчите, никуда не ходите; сидите тихо, радуйтесь тому, что Красникову запретили пожизненно заниматься футболом, а с «Металлиста» сняли 9 очков. Но этого не будет, мы будем идти до конца. Нашей целью является установление истины, хотя прокуратура и суд ее уже установили. О какой истине мы говорим? У нас разные истины?

- Если признаний двух участников матча и заключения экспертов недостаточно, то как вообще доказать «договорняк»?

- Это вопросы к генпрокуратуре и суду, и они на эти вопросы уже ответили.

- А при чем к этой ситуации Суркис, если все начал Дыминский? Как должен был поступить глава ФФУ, если пленки уже пошли в Лозанну?

- А он правильно поступил, в лице Бандурко отправив материалы в генпрокуратуру, и получил выводы. Почему он использовал их так, как ему было удобно, и куда использовал, я не знаю.

- В чем заключается поражение украинского футбола, и не пора ли менять руководство федерации? 

- Я не большой любитель заниматься тем, чем сейчас занимаюсь. Поражение украинского футбола и в этом тоже. По большому счету, мне бы лучше находиться в Харькове и заниматься командой и объектами к Евро-2012, то есть, тем, что приносит положительный эффект для украинского футбола. Наша ситуация – это явный признак того, что не все в украинском футболе хорошо.