Известный итальянский дирижер, выходец из Украины, Андрий Юркевич впервые выступил перед харьковчанами – дирижировал в опере «Богема» Пуччини в харьковском театре оперы и балета.

Гостя приглашали через Интернет


Андрий Юркевич приехал в Харьков по приглашению ХНАТОБ.

– Мы искали дирижеров высокого уровня – выходцев из Украины, поскольку они знают наши финансовые возможности, – признается директор ХНАТОБ Любовь Морозко. – Андрий Юркевич оказался наиболее титулованным и значимым среди них. Мы связались с ним по Интернету. Он очень загружен, его график расписан до 2013 года, но он оказался патриотом Украины и не отказал нам.

Дирижер такого уровня стоит дорого, но во сколько обошелся итальянский гость нашему театру – коммерческая тайна. Любовь Морозко уверяет, что это смешная сумма, если соотносить ее с мастерством Андрия Юркевича.

– Уровень этого дирижера оценили и я, и оркестранты, и артисты, и зрители, – говорит директор театра. – У него очень гармонично сочетается звучание оркестра с тем, что происходит на сцене. Он чутко прислушивается к каждому солисту, герою.

Дирижерская палочка оказалась самым доступным инструментом


Андрий Юркевич родился в Украине, в городе Зборив. Хотя музыкантов в семье не было, мальчишка увлекся музыкой почти с пеленок. Первое публичное выступление будущего дирижера состоялось в детском саду: четырехлетний Андрий сразил слушателей игрой на малюсеньком аккордеончике. Следующим этапом стала учеба в музыкальной школе и музучилище по классу баяна.

– Встал вопрос, где учиться дальше, – вспоминает Андрий Юркевич. – Средств купить профессиональный инструмент не было, и я поступил в Ивано-Франковский пединститут на отделение музыки и хореографии, где год учил классический танец, а затем поступил во Львовскую консерваторию им. Лысенко на класс дирижирования. Это были тяжелые годы, а дирижерская палочка стоила тогда фантастически недорого – 1 рубль 20 копеек.

Впрочем, уверяет мастер, он выбрал дирижирование не из-за цены дирижерской палочки.

– У меня уже тогда был комплекс необходимых природных данных: пластичность рук, чувство оркестра, абсолютный слух – подарок от Бога, – не скрывает Андрий Юркевич. – Природный слух – это немаловажно: дирижер должен слышать каждый звук в оркестре. Я предпочитаю работать с высокопрофессиональными коллективами, поскольку фальшь больно ранит не только уши, но и сердце.

Оркестр «заражается» от дирижера энергетикой


Со стороны кажется: оркестр играет сам по себе, не обращая внимания на человека, размахивающего палочкой.

– Один из этапов моего самосовершенствования – учеба в музыкальной академии Киджана (Сиена, Италия). Туда приезжают преподавать мировые музыкальные величины. Преподаватель дал задание 12 ученикам, в том числе и мне, сыграть с оркестром вторую часть Пятой симфонии Бетховена. И все 12 раз оркестр звучал по-разному, – уверяет Андрий Юркевич. – Оркестру непременно передается энергетика и темперамент дирижера.

Суфлеру видно все


Два года Андрий Юркевич работал суфлером в Национальном оперном театре им. C. Крушельницкой во Львовe.

– Эта работа – необходимый шаг для всех начинающих оперных дирижеров, – считает дирижер. – Из суфлерской будки видишь всю подноготную театра, понимаешь, как создаются спектакли, какие сложности испытывает певцы, как и что происходит на сцене. Проработав два года суфлером, я начал дирижировать в этом театре.

В Европе музыканты не бегают по халтурам


– Я стремился открывать для себя новое в профессии и Львова мне стало немножко мало, – признается Андрий. – Моя карьера во Львове могла сложиться очень удачно – я уже был и.о. доцента на кафедре дирижирования во Львовской национальной академии, складывалась и карьера дирижера. Но я поехал на стажировку в варшавский театр и увидел, что у европейских театров совсем иные профессиональные основы. Меня поразило отношение всех без исключения музыкантов к своему делу. Для них работа в оперном театре – одна-единственная, и ничего больше. Наши же музыканты, работающие в театрах, где зарплаты не позволяют нормально жить и содержать семьи – начинают бегать по халтурам, где-то подрабатывать, а это очень сильно влияет на уровень музыкантов и театра в целом. Даже если один человек подрабатывает – это уже плохо для театра, а если половина оркестра бегает по халтурам – это катастрофа. В 2001 году я уехал в Италию.

В Италии и.о. доцента львовской музыкальной академии Андрий Юркевич поступил на первый курс итальянской консерватории на композиторское отделение. Таковы правила в Италии : прежде чем стать за пульт – нужно основательно освоить композиторское дело.

После окончания академии украинскому дирижеру сразу предложили первый контракт – «Лебединое озеро» Чайковского с балетной труппой и оркестром Римского оперно-балетного театра.

С харьковскими музыкантами работал с упоением


Андрий Юркевич – свободный дирижер, не привязанный к месту: он работает в театрах всего мира. В его творческой копилке – оперы «Евгений Онегин», «Борис Годунов», «Пиковая дама», «Ромео и Джульетта», балеты «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик». Его знают в Сан-Франциско, Монте-Карло, Вене, Мюнхене, Чили, Палермо, в Брюсселе, в Сантьяго. В Харьков приехал впервые.

– Я дирижировал здесь не только с удовольствием, но даже с упоением, – делится Андрий Юркевич. – Я чувствую в оркестре ХНАТОБ высокий потенциал. Если пригласят – приеду еще.

После Харькова дирижера ждут Барселона, Варшава и Берлин.