2 ноября приме-балерине харьковского театра оперы и балета Маргарите Кононенко исполняется 90 лет.

Несмотря на солидный возраст, ей удалось сохранить незаурядную женскую прелесть и прекрасную память. Не одно десятилетие посвятила она танцу – красивому, вдохновенному, трудному и до самозабвения любимому.

Танцевать Маргарита любила с детства. Как-то ее матери удалось достать путевку и отправить девочку в анапский санаторий. На одном из детских концертов, где она исполнила украинский танец, Риту заметила ведущая балерина Кировского театра Кириллова. Она и посоветовала родителям привезти одаренного ребенка в Ленинградскую хореографическую школу. Однако тяжелые времена не позволили воспользоваться счастливым случаем, и все же учиться танцу девочку отдали – в хореографическую школу при харьковской опере. В последнем классе Маргариту приняли практиканткой в балет харьковского театра, а через год она уже исполняла на концертах сольные номера.

О своем первом выступлении Маргарита Петровна до сих пор вспоминает с волнением.

– Стоя за кулисами в ожидании выхода на сцену, я испытывала непередаваемые чувства, – говорит она. – И вдруг волнение исчезло, сменившись необыкновенным подъемом, собранностью и восторгом. Первое выступление прошло успешно.

Танцевали под бомбежками


В 1941 году, когда началась война, театр распустили, а балерина переквалифицировалась в медсестру – делала уколы, перевязки, ухаживала за ранеными и вскоре вместе с госпиталем эвакуировалась в Новосибирск. Однажды она случайно встретилась с администратором харьковского театра оперы и балета и получила приглашение в Иркутск, где осел родной коллектив. Весной 1943-го в театре была организована концертная бригада, в составе которой Маргарита отправилась на фронт. Работали под бомбежками, концерты давали даже на передовой, вспоминает она. Ставили грузовик, открывали борта и танцевали, пели.

– Однажды, прямо во время выступления, началась бомбежка, а затем – артналет, – рассказывает Маргарита Кононенко. – Прозвучала команда: «К бою!». Бойцы бросились в окопы, шофер сбежал, а мы остались в кузове. Слышу крики: «В окопы!», «Прячьтесь!» – бросилась в траншею, а там – солдатик раненый. Своим поясом перетянула ему руку, разорвав концертный костюм – как могла перебинтовала рану.

Публика была в восторге


Весной 1945 года артисты вернулись в родной Харьков, и уже в конце мая театр оперы и балета порадовал харьковчан своим первым после эвакуации спектаклем – «Иван Сусанин». Маргарита была счастлива – земляки ее не забыли. В 1948 году она вышла замуж за ведущего артиста театра им. Шевченко – Митрофана Фадеевича Кононенко, родила двух сыновей.

Маргарита Петровна продолжала совершенствовать свое мастерство и через время из артистки балета превратилась в солистку. Почти три десятилетия не сходила с подмостков ведущая характерная танцовщица, создав целую галерею незабываемых сценических образов.

Трудно сказать, какой из них ей наиболее близок и дорог – все они разные и по-своему неповторимые: Фея сирени в «Спящей красавице», Мерседес в «Дон Кихоте», Чага в «Половецких плясках» из «Князя Игоря».... И все же больше всего Маргарите импонировал образ пылкой чувственной Заремы в «Бахчисарайском фонтане», даже несмотря на неприятность, случившуюся на премьере.

– Первая жена султана Турции Зарема в порыве ревности отравила появившуюся в гареме соперницу – полячку Марию, и решила покончить с собой, бросившись со скалы. Отыграв сцену мольбы и отчаяния, я стремглав взбежала «на скалу» и, заломив руки, готова была броситься вниз, – вспоминает Маргарита Петровна. – И вдруг с ужасом обнаружила, что страховочного матраца внизу нет и падать с четырехметровой высоты придется на голые доски. Зал напряженно ждал развязки, и актриса победила во мне слабого человека – я бросилась вниз. Раздался грохот, я потеряла сознание. В чувство меня привел насмерть перепуганный режиссер – кое-как с помощью коллег я покинула сцену.

Случались и забавные случаи. Так, в спектакле «Лилея» огненная цыганка Мариула, играя яркими юбками, высоко подбрасывала их ногой. И вдруг туфелька соскользнула и, взлетев до третьего яруса, шлепнулась прямо в оркестр. Маргарита не растерялась -- ловко сдернув вторую туфельку, она швырнула ее в кулису и как ни в чем не бывало продолжила танец босиком. Публика была в восторге.

В 1950-1960-е годы балетный коллектив театра был очень сильным в профессиональном плане, говорит Маргарита Кононенко. Долгое время балетной труппой руководил талантливый и требовательный балетмейстер Ковтунов. Прима-балерина Светлана Колыванова-Попеску до сих пор работает в театре – сейчас она художественный руководитель ХНАТОБа. Поддерживает отношения Маргарита Петровна и со своей подругой – талантливой солисткой балета Валентиной Семинаренко. К сожалению, многих актеров театра тех лет уже нет в живых.

Ушла со сцены, но осталась в искусстве


В 1965 году Маргарита Кононенко вышла на пенсию.

– Уход со сцены – тяжелое испытание для актера, – говорит она. – Я поняла, что лучшая часть жизни пройдена, дальше – борьба за существование. И все это время пыталась, чтобы дальнейшая работа хоть каким-то образом была связана с искусством.

Маргарита Петровна работала балетмейстером-постановщиком в театре им. Т.Г. Шевченко, затем хореографом во ДК «Металлист», ДК ХЭМЗ, ДК ХТЗ. Будучи руководителем самодеятельных коллективов, она стремилась передать богатейший актерский опыт молодежи. В 1970-1985 годах хореографические коллективы под ее руководством неоднократно занимали первые места в областных и республиканских смотрах-конкурсах.

– Я прожила трудную, но счастливую жизнь. В ней было все – семья, дети, радость от любимой профессии, война, прекрасное время становления меня как солистки балета, а впоследствии – хореографа, – делится Маргарита Петровна. – У меня есть любимые внуки: Максим и маленький Дима, внучка Машенька, которой я привила любовь и уважение к искусству балета в надежде, что она пойдет по моим стопам. Однако она выбрала профессию юриста.

Маргарита Кононенко награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и множеством юбилейных медалей.