На днях в Харькове предприятие подало в суд на двух жительниц микрорайона Сортировка за то, что они... пожаловались на него в санэпидстанцию. Женщин обвинили в том, что из-за этой жалобы санстанция закрыла производство. Ничтоже сумняшеся, бизнесмены потребовали от них возместить предприятию более 10 тысяч гривен. К счастью, справедливость в этом деле восторжествовала.

Жить, дыханье затаив
Жители Железнодорожной улицы нашего города взахлеб рассказывают о том, что вот уже лет восемь как рядом с их домами на месте детского дошкольного учреждения функционирует производство надувных лодок, аттракционов и прочих изделий. Ольга Красношлыкова, Яна Баркалова и еще ряд жительниц говорят, что с тех пор как в их районе появился этот новый сосед, они постоянно чувствуют запах, от которого начинает «раскалываться» голова. Их соседка, заведующая 1-м педиатрическим отделением городской детской клинической больницы № 19 Татьяна Калитченко утверждает, что запах — это еще «цветочки»:
— С тех пор как здесь появились эти производства, я наблюдаю ухудшение здоровья, причем как собственного, так и соседей, особенно детей. Разумеется, чуть что у кого случается — сразу зовут меня. Так вот, практически у всех детей округи я замечаю бронхиальную астму, обструкцию дыхательных путей, кашель, головные боли. Ведь дети играют рядом с этими предприятиями, там неподалеку — парк, других площадок для игр в округе нет... Это не может не волновать меня и всех моих соседей. Мы боимся лишний раз на улицу выйти, окна открыть, чтобы не надышаться какой-нибудь гадостью... После прогулок у детей нередко наблюдается кратковременное повышение температуры, они становятся вяленькими, просятся полежать в кровати... Это же ужас! Нам приходится в буквальном смысле этого слова жить затаив дыхание!
Переписка жителей окрестных домов с различными инстанциями — целый том — настоящий «шедевр» бюрократически-эпистолярного жанра. Какие только отписки не приходили в ответ на обращения жильцов. От формальных до просто издевательских. В декабре прошлого года граждане вновь написали коллективное письмо, причем подписали его 60 человек. В этот раз письмо было направлено в адрес Харьковской областной санитарно-эпидемиологической станции и районного депутата. И санитарная служба отнеслась к заявлению граждан серьезно: производство было приостановлено, началась проверка деятельности объекта.
Интересно, что депутат, теперь уже бывший, передал все полученные от жильцов материалы на предприятие «Викотекс». Во всяком случае, так утверждается в исковом заявлении, переданном суду 26 января этого года.
Экологи «своих» не сдают
Обращение предприятия в суд с иском к двум из 60 подписантов жалобы стало настоящим шоком для харьковских природоохранников. Этот случай заставил их мобилизоваться в поддержку двух хрупких женщин — Ольги Красношлыковой и Яны Баркаловой, против которых ополчились предприниматели. Сразу несколько общественных организаций начали помогать женщинам готовиться к суду. Ассоциация «ЭкоПраво Харьков» предоставила им своего юриста Ивана Бригадира
для представительства в суде.
Иван Бригадир считает это судебное дело уникальным:
— Прецедентов в Украине еще не было. Да, бывало, что предприниматели, действия которых оспаривала общественность, подавали в суд. Пример — ситуация в Днепропетровске, где местное предприятие стало завозить из Европы оборудование, бывшее ранее в употреблении. Местные жители стали протестовать, подозревая, что к ним завозятся так называемые «грязные технологии». Люди давали интервью в газетах, вывешивали листовки, проводили митинги и пикеты. А предприятие подало на них в суд иск по защите своей чести и достоинства, выставило немалую сумму (более полутора миллионов гривен) возмещения морального и материального ущерба. Адвокат нашей организации «ЭкоПраво Харьков» Сергей Варламов защищал интересы местных жителей, это было очень сложным делом. Фирма сумела доказать, что оборудование, которое она завозила, хоть и является устаревшим для Европы, но полностью разрешено и сертифицировано у нас в Украине. Однако предприятие-истец также допустило нарушение закона: оно стало собирать информацию о каждом из представителей общественности, которые протестовали против его деятельности. А это — нарушение прав человека. Люди подали встречный иск на ту же сумму. Таким образом, до суда дело не дошло — между общественностью и предпринимателями было заключено мировое соглашение, бизнесмены отказались от своих претензий, а местные жители не стали добиваться возмещения им морального ущерба, нанесенного составлением незаконных досье. Здесь же фактически оспаривается не распространение информации через СМИ, не какие-то мероприятия (митинги, пикеты и так далее), а написание людьми жалобы в официальные инстанции...
— То есть людей хотели наказать за то, что они отстаивают свои права?
— Совершенно верно! Здесь можно привести такой пример: один сосед избивает другого соседа. Тот обращается в милицию. Правоохранители составляют протокол, передают его в суд. Судья присуждает хулигану 15 суток ареста. Вернувшись через 15 суток провинившийся гражданин подает в суд на того, которого избивал, требуя возмещения неполученной за время задержания зарплаты и понесенного вследствие ареста морального ущерба... Нелогично? Вот и это дело мне лично кажется нелогичным!
— Но ведь на что-то же истцы рассчитывали?
— Вряд ли. К примеру, к исковому заявлению они прилагали основное доказательство — протокол обследования окружающего предприятие воздуха, который подписан 30 января этого года. Маленькая деталь — санстанция закрыла предприятие 13 января, то есть на момент этой проверки (как следует из документов) предприятие не работало. Следовательно, выбросов и не могло быть! И на этом основании истцы утверждают, что они — безопасное предприятие... Это обращение в суд таит в себе нарушение Конституции, Закона Украины «Об обращении граждан», многих других норм. То есть оно оспаривает такие неотъемлемые права каждого человека, как обращение за защитой своих интересов в органы государственной власти, к депутатам. К тому же под письмом, которое так не понравилось представителям этой фирмы, было 60 подписей, а иск подан лишь на двух женщин!
Юрист высказал предположение, что бизнесмены не столько хотели отсудить у жильцов какую-то сумму, сколько просто хотели запугать местных жителей, чтобы они перестали жаловаться на неприятный запах и плохое самочувствие.
Суд — дело хорошее
Ольга Красношлыкова говорит, что сначала испугалась иска. Но не такой она человек, чтобы бежать от опасности, — наоборот, считает себя прирожденным бойцом. Да и соседи «отступить» не дали бы. На первое же судебное заседание пришло чуть ли не пол-улицы. Люди заполнили собой весь коридор Ленинского районного суда, вызвав немалое удивление у тамошних сотрудников и завсегдатаев. Но «боя» не вышло — истцы не явились.
Второе заседание — та же картина: жильцы есть — фирмачей нет. И судья Василий Буцкий принял определение: оставить исковое заявление без рассмотрения в связи с неявкой одной из сторон. К сожалению, судья от интервью отказался. Но работники суда — разумеется, инкогнито — на разговор пошли. По их словам, таких дел ни в практике Ленинского, ни в практике других городских судов никогда еще не было. Вообще, чтобы на автора жалобы, написанной в адрес госучреждения, кто-то подавал в суд — случай не то что нетипичный, но уникальный. «У них не было никаких шансов...» — твердо заявил наш источник в суде.
Спрашиваю у Ивана Бригадира:
— Так все-таки можно ли обращаться с жалобами по поводу нарушения своих прав теми или иными коммерческими структурами или это чревато судом?
— Не можно, а нужно! Просто необходимо отстаивать свои права, не нарушая при этом требований законодательства. В данном случае граждане закона не нарушили — потому и суд в конечном счете выиграли. Они жаловались в соответствующие органы, высказывали свои подозрения, опасения, жаловались депутату, просили разобраться в ситуации. Почему человек, бывший в тот момент районным депутатом, передал это письмо на предприятие — уже неизвестно. Это — этический вопрос, кого он защищал в той ситуации.
Побывав на суде, жители Железнодорожной улицы говорят, что «вошли во вкус». Они намерены сменить тактику — перейти от жалоб к судебным искам. То есть если предприниматели действительно собирались их запугать судом — они ошиблись: теперь люди готовятся защитить свое право на чистый воздух в том же районном суде. Говорят, что готовы на все, лишь бы дожить до того дня, когда на их улице можно будет дышать полной грудью, причем и днем, и ночью.