Заслуженный деятель искусств Украины, народный артист Украины режиссер Феликс Чемеровский отметил сразу два юбилея: шестьдесят лет со дня рождения и сорок лет творчества.

Десятки его юбилейных лет – это копилка опыта, но никак не возраст души: Феликс Чемеровский по-юношески бодр и неиссякаем в творчестве.

– Феликс Аркадьевич, вы в искусстве уже четыре десятилетия. В какую эпоху вы ощущали себя самым свободным?

– Я всегда был свободным. У меня есть два девиза. Один – из Булгакова: «Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!» Второй – пушкинские стихи: «Веленью Божьему, о муза, будь послушна, Обиды не страшась, не требуя венца, хвалу и клевету приемли равнодушно, и не оспоривай глупца».

В 1979-1980 годах я возглавил народный драматический театр. Это было мощное время и мощнейшие спектакли. Я первым в Харькове поставил «Последний срок» Распутина. В Украине его запрещали и меня хотели убрать из профессии. Но мне повезло: помог случай. В тот день, когда собирались разбирать мое личное дело, говоря: «Талантливый режиссер, талантливый театр, но не туда идет», – вышел указ Верховного Совета СССР о присвоении Распутину Ленинской премии. После этого я поставил потрясающий спектакль Эрдмана «Самоубийца», потом – «Старый новый клоп».

А лет пятнадцать назад я создал первый в Украине профессиональный еврейский театр. Он был очень востребованным. На волне 90-х годов прошла масса спектаклей, которые получали Гран-при на международных конкурсах. У нас всегда были аншлаги.

– Почему же в таком случае театр ушел со сцены?

– Это был первый негосударственный театр, в него вкладывались спонсорские деньги. После печально известного 11 сентября отошли американские спонсоры: у них началась волна кризиса. Но я уверен – новый театр обязательно будет. Не знаю, когда и каким он будет, но меценат непременно найдется.

– А вам никогда не хотелось возглавить государственный театр?

– Когда мне было лет сорок – хотелось, и даже были предложения. Но это не для меня: я хожу не в ногу. Я всегда шагал и буду шагать по-своему. Не бросаюсь на амбразуру, но стараюсь донести свои мысли.

– А что, на ваш взгляд, нужно государственным театрам, чтобы там всегда были аншлаги?

– Во-первых, нужно просто хорошо работать, во-вторых, нужны хорошие продюсеры. Такие, как Андрей Жолдак – он ведь был в первую очередь продюсером и на все его спектакли ходят до сих пор. Спектакли должны быть интересны не только для бабушек, которые ходят в некоторые театры из-за воспоминаний, но и молодежи, а для этого необходимы интересный репертуар и нетривиальные решения. Я точно знаю, что на каждый товар есть свой покупатель. Театр – продукт, который нужно завернуть в хорошую упаковку и красиво продать. У нас же могут делать потрясающие спектакли, но не умеют их продавать.

– Удается ли вам вписаться в попсовое искусство?

– Это действительность, она существует. Но попса – понятие философское. Я не согласен, когда говорят, что это однозначно плохо. Творчество Иосифа Кобзона – это попса? А Beatles и Rolling Stones – это попса, если их музыку исполняют сегодня симфонические оркестры? Или глубочайший и серьезнейший человек Алла Борисовна Пугачева – это тоже попса? Музыка всегда писалась на потребу. Не все могут пропеть «Богатырскую симфонию». Во всем мире есть прослойка, которая слушает классику, но я нигде не видел, чтобы люди, едущие в транспорте, летящие в самолете, слушали седьмую симфонию Шостаковича.

– Вы уже больше двадцати лет занимаетесь постановкой городских праздников. Чем отличаются нынешние сценарии массовых действ от прежних?

– Я очень люблю ставить огромные концерты, городские праздники. Времена меняются, и нынешние сценарии отличаются новым языком, подачей. Исчезла заполитизированность, но самое главное – сейчас другие технические возможности. На 350-летие Харькова мы делали парад фейерверков из восьми городов. Это было уникальное зрелище! Сейчас на городских праздниках мы можем устанавливать на площади экраны, создавать фонтаны, а на последнем Дне города сделали грандиозное визуальное шоу на Доме Советов.

– Многие шестьдесят лет воспринимают как некий рубеж и охотно почивают на лаврах. Вы добились очень многого, но точку в творчестве ставить явно не собираетесь. Поделитесь, пожалуйста, рецептом вашего эликсира молодости. И что вы считаете главным своим богатством?

– Я заслуженный деятель искусств Украины, народный артист Украины – выше звания нет. Занимаюсь педагогической деятельностью, постоянно ставлю праздники. Я все время в работе и знаю цель своей жизни. Есть потрясающий еврейский тост. Евреи всегда пьют за жизнь до 120 лет. «И без НДС», – добавляю я.

Но самое главное в моей жизни – не творчество, а семья, внуки, которых у меня двое, благополучие сына и невестки, здоровье всех моих близких. И уверенность в завтрашнем дне. У нас страна с непредсказуемым прошлым, но будущее у нее блестящее – я в этом уверен. Не может государство с таким потрясающим человеческим потенциалом и золотой молодежью не иметь блестящего будущего. Главное – жить, а не выживать. Как писал Павка Корчагин, жизнь дается один раз, и прожить ее нужно так, чтобы не было мучительно больно...

К празднику
В юбилей к достижениям Феликса Чемеровского добавилась еще одна награда – отличие Харьковского облсовета «Слобожанская слава».