...Унылый старец, уронивший голову на руки, в которых сжаты песочные часы — символ времени, уходящего из его жизни; женщина с развевающимися на ветру волосами и жизнеутверждающим взглядом; карточный игрок с лицом, словно бы рассеченным надвое вечным вопросом: да или нет?.. Все это — герои картин юной харьковской художницы Николины Бакуменко (она же Ника Лино), которые до конца недели можно посмотреть в галерее «Маэстро».

Те, кто знаком с двадцатитрехлетней Николиной, вполне обоснованно дивятся ее универсализму: еще в школьные годы она одновременно посещала хореографическую и художественную школы; мечтая стать балериной, продолжала обучение в хореографическом училище; а параллельно у нее возникло непреодолимое влечение к живописи. Сегодня Ника Бакуменко — студентка Харьковской академии дизайна и искусств и страстная поклонница визажа.
В какой-то степени подобный «разброс», конечно, может удивлять, тем более если знать, что Николина — воспитанница таких корифеев балета, как Светлана Колыванова и Теодор Попеску, чьи имена известны далеко за пределами Украины. Однако знаменитые супруги, принявшие участие в первой персональной выставке работ своей подопечной, нисколько не жалеют о том, что девушка не отдала себя танцу полностью, и говорят: «Это счастье — уметь зримо выразить то, что происходит у тебя в душе». Но самое главное, что мнение это разделяют большинство участников презентации. Например, Андрей Антонов, председатель областной организации «Партии Зеленых», в этот вечер, похоже, полностью забыл о политике, объявив присутствующим, что «чувствует в этих произведениях настолько сильную энергетику, что хочет «подзаряжаться» от них и завтра, и послезавтра»...
— Николина, на этой выставке представлены работы совершенно разные — как по стилю исполнения, так и по настроениям, которые они навевают. Что, на ваш авторский взгляд, дает право объединить их, скажем так, физически, в одной экспозиции?
— Легкость. Именно это и есть концепция выставки. Я считаю, что в жизни главное — легкость, умение оторваться от земного притяжения. Эту мысль я и постаралась выразить в своих картинах. Да, принято считать, что легкость — это цветочки, бабочки... Но для меня это и легкая грусть... Многие спрашивают: «Какая же это легкость, если затрагиваются такие сложные вопросы, как смысл жизни, взаимоотношение разных культур?» Но я считаю, что все это подано у меня в игровой форме, а потому дает право зрителю получить ответ на любой вопрос.
— А для вас самой состояние легкости естественно?
— Безусловно. И во взаимоотношениях с людьми, и в отношении к трудностям. Потому что если углубляться во все это, можно, наверное, с ума сойти. Нужно понимать, что все мы в этом мире — явление преходящее, и ко всему нужно относиться играючи.
— Как вы воспринимаете критику — тоже играючи? Была ли критика, достойная вашего внимания?
— Я считаю, что любая критика достойна внимания. Другое дело, что я всегда вижу и чувствую человека мрачного, которому не нравится решительно все и чье мировоззрение колоссально не совпадает с моим, а значит, и критика его, пожалуй, не может считаться объективной. То есть я чувствую, когда, следуя замечаниям, стоит что-то переделать кардинально, а когда нет.
— Ощущаете ли вы влияние кого-либо из великих мастеров?
— В разные годы это были разные художники. Одно время я серьезно интересовалась творчеством Дали. Потому что это — сюр, масса фантазии и очень интересно. В другое время меня, конечно же, очень увлекали классики. Вот, допустим, графику я начала делать под влиянием работ Рубенса.
— У меня создалось впечатление, что женские образы вам интереснее; это действительно так?
— (Смеется). В любом случае женщина... не могу сказать, что интереснее, а то мужчины обидятся, но, по крайней мере, интрига жизни именно в ней, и это естественно. Ее мир не столь стабилен, как мужской, он более подвижен.
— Тогда каков ваш идеал женской красоты?
— Идеал — это такое конкретное понятие... Если женщина умна, то она может создать себе образ сама, ориентируясь на свой богатый внутренний мир, и это моментально отражается на ее внешнем облике.
— Николина, все ваши таланты и сегодняшние увлечения прочно связаны с возможностью получать пищу духовную, а вот может ли современный художник заработать на хлеб, как вы считаете?
— ...Может. Думаю, что может... Ну, а в крайнем случае не стоит забывать, что есть масса примеров, таких как Ван Гог — гениальный художник, который тем не менее ничего не зарабатывал. Жить без творчества такие люди не смогут все равно — это сам смысл их существования. И я тоже понимаю, что из этой ниши уже никуда не уйду, останусь здесь навсегда.