Председатель Политсовета Партии регионов, народный депутат Украины Николай Азаров ответил на вопросы корреспондента газеты «Дело».

–Вчера было подписано соглашение о создании «оранжевой» коалиции. Что будет делать теперь Партия регионов?
–Мы считаем, что произошедшее — это ненадолго, и спустя некоторое время коалиция будет создаваться вокруг Партии регионов. А сейчас мы говорим: если вы способны создать коалицию — вперед. Если, несмотря на создание коалиции, мы будем и дальше наблюдать разброд и шатание в их лагере, будем избирать руководство парламента и его комитетов сами, и сами начнем конструктивную работу Верховной Рады. Они же могут делить портфели и ссориться из-за них еще очень долго, и это может растянуться до бесконечности.
–Насколько далеко вы зашли в консультациях с «Нашей Украиной»? Если между «Нашей Украиной», БЮТ и СПУ начнутся какие-то очередные недоразумения, насколько реальна «перезагрузка» коалиции?
- За последнее время мы провели очень детальные консультации с НУ, выяснили наши позиции практически по всем проблемным вопросам. В итоге стало понятно, что при наличии политической воли мы можем в любой момент подготовить и подписать коалиционное соглашение. Мы нашли достаточное взаимопонимание даже по вопросу о НАТО.
–И как вы были бы готовы разрешить свои три самых спорных вопроса — НАТО, русский язык и федерализация?
–Вопрос НАТО — только через референдум. Все очень просто: как источник власти — народ — решит, так и надо действовать, в этом согласны и мы, и они. Проведение административно-территориальной реформы: и «Наша Украина», и мы согласны, что Украина нуждается в ней. Они согласны, что регионы должны быть наделены большими полномочиями по всем направлениям, что они должны иметь больше возможностей в бюджетном управлении, формировать свои источники доходов на территории, прекратить бессмысленную перекачку доходов с мест в центр и обратно.
–И каков ваш прогноз, сколько продержится «оранжевая» коалиция?
- Распад их противоестественного объединения обязательно произойдет, и уже не важно, в течение лета или этой осенью. Те руководители НУ, с которыми я проводил консультации — это абсолютно прагматичные люди. В ходе консультаций мы «выбросили за борт» абсурдные стереотипы, пустые идеологемы. Мы садились за стол и в неформальной обстановке говорили на простом и понятном языке фактов, отбросив популистские штампы. Мы перешли на язык экономической необходимости, на язык проведения структурных экономических и социальных реформ.
–Что дает вам основания говорить, что «оранжевая» коалиция долго не продержится?
–Говорят, что якобы «оранжевая» коалиция естественна. После всего, что было, а также в результате общения с представителями НУ, я уверен в противоположном. То крыло НУ, с которым мне пришлось иметь дело, это люди, убежденные в необходимости глубоких структурных рыночных преобразований. Это осторожные и взвешенные прагматики, которые трезво осознают, что государство должно очень осторожно вмешиваться в экономику, не увлекаться глубинным регулированием и исключить какие-либо карательные механизмы, дать как можно больше свободы бизнесу. А вот со стороны людей Юлии Тимошенко мы видели только «майданное» видение ситуации. Тимошенко говорит, что уже на все согласна ради «оранжевой» коалиции. Неужели не ясно, что к таким заявлениям нужно относиться особо осторожно? Мы, например, далеко не на все согласны! Согласие на все на самом деле означает несогласие ни с чем, свободу от любых обязательств, лукавство, главная цель которого — стать премьером.Надо отстранить узколобых.
–Кто принимал участие в переговорах?
–На самом деле, с их стороны было много людей — Петр Порошенко, Юрий Ехануров, Роман Безсмертный, Роман Зварыч. Каждый из них отвечал за определенный круг вопросов. От нас — Евгений Кушнарев, Раиса Богатырева, Елена Лукаш, Леонид Климов, Андрей Клюев.
Очень много времени посвятили проблемам энергетической безопасности и стратегии, прежде всего, возможной диверсификации поставок газа и выхода из того кризиса, в котором мы оказались. Консультации проходили поочередно: и в офисе «Нашей Украины», и у нас. Обстановка была неформальной и раскрепощенной, хотя мы, конечно же, фиксировали все достигнутые договоренности и даже возможные сроки на бумаге.
–В чем вам не удалось договориться?
–Если от компетентного рассмотрения мы переходили к идеологизации проблемы, сразу же начинались проблемы. Но как только мы возвращались к рассмотрению вопроса с точки зрения экономической целесообразности, быстро находили компромиссы. С одним из редставителей НУ — человеком компетентным, но воспринимающим идею ЕЭП через призму стереотипов (измена суверенитету и евроинтеграции) — мы долго дебатировали. Вначале его позиция состояла из шаблонов. Но когда я факт за фактом показал, что ЕЭП, напротив, способствует ускоренной евроинтеграции и экономическому развитию, мы зафиксировали, что обоюдно пришли к мнению о необходимости завершения переговоров по формированию ЕЭП. От полного неприятия идеи мы пришли к необходимости завершения создания ЕЭП. Прогресс налицо.
–Во всем остальном у вас идиллия и взаимопонимание?
–Нет, мы показали наше представление о том, какой должна быть внешняя политика, какие должны быть экономические приоритеты. Если мы собираемся создавать экономику знаний, то нам не с Гваделупой нужно равняться во внешней политике. Если мы собираемся совершить технологический прорыв, сотрудничать неизбежно нужно с ЕС. Вообще, вопрос стратегии внешней политики — это проблема национальной безопасности. Мы договорились, что с этого направления нужно убрать людей заполитизированных, узколобых, и начать мыслить категориями не «сегодня-завтра», а исторической перспективой Украины.
–Стало быть, для НУ коалиция с вами — это первый запасной вариант. Вы обсуждали предварительный вариант распределения должностей?
–Вопрос распределения должностей на этих консультациях не стоял. Но мы выдвинули четкое предложение, что ради интересов и единства страны мы готовы пойти на очень большой компромисс и готовы уступить место премьера, например, Еханурову. Вот в чем наша позиция отличается от позиции БЮТ: они готовы на все, чтобы получить премьера, а мы готовы взять на себя всю ответственность за состояние дел в стране, независимо от того, наш премьер или не наш.
–А что касается остальных должностей?
–Мы договорились, что как только дело дойдет до разделения должностей, то они будут –распределены по профессиональному признаку. Скажем, если Безсмертный высококлассный специалист в административно-территориальной реформе и уже был вице-премьером, то давайте оставим его вице-премьером. Если Клюев — один из лучших в стране менеджеров по ТЭК, то он и должен этим направлением заниматься. Мы исходили из того, что нам вместе через год-полтора придется отвечать за результаты. И никто не спрячется, если будет провал в энергетическом комплексе или аграрном секторе.
–А должности спикера и глав комитетов?
–Не можем же мы как самая крупная фракция на случай коалиции вообще отказаться от рычагов реализации программы, отдать все руководящие посты!
–Почему же коалиция не состоялась, ведь Виктор Ющенко колебался до последнего?
–У Ющенко было намерение пойти на этот шаг ради объединения страны. Потом он изменил это решение. Думаю, что у него просто советники какие-то неправильные — они дают ему неверную трактовку проблем. Он побоялся потерять своих избирателей, а я бы на его месте боялся потерять страну! Мы не можем сидеть в окопах
–Какие на сегодняшний день вы видите наиболее серьезные угрозы для экономики?
–Рисков много, как никогда раньше. Главный — повышение цены на газ. От этого зависит конкурентоспособность нашей экономики.
–Цена на экспортный газ будет расти и дальше в этом году?
–Вне сомнений. Это глобальный процесс. Здесь самый важный вопрос как раз сбалансировать внешнеполитический вектор. Второе, деятельность наших госмонополий — «Нафтогаз Украины», «Укрзализныця», «Укртелеком», «Укрпошта» и прочие. Нужно убрать из этого сектора дилетантов, которые приводят эти компании к банкротству. Риск второй. Полное торможение экономического развития (некоторое ускорение экономики в последние месяцы связано исключительно с ростом мировых цен на металл). Дальше: практически отсутствуют инвестиции и крупные инвестпроекты, значит, не заложен рост на предстоящие годы. Минфин за полтора года усилил налоговый пресс и просто сделал невыгодным капвложения в экономику, которые продолжают падать, а притока иностранного капитала по-прежнему не наблюдается.
–Но иностранцы покупают наши компании, банки…
–А что толку, где выигрыш? Вот если бы «Райффайзен» пришел к нам, купив «Аваль» и завел бы кредитные ресурсы по ставке 3% годовых — другое дело. Но иностранцы идут к нам, а ставки по кредитованию оставляют прежними.
–И зачем в такой ситуации «регионалы» борются за власть? Зачем вам лично брать на себя ответственность в такой сложный период?
–А что, сидеть в окопе и смотреть, как экономика корчится в судорогах, а люди проклинают эту власть? Ведь Партия регионов — это, по сути, партия, представляющая интересы отечественной промышленности и миллионов занятых в ней работников. Так получилось, в основном это интересы индустриального юго-востока страны.