На улице лето 2006-го. С декабря 2004-го прошло полтора года. Что такое полтора года для страны? Мгновение, всплеск, вспышка? Оказалось — целая эпоха, вместившая в себя и всю спираль исторической диалектики, и весь спектр эмоций и настроений общества. Изменился ли я? Изменились ли мои принципы и взгляды? Как изменилось общество? Я хотел бы, подобно фотографу, наложить друг на друга несколько сделанных в разное время отпечатков и увидеть картину. И при этом не просто созерцать, а увидеть тенденцию и, возможно, рискнуть предположить, каким будет следующий снимок. Снимок, который увидят потомки; там будем мы, наши дела, лица и чувства…

Декабрь, 2004. «Майдан»
Снимок яркий, море людей, они улыбаются. Непосвященному не понять, что это не народные гулянья, а самая что ни на есть революция. Ее моментально окрестили «померанчевой», цвет, действительно, фантастически привлекательный и запоминающийся. На оппонентов он действует как красная тряпка на быка. Впрочем, дело не в цвете, тем более доказано, что быку на самом деле абсолютно фиолетово, какого цвета материя в руках у тореадора. Так и в этом случае — не цвет злил на самом деле…
Ну да оставим быков в покое и посмотрим снимок следующий.
Январь-июнь, 2005. «Эйфория»
Снимок-вспышка. Фейерверк. Новый Президент, новое правительство, новые лица… Все сияют. Нет, это не самоуспокоение и тем более уж не самолюбование. Это горящие глаза счастливых людей. Они — победители!
А что страна? Она тоже сияет. Страна находится в эйфории, она в предвкушении счастливой жизни, которая вот-вот начнется. На тезисы, что Путь будет долгим, что надо верить и работать, страна пока не реагирует. Больше всего в новой власти страну привлекает эффектность, нежели эффективность.
…Именно тогда я опубликовал статью «Что делать», статью-размышление, не призыв, не агитку, а именно размышления, основанные на принципах и убеждениях. Статья заканчивалась патетически — цитатой из «Нобелевской лекции» Александра Солженицына. Более тридцати лет назад он дал гениальный, совершенно незамысловатый в понимании и неимоверно тяжелый в исполнении совет (принцип, догму — понимайте как хотите) «…простой шаг простого мужественного человека: не участвовать во лжи, не поддерживать ложных действий!..»
(Спустя год я с горечью подумаю, насколько был прав великий писатель. С горечью — потому что слишком много оказалось простых и, увы, слишком мало мужественных. Ложь в очередной раз хитро улыбнулась в объектив, но об этих снимках — позже…)
Итак, хотя в стране царила эйфория, для меня лично не было никаких сомнений, что делать. Работать, верить и не изменять. Для многих же сомнения были — следующие снимки тому подтверждение.
Лето-осень, 2005. «Разочарование»
Снимок потускневший. А какого цвета еще может быть разочарование?
Разочарование легко диагностировать: вначале общество было очаровано (либо очаровывалось самостоятельно) новизной идей и смелостью принципов. Общество искренне полагало, что идеи реализуются на следующий день после провозглашения, а принципы моментально одолеют инерцию социального разврата. Когда же наступило послезавтра и идеи остались идеями, а принципы слегка потускнели в ежедневной схватке с цинизмом обладания власти, общество обреченно вздохнуло и тяжко молвило: «Ничего не изменилось. Все по-старому».
Снимок хоть и потускневший, но очень массовый. Очень у многих украинцев тогда опустились плечи и погасли глаза. И здесь необходимо добавить еще одно изображение, очень характерное для того времени.
«Злорадство»
Честно говоря, не предполагал, что эта отвратительная черта так развита в нашем обществе и нашем сознании. Откуда ее истоки, судить не берусь: может, из «загадочной славянской души», а может, из гаденькой мелкообывательской душонки. Злорадство — это типично кухонная зараза, возникает в момент просмотра теленовостей и характеризуется обильным пеноотделением. Любой «негаразд» в действиях властей (рост цен, проблемы с бензином, драка в парламенте) злорадствующим воспринимается с умилением и истерическим пафосом: «Ну, что я говорил! Все они сволочи! Достали! Вот раньше было!..»
Инъекции патриотизма, которую сделал обществу Виктор Ющенко, оказалось недостаточно. Поизгаляться над властью, страной, собой в конце концов, побичевать свой же «нерадивый народ» и зло порадоваться тому, что проблемы пока не исчезли (и, даст Бог, не исчезнут!) — вот арсенал злорадетелей. И арсенал, как потом оказалось, сверхэффективный.
Сентябрь, 2005. «Потрясение»
Очень четкий выразительный снимок. Поясню подпись. «Потрясение» не в том, что произошла отставка Юлии Тимошенко. Потрясение в рядах. Потрясение в умах. Национальное сотрясение мозгов…
Что не так? Кто прав? Победители на потеху определенной части публики мутузят друг друга, а рядом как на дрожжах растет рейтинг побежденных. Затем аналитики проведут корреляцию между двумя этими событиями, а наиболее прозорливые даже предскажут, к чему это приведет.
Осень, 2005. «Что же будет с Родиной и с нами»
На этом снимке вовсе не те, кто отчаялся или разочаровался. Потому что они никогда не разочаруются. Они преданы Президенту и точно так же готовы отдать жизнь за Тимошенко. Они не могут разделить Томенко, Луценко и Филенко. Потому что в их понимании НАШИ не делятся… Романтики.
Их искренне жаль, им нельзя помочь. Они, как те старые большевики, которые, увидев НЭП, пришедший на смену революционным идеалам, сходили с ума, плакали, пили и уходили из жизни, оставляя пронзительную правду — «Умом понимаю, но сердцем принять не могу…»
Романтика. Она получает первой. В спину — от своих, по лицу — от врагов.
Я хочу защитить романти-ку и романтиков. Они, романтики, стояли на Майданах и она, романтика, а уж потом — революция, царила в умах и в воздухе. Увы, революция рождается романтиками и именно их «пожирает» первыми. Увы. И приходится романтикам, не умеючи защищаться с помощью цинизма и грубости, отталкивать самим, чтобы не оказаться попранными. Увы.
…На этом же снимке — миг празднования годовщины Майдана 22 ноября, когда вся страна замерла, глядя на Него и Нее. Помирятся или нет? Страна была как маленький ребенок: мама, папа, не расходитесь!..
Наивно. Сентиментально. Смешно.
Нельзя смеяться над детьми.
Январь, 2006. «Мы начинаем! — ЦВК»
Снимок разноцветный и мутный одновременно. Но четко видно — ОНИ идут.
Идут, сменив знамена и лозунги. Перестраиваясь на ходу и барабаня по-новому. Они настолько плотно и рьяно маршируют, что зачастую оттеняют и оттесняют истинных. Они — это конформисты. Комформисты. Потому что умеют из самой пораженческой ситуации, из самой постыдной реалии извлечь комфорт для своего существования. Приспособленцы? Предатели? Перебежчики? И то, и другое, и третье. Адепты беспринцип-ности.
На их фоне последовательность регионалов или сплоченность коммунистов достойны уважения.
Специально избегаю персоналий, но, видимо, очень хорошо, что харьковчане «не досчитались» в Верховной Раде добрых полдесятка земляков-конформистов высшей пробы. А вот местные советы благодаря пропорциональной избирательной системе оказались приютами для беспринципных и конъюнктурных. Обычно изображенных на фотографии подписывают «слева-направо», например. На этом снимке определить лево, право, центр по лицам депутатов невозможно.
Укачивает.
Март, 2006. «Наши методы»
Снимок грязный. Такой была вся избирательная кампания. Упивались проблемами, лгали, провоцировали… Самый яркий харьковский пример — пресловутая телепрограмма «Защита». Меня тогда не столько спрашивали, сколько упрекали: «Почему мы молчим!?» — «Нас мочат, а мы…» — «Что, играем в рыцарство?!»
Хотелось ответить: нет, как раз не играем. Потому и молчим, что мы — ДРУГИЕ.
Нельзя мораль подчинять потребностям, даже если вопрос стоит о жизни и смерти.
Более того, мораль перестает быть моралью, когда во-оружается оружием своих же противников.
Это не означает, что надо молча и безропотно. С легкой руки поэта мы уяснили, что «добро должно быть с кулаками». В жизни это правило не носит столь буквальный характер.
Для себя лично я давно определил, как можно вы-играть у самого отъявленного мошенника или афериста. Выиграть красиво, вы-игрывать всегда, оставляя его в бешенстве. Рецепт прост — НИКОГДА С НИМ НЕ ИГРАТЬ. Каждый раз, когда я слушаю инсинуации неуемного экс-губернатора Харьковской области относительно упадка и разрухи Харьковщины, в ответ могу только смеяться. Понимаю, что он меня провоцирует, втягивает в свою игру. Сражаться с ним его же оружием — ложью и фальсификациями — я не хочу и никогда не буду.
Последней инстанцией разбирательств (чтобы не сказать разборок) между моралью и аморальностью — цинизмом, ложью, клеветой, беспределом — должен стать суд. И желательно не какой-нибудь районный, а суд Общества.
Май-июнь, 2006. «Облсовет»
Я убежден: что в облсовете, что в Верховной Раде не должно быть победителей и проигравших. Цифры и проценты уже остались в истории. Они еще имеют свой смысл при создании большинства и фракций, но высшая мудрость в том, что недопустимо вести диалог с позиции количественного превосходства. Над партийными и фракционными догмами должны превалировать ответственность и здравый смысл.
Совершенно очевидный факт, понятный даже далекому от футбола человеку. Игроки конкурирующих клубов, когда становятся членами одной сборной, понимают, что они уже не противники, а партнеры. Появляется высший смысл — успех Команды.
На первой сессии облсовета я предложил коллегам-депутатам подумать именно о харьковской команде, в которой мы будем защищать не цвета своих партийных клубов, а цвет нашей области.
«Один из жизненных стержней, колоссальный стимул личного развития — чувство, что тебе не стыдно за сказанное и сделанное. Пусть нам всем будет не стыдно за свои слова и дела», — так я закончил выступление на первой сессии областного совета.
…И была вторая сессия облсовета. Был мой отчет о развитии области, реальный, статистический, обоснованный отчет. Формально, выслушав отчет губернатора, депутаты должны были принять решение о так называемом «доверии или недоверии» главе облгосадминистрации. Неформально же все было решено заранее: «валить». Именно так, грубо и цинично — «валить». Свидетельством тому — вакханалия с погонями и драками, фальсификациями и «победным» счетом 105:1 при сорока четырех отказавшихся голосовать.
И что, никому из этой «стопятерки» не стыдно? А совесть? Или все-таки права была одна нелюдь по фамилии Геббельс, заявившая, что совесть — это химера?
Странное дело, но после этой сессии, после такого «недоверия» мне стало легко. Я не испытывал боли после такого тяжелейшего, нокаутирующего своей циничностью удара. И понял почему: этот сильнейший удар вместе со мной приняли на себя и разделили десятки тысяч моих друзей, знакомых и незнакомых.
Спасибо, Друзья!


* * *


Я не претендую на полноту картины из тех снимков, которые предложил. Но мне они кажутся наиболее рельефными, объясняющими. Невзирая на разнородность, они очень прочно связаны между собой. И, следуя их логике, я делаю вполне определенные выводы. Может быть, эти выводы большей частью касаются меня и моего окружения? Все зависит, насколько широкоформатно на это посмотреть…
Ставить перед собой максималистскую задачу окружить себя профессиональными, высокоморальными, принципиальными сподвижниками — нереально, трудно и тем более для прагматика — опасно. Можно или крепко самому обмануться, или вовсе — остаться одному. Чтобы не потерять и идею, и сторонников идеи, необходим баланс восхождения к победе.
Уточню, что восхождение подразумевает не просто путь вверх, а следование друг за другом, ибо зачастую участки пути, который следует пройти, не толще лезвия бритвы. И когда мне с сарказмом или гордостью говорят, что мой путь — лезвие бритвы, я отвечаю, что это лучше, чем двигаться между капельками.
Я иду так не потому, что люблю щекотать нервы, а потому, что другого пути нет. И, поверьте, каждый раз с тревогой и максимальной ответственностью осознаю, что за мной движутся тысячи сподвижников. Так было на Майдане, так было после…
И если кто-то из идущих со мной оступился, не смог идти дальше, я никогда не посмею ему сказать «предатель!» Он шел на грани своих сил. Он в чем-то даже не разделял этот путь, сомневался. Но шел!
Как пройти по этому Пути, чтобы не оттолкнуть сомневающихся и не растерять пылких сторонников? Я знаю только часть ответа на этот вопрос. Другую часть ответа знает только Путь…

Мелкие детали большого портрета
Разногласия по мелочам в демократической среде не должны привести к кризису ДОВЕРИЯ в обществе к ключевым демократическим, общечеловеческим и моральным ценностям. Для меня этот вывод значит многое. Я смотрю на любое событие новейшей украинской истории и с ужасом понимаю, что многое рушится, многое не получается именно из-за мелочей. Понятно, что мои оппоненты могут возразить: «Какие же это мелочи — создание коалиции или недоверие губернатору?! Это, можно сказать, суть демократии, это краеугольный камень!»
А для меня суть в том, чтобы размах индивидуальности не погряз в мелочностях индивидуумов. А демократия не переходила грань здравого смысла, погрязая в анархическом беспределе.
Мне очень трудно сделать сейчас этот снимок. Трудно поймать фокус.
А ведь этот снимок самый важный. И для нас, и для будущих украинцев. Может, именно в этом снимке они увидят истинный, а не нарисованный горизонт. Увидят Путь, который нами воспринимался всего лишь как последовательность шагов…
Послесловие
Что же мне посоветовать вам, разочарованные и отчаявшиеся?
Не очаровываться впредь, хотя бы потому, что того требует первая из Заповедей, призывающая не сотворить себе кумира.
Я не сомневаюсь: правда, честь, образованность, культура образуют в личности некую защитную оболочку для всепроникающей лжи. Но мало одной только образованности или чес-ти. Нужен именно симбиоз этих качеств. И еще очень важен мо-тив или, если угодно, Главный Принцип, который, кстати, вывел нас на Майданы. Я напомню этот принцип, если он позабылся, — Так жить нельзя!
А вам, романтики, — моя рука и мое плечо!
…Год назад ушел из жизни Великий Романтик, настоящий шестидесятник, мой друг и со-ратник Генрих Алтунян. Диссидент, не сломленный советскими лагерями. Правозащитник, готовый ради Свободы пожертвовать жизнью.
На его панихиде прозвучали слова: одним рыцарем в Украине стало меньше. А что такое рыцарский удел? Защищать и бороться. Защищать Честь и бороться за Правду. Как просто это осмыслить и как непросто так жить.
Рыцари и Романтики…
Разочарованные и Разочаровавшиеся…
Победители и Побежденные…
Кого больше в этой стране?
И кому из них больше нужна эта страна?

От редакции
Материал размещен в оригинале, без редакторской обработки. У редакции есть свое видение описанных в статье Арсена Борисовича событий, во многом не совпадающее с авторским.
Уважаемые читатели!
Вы можете выразить свое мнение о материале в письменном виде, по телефону или прокомментировав его на электронной странице нашей газеты.
Мы также напоминаем, что наша газета открыта для публикаций разных точек зрения на события, происходящие в городе, регионе, стране.
Ждем ваших писем!