Недавно Кабинет министров Украины утвердил рекомендации относительно внешнего вида работников секретариата при исполнении ими служебных обязанностей.


«Вечерний Харьков» решил выяснить, каких правил в одежде придерживаются харьковские чиновники и руководители предприятий и организаций.

Сотрудникам секретариата правительства запретили два дня подряд ходить на работу в одном костюме, то есть они должны иметь их не меньше трех. Причем нижняя пуговица пиджака у мужчин обязательно должна быть расстегнута, а ремень непременно сочетаться по цвету с туфлями и портфелем. Женщинам настоятельно порекомендовали не надевать прозрачные или слишком обтягивающие платья и «наряды в цветочек», не злоупотреблять брюками, отказаться от глубоких декольте, коротких юбок, а также массивных украшений, бантиков, рюшей и воланов.

В Харьковской облгосадминистрации официально прописанных правил в одежде не существует – областные чиновники руководствуются в этом вопросе здравым смыслом, отдавая себе отчет, что на прием к ним приходят люди с наболевшими вопросами и проблемами, а посему чиновник должен вызывать своим внешним видом доверие и уважение.

Есть первая жертва кабминовского дресс-кода



– В рабочих кабинетах выдерживается деловой стиль одежды – в джинсах никто не разгуливает, наших мужчин даже в жару без пиджаков не увидишь, – говорят в пресс-службе ХОГА. – А вот во время поездок в районы области допускается уже более демократичная одежда – она должна быть удобной.

Летом от женщин обязательного наличия чулок никто не требует, но полностью оголенные руки и глубокое декольте в здании администрации – моветон. А вот от платьев «по фигуре» дамы не отказываются, мол, «женщина всегда остается женщиной и «мешок» на себя не оденет ни за что».

Никто не заставляет и мужчин в приказном порядке подбирать ремень под цвет портфеля, однако хоть и негласные, но правила в одежде есть.

– Понятно, что летом мы в шортах на работу не ходим – предпочтительнее рубашка и брюки, – говорит руководитель пресс-службы облсовета Владимир Дягелев. – Официальные мероприятия предполагают только деловой костюм. А в повседневной жизни некоторые и в джинсах ходят – то есть строгих ограничений нет. И тем не менее демократия в одежде, как и в любом другом вопросе, не должна выходить за рамки приличия. Что касается женщин, то они у нас просто красивые.

Дресс-код: отношение президентской администрации


Директор департамента здравоохранения и социальных вопросов Харьковского горсовета Светлана Горбунова-Рубан к дресс-коду относится положительно, считает, что любая форма организовывает.

– Но сказать, что в горсовете есть какой-то установленный дресс-код, я не могу, – говорит Светлана Александровна. -- Наши мужчины стараются всегда быть в костюмах и при галстуках. А вот молодым сотрудницам зачастую приходится делать замечание по поводу голых животов и коротких юбок.

По мнению Светланы Горбуновой-Рубан, во внешнем облике женщины-чиновника категорически неприемлемы откровенные декольте, слишком короткие юбки, оголенные плечи.

– И конечно же, неправильно, когда чиновник средней руки надевает на себя три цепи, пять перстней и два камня в уши, – улыбается Светлана Александровна. – Лично меня ограничения в одежде нисколько не напрягают, поскольку я всегда могу надеть то, что мне подходит, и при этом не выйти за рамки дозволенного.

Учитель всегда узнаваем


Не существует прописных правил дресс-кода не только для чиновников, но и для школьного учителя и директора, с сожалением констатирует директор Департамента образования горсовета Ольга Деменко. Но есть правила здравого смысла образованного интеллигентного человека, который не только своими знаниями, но и внешним видом учит и воспитывает детей, служит для них примером. Поэтому в непозволительном виде учителя в школах не появляются – никаких ярко выраженных декольте, прозрачных блузок и мини-юбок. По словам Ольги Ивановны, учитель всегда узнаваем, потому что он одет строго, официально: брючный или юбочный костюм, обязательно - колготы или чулки, закрытая обувь. Кроме того, прическа и макияж не должны быть вызывающими.

– Меня определенные ограничения в одежде ничуть не смущают, поскольку я – достаточно консервативный в этом отношении человек. Правда, небольшие проблемы с гардеробом возникают, если я иду в выходной день в гости к друзьям или на день рождения, – смеется она.

На предприятиях основным критерием в одежде является соответствие ее технике безопасности, утверждает помощник директора ЗАО «Южкабель» Владимир Суббота.

– ИТРовцы, руководители подразделений и без приказа ходят в деловой одежде, – говорит Владимир Яковлевич. – Директорат – в костюмах и галстуках, а руководители цехов – в фирменных курточках с надписью «Южкабель» на спине, поскольку в костюме среди масла и стружки не очень-то удобно. Летом запрещен вход в цеха в шлепанцах, шортах и майках – по технике безопасности.

Женщины–руководители тоже облачаются в строгую деловую одежду.

– Декольте и коротких юбок нет – на работу приходят работать, а не на ножки смотреть, – улыбается Владимир Суббота.

Правила для мужчин должны быть более строгими


Если введение дресс-кода приведет к воспитанию культуры общения у чиновников, то такой шаг вполне может быть целесообразным, считает известный харьковский фешн-дизайнер Константин Пономарев. Главное, чтобы правила не были слишком запротоколированы.

– Мы с вами можем позволить себе роскошь прийти на прием к чиновнику в чем угодно, а вот внешний вид «государственного мужа», поскольку он находятся на службе у народа, должен нас радовать: как минимум не должен быть печальным, может быть в меру демократичным, но при этом располагающим к общению. Это относится, наверное, прежде всего к мужчинам, которым нужно научиться еще и улыбаться, когда к ним на прием приходят представители населения.

Дресс-код прекрасной половины чиновников, по мнению дизайнера, может быть менее радикальным – все-таки женщина имеет право на женственность.

– Поэтому какие-то аксессуары, элементы украшений должны быть, – говорит Константин. – А длина юбки зависит от собственного отношения женщины к своим ногам: если они красивые, то почему юбка не может быть выше колена? Другое дело, что она не может быть запредельно короткой.