Для большинства украинцев слово «колония» непременно ассоциируется со строгим присмотром за заключенными, безрадостной работой на благо государства и другими «прелестями» классического тюремного режима. Но не все так однозначно. В Дергачевской исправительной колонии № 109 осужденные могут свободно выходить «за забор», занимаются сельским хозяйством и даже внедряют ноу-хау. Учреждение появилось на месте местного колхоза им. Щорса.

Колония, полное название которой звучит «Дергачевская исправительная колония минимального уровня безопасности с облегченными условиями содержания», расположена в пос. Солоницевка (пригород Харькова) и имеет сельскохозяйственный уклон. В отличие от питомцев остальных учреждений исполнения наказаний Харьковской области (12 колоний плюс следственный изолятор), местные осужденные являются, если воспользоваться армейской формулировкой, своего рода «дембелями». «Дембеля» здесь самого разного возраста — от молодежи в возрасте 20 лет до 60-летних стариков.
Как рассказал начальник ИК-109 Виталий РОМАНЕНКО, склонных к побегу или злостных нарушителей режима в «зоне» сюда никогда не переведут, а питомцами вверенного ему заведения могут стать лишь осужденные, чьи сроки «отсидки» подходят к концу. Они хорошо себя ведут, имеют крепкие социальные связи (например есть жена, дети) и прочее. Причем здесь можно встретить как мелкого злоумышленника, получившего в свое время срок за карманную кражу, так и человека, осужденного за убийство. Сам перевод в «колонию-поселение» для осужденного является законной льготой, смягчением режима содержания в случае, если он, по решению администрации ИТК, «твердо стал на путь исправления».
Дергачевская колония с минимальным уровнем безопасности может приютить до 350 осужденных, хотя на заре ее появления в ней содержалось и по 450 человек. Сегодня здесь немногим более двухсот человек, которые поступили сюда из других учреждений пенитенциарной системы. Буквально на днях в колонии по-
явился 227-й житель — заключенный из Темновской колонии № 100. Попав на новое место жительства, он сразу же пообещал проявить себя на любой работе, чтобы уйти на свободу по условно-досрочному освобождению (УДО).
Как свидетельствуют сотрудники колонии, особых проблем с осужденными не наблюдается. Конфликтов между самими «жуликами» (как их беззлобно называют в колонии) не возникает. Отремонтированный недавно дисциплинарный изолятор (ДИЗО) колонии пустует уже два месяца. Количество нарушений, по словам Виталия Романенко, в последнее время заметно снизилось, единственное спецсредство для наведения порядка (дубинку) сотрудники колонии применяют очень редко.
Побег без мотивации
Для осужденных, проведших годы за высоченными заборами с колючей проволокой, оказаться в «колонии-поселении», как ни удивительно, является серьезным психологическим испытанием. Приходится привыкать свободно передвигаться по колонии, по нескольким тысячам гектаров не огражденной территории сельских угодий, жить не в бараках, а в нормальном общежитии. Некоторые молодые осужденные успевают, помимо работы в поле или на ферме, даже учиться в местной школе, что лишний раз подчеркивает уровень свободы в ИК-109. Главные требования — чтобы выполнялись рабочие нормы да построение на «поверку» в начале и в конце дня.
Бежать отсюда — по меньшей мере, глупо. Как правило, рано или поздно беглеца ловят. За такую попытку он получит, кроме аннулирования льготы и возврата в «зону», дополнительно до трех лет лишения свободы. До окончания же «отсидки» осужденным колонии в Солоницевке остается, как правило, совсем немного — чаще всего несколько месяцев, в некоторых случаях — год-полтора.
Впрочем, случаи побега все-таки бывают, но мотивацию беглецов сотрудники системы исполнения наказаний называют влиянием момента, а не осознанным деянием. Скажем, едет один из «жуликов» на тракторе и нечаянно сваливает забор местного жителя. Испугавшись ответственности за такой проступок, осужденный бросает технику «на месте преступления» и дает деру. На самом деле разрешить такой инцидент по-местному намного проще и дешевле, чем потом подключать к поискам беглеца правоохранительные органы и заниматься розыскными
мероприятиями.
Финансовые проблемы и помощь изобретателя
Деятельность исправительной колонии № 109 с сельскохозяйственным уклоном можно условно разделить на животноводство, растениеводство и другие отрасли. Для эффективной работы во всех сферах учреждение имеет все необходимое — достаточно плодородной земли и сотни рабочих рук. Правда, этих самых рук хватает не всегда. Это касается, например, тех случаев, когда нужно быстро высадить ту или иную культуру.
Сельскохозяйственная техника у колонии своя, правда, есть проблемы с финансами для ее поддержания в надлежащем состоянии. Кабинет министров Украины денег для этого не выделяет, но спасают другие колонии Харьковской области, у которых есть возможность делиться с коллегами запчастями, добытыми в процессе сотрудничества с соответствующими организациями. Нет государственной помощи и в сфере обеспечения сельхозработ горюче-смазочными материалами.
К сожалению, рассказывает Виталий Сергеевич, не хотят идти навстречу и банковские учреждения, куда с просьбой выделить кредит в размере 250 тыс. грн. на приобретение техники и запчастей для нее обращалось руководство
ИК-109. Только с марта месяца уже шесть банков ответили отказом. Как поясняет начальник колонии, банкиры боятся связываться с государственной организацией, ибо, по их словам, в случае невозвращения кредитов получить деньги назад будет проблематично — обанкротить ИК-109 вряд ли получится…
Но, несмотря ни на что, колония достаточно успешно справляется со своими задачами — кормит себя и поставляет овощи и фрукты другим учреждениям пенитенциарной системы региона. Правда, в нынешнем году не повезло с озимыми — около 60% вымерзших посевов пришлось восстанавливать посевами яровых (к счастью, Кабмин все же компенсировал 65 тыс. грн., за которые приобрели удобрения). Колония традиционно выращивает зерновые культуры, из которых потом выпекается хлеб на собственной пекарне, а часть зерна используется как корм для животных.
Есть в колонии и свой «профессор-изобретатель» — заключенный, который занимается усовершенствованием процесса выращивания сельскохозяйственных культур. На воле Сергей Дубина длительное время работал агрономом, а попав «на зону», принялся использовать свои знания, взяв за основу идеи профессора Можейко. В обычных условиях для превращения навоза в органические удобрения необходимо пять лет. Установка, созданная Сергеем Дубиной при поддержке и помощи руководства колонии, сокращает процесс в десятки тысяч раз — до 10-15 минут! За шестичасовую смену установка выдает около 500 кг готовой продукции. Эффективность и качество полученного материала неоднократно подтверждалась различными службами и исследовательскими организациями Харьковской области.
Находка для художников
Фермерское хозяйство Дергачевской колонии уже сегодня достаточно разнообразно — коровы, лошади, свиньи, гуси. В прудах, являющихся собственностью ИК-109, выращивается рыба (карась, окунь), недавно в воду запущены мальки карпа и толстолобика. Несколько десятков ульев с пчелами вывезены ближе к медоносам — гречихе, акации, разнотравью.
Следует сказать, что исправительное учреждение владеет не только достаточно современной, ухоженной фермой (здесь даже поросята регулярно появляются на свет), но и большими пастбищами для выпаса животных. Причем для колонии земли эти представляют не только вполне прагматичный интерес (зеленый корм для лошадей и других домашних животных), но и источник эстетического удовольствия. Края здесь настолько красивы, что стоило бы пригласить художника, дабы запечатлеть на холсте зеркальную поверхность воды, высокие луговые травы и бегущих по ним лошадей. Впрочем, питомцы колонии тоже ежедневно радуются этой красоте, которой на свободе они, может быть, никогда до того не замечали.
Перспективы у животноводов исправительного учреждения достаточно интересны и обширны. С недавних пор колония получила сертификат как племенное хозяйство, что дает право выращивать крупную белую свинью и продавать породистых поросят. Кроме того, в ближайшей перспективе хозяйство ждет пополнения другой живностью. Так, планируется появление 250 перепелов, а также составлен договор с Ольшанской птицефабрикой на передачу пяти сотен цыплят. Заказаны также 20 ягнят, которые будут выращиваться на мясо.
Занятия по душе
Большинство осужденных, которые попали в ИК-109, сами определяют, куда им идти работать — с животными или на поля. Многие из них в бытность на свободе занимались сельским хозяйством и умеют водить трактор, комбайн, знают законы агрономии, принципы ухода за скотом или приемы обращения со свиноматками. Сложнее с бывшими городскими жителями, но и те находят себе занятия по душе, благо выбрать им есть из чего.
Кроме вполне обычных сельскохозяйственных работ (в поле и на ферме), воспитанники Дергачевской колонии выполняют и другие задания. Например, работают на мельнице, снабжая мукой не только харьковские подразделения исполнения наказаний, но и подобные структуры в соседних регионах (по тендеру). Еще осужденные следят за порядком в районе высоты Маршала Конева, расположенной неподалеку (памятник видно с территории колонии). А на танке, который стоит на постаменте с другой стороны, давно красуется нарисованный ими номер — 109.
Поскольку сельское хозяйство — занятие частично сезонное, осужденным, специализирующимся на земледелии, приходится заниматься и другими отраслями жизни колонии. «Колонисты» ремонтируют технику, обрезают деревья, изготовляют в столярной мастерской табуретки, рамки для зеркал, навесы и другие предметы, необходимые в быту и в работе. Собственная линия по производству подсолнечного масла тоже функционирует без каких-либо проблем.
Предметом особой гордости для ИК-109 является линия по переработке молока, надои которого составляют порядка 2200 литров в год с каждой коровы. Производством командует достаточно колоритный человек — Руслан Алиев, который в свое время получил четыре диплома, в том числе по специальностям молочника и винодела. Под его руководством здесь производят до десяти наименований продукции, в том числе сметану, творог, сулугуни, брынзу. В перспективе планируется наладить выпуск копченого сыра и других продуктов, сырьем для изготовления которых является молоко.
Вот так обстоят дела в Дергачевской колонии с сельскохозяйственным уклоном — одном из немногих учреждений в Украине, где эффективно «убивают» сразу двух «зайцев»: кормят себя и другие колонии, а также готовят осужденных к скорому выходу на свободу. Кстати, некоторые бывшие питомцы ИК-109 даже остаются жить поблизости от «родной» колонии и поддерживают нормальные отношения с сотрудниками системы исполнения наказаний, которые за ними когда-то присматривали.
Справка

Дергачевская ИК-109 минимального уровня безопасности имеет в своем распоряжении около 3,5 тыс. га земли, из которых для земледелия используется примерно 2,26 тыс. га. Кроме того, есть несколько теплиц, собственная пасека из 45 ульев. Что касается животноводства, то колония сегодня содержит 1150 голов свиней, 510 голов крупного рогатого скота (из них коров — 150), 570 гусей, 27 лошадей (в том числе тяжеловозов). Имеются также четыре пруда, один из которых собираются чистить для его дальнейшего эффективного использования, а остальные применяются для занятий рыбным промыслом и для выгула гусей, коров, лошадей.