За последние несколько лет Харьков превратился в подобие такого себе уездного города N. Только вместо обилия похоронных бюро и парикмахерских в городе расплодились торговые центры и стройки элитного жилья.

Основная масса населения, скажем прямо, обходит «крутые» магазины и места отдыха десятой дорогой, а пожить когда-нибудь в элитном жилье и вовсе не мечтает. Поэтому отстоять хоть какое-нибудь, пусть и небольшое количество зеленых насаждений, для таких людей — не просто дело принципа, а дело чести.
В минувшие выходные официальное решение горсовета о приостановке строительства торгово-развлекательного комплекса в скверике у станции метро «Научная», которое было принято 31 мая, так сказать, по мотивам недовольства горожан, было подкреплено общественным мнением. Свой вклад в развитие ситуации внесли депутаты Дзержинского райсовета: накануне проведения общественных слушаний они отменили решение своих предшественников и установили запрет на вырубку деревьев в сквере. Один из выступающих харьковчан, обращаясь к власть имущим, попросил остановить «эпидемию уничтожения зеленых насаждений города».
На общественных слушаниях, проведение которых инициировал Харьковский городской союз ветеранов Афганистана, было собрано 400 подписей против строительства. Свои автографы под историческим документом поставили первые лица города. Местное население изначально неодобрительно относилось к стройке, пожилые люди говорили, что у них отбирают последнее место, где можно посидеть в тени деревьев. К тому же такое близкое соседство развлекательного комплекса с мемориальным сооружением — памятником воинам-интернационалистам, погибшим на войне в Афганистане, мягко говоря, не самая удачная градостроительная идея. Когда-то рядом с памятником предполагалось построить часовню, но за неимением финансовой поддержки этот проект по сей день не осуществился. Родные погибших «афганцев» попросили помощи у городских властей в защиту памятника. Городской голова Михаил Добкин пообещал взять его под опеку города, в настоящее время памятник содержится на пожертвования людей, небезразличных к памяти воинов-интернационалистов.