Творческая дорога артистов не сплошь усеяна розами.

Прежде чем услышать первые овации и ощутить вкус большого успеха – ведущая солистка Харьковского национального академического театра оперы и балета, лауреат международного конкурса Ирина Клюева прошла через сомнения и растерянность. А осознать свой талант ей помогла маленькая дочь.

Семилетней балерине не хватало опыта


– Я была абсолютно домашним ребенком: сидела дома с бабушкой, – вспоминает Ирина Клюева. – В балетную школу пошла достаточно поздно – в семь лет. Мама очень хотела, чтобы я занималась музыкой, и отдала меня учиться играть на фортепиано. Но музыка «не пошла». Мы жили напротив балетной школы, и мне всегда нравились стройные девочки с «гулечками», которые занимались балетом. Я попросила бабушку отвести меня туда. Я сдала экзамен, и меня сразу взяли в балетный класс.

Шпагаты, растяжки и другое «насилие» над мышцами и связками, через которое обычно проходят балерины, давались Ирине легко.

– У меня очень гибкое, пластичное тело, и растяжки не доставляли мне особой боли. Но были другие проблемы, из-за которых я рыдала, – делится Ирина Клюева. – Все дети занимались балетом с 3-4 лет, и к первому классу они уже умели двигаться: подскоки, галопчики, польки не вызывали у них затруднений. Я не умела совершенно ничего, с координацией у меня было не очень, поэтому первые два года в танцах я участия не принимала. Лишь изредка, когда выступал весь класс, меня могли поставить в последнюю линию. Поэтому были слезы, и мама каждую неделю уговаривала меня уйти из балета.
Но слезы высыхали, и Ирина упорно шла на занятия. Мама пыталась как-то отвлечь ее от балета: записывала на плавание, прыжки в воду, фигурное катание, бальные танцы. Но чем бы Ирина ни занималась – балет затмевал все остальное. А «дотянуться» до маленьких балерин «с опытом» девочке удалось благодаря первой учительнице по классическому танцу.

– Я считаю, что ей за колоссальное терпение нужно поставить памятник, – искренне считает Ирина. – У нас в классе были абсолютно разные дети – каждый со своими данными, характером, но она мужественно выносила все наши капризы. И лет в 14 у меня забрезжил просвет: начало что-то получаться, и я стала хоть что-то из себя представлять.

Рост мешал справляться с телом


После девятого класса Ирина поступила на отделение классической хореографии на базе музыкального училища.

– Меня брали нехотя, – вспоминает балерина. – Я была очень высокой и не справлялась со своим телом (рост Ирины 175 см. - Прим. авт.). Так как в училище меня не очень воспринимали и не видели для меня перспектив, чтобы не терять годы, я решила параллельно остаться в школе. Окончила ее, учась на втором курсе училища.
Тогда же Ирину взяли стажером в харьковский оперный театр: она выходила на сцену в кордебалете.

– Шло не очень. Тоже были некоторые проблемы с координацией: высокое тело не очень быстро «соображало», – признается балерина. – Ведь я выделялась среди всех балерин ростом (средний рост балерин 167-169 см. – Прим. авт.). Но потом на третьем курсе мне неожиданно дали станцевать Фею сирени – вторую ведущую партию в «Спящей красавице». Для меня это было неожиданно. Спектакль готовили Теодор Попеску и Светлана Колыванова - благодаря им я и станцевала свою первую ведущую партию.
«Спящая красавица» стала хорошим стартом. Затем последовали сольные партии в других балетах: «Шопениане», «Дон Кихоте».

После окончания училища Ирина год работала в театре, побывала на мастер-классе в Вене и год танцевала в Будапеште.

– Там произошел переломный момент – что-то во мне поменялось, - вспоминает она. - После этого я съездила на конкурс в Рим, станцевала «Кармен-сюиту», меня приглашал к сотрудничеству одесский театр...

Глядя на «тонкую и звонкую» Ирину, никогда не подумаешь, что и ей приходится «блюсти фигуру». За спектакль у балерины «уходят» около двух килограммов, тем не менее за столом ей приходится говорить себе «стоп».

– Я склонна к полноте, – признается Ирина. – После училища была«пышечкой», и когда поехала работать в Будапешт, худела очень серьезно. Думаю, что тогда ущерб здоровью был нанесен колоссальный. Я должна была весить 52 кг – такой вес считается идеальным европейским весом балерины.

Этого стандарта ведущая солистка балета придерживается до сих пор.

Партнер стал «второй половинкой»



Ирина признается, что с партнерами у нее всегда были проблемы, причем дело не в ее росте.

– Солисты могут быть любого роста, – говорит балерина. – Прошло много времени, и вот только сейчас я, наверное, нашла своего партнера и вторую половинку. У меня никогда не было желания соединять жизнь с артистом балета, но так совпало. Пока все хорошо, и мы надеемся, что так и будет.

Дочка тоже грезит сценой


Не так давно Ирине Клюевой пришлось устроить в собственной карьере «антракт»: пять лет назад у нее родилась Настенька. Это событие стало для Ирины началом нового этапа в жизни.

– Это был психологический старт: захотелось доказать себе и не только себе, что я могу и должна смочь стать ведущей балериной, - улыбается Ирина. - После этого я станцевала в «Лебедином озере», «Жизели», «Дон Кихоте», в «Баядерке». Меня пригласили на гастроли солисткой в московскую труппу.

Дальше творческий «реестр» Ирины Клюевой дополнили сольные роли в «Айседоре», «Белоснежке и семь гномов», «Щелкунчике». Теперь Ирину Клюеву любят не только харьковские зрители. Ее хорошо знают театралы Англии, США, Швейцарии, Германии, Голландии, Финляндии, Испании, Италии, Румынии, в странах Латинской Америки.

Маленькая Настя тоже готовит себя к сцене: она уже третий год ходит в балетную школу, а на днях у нее был первый спектакль – девочка сыграла Лисенка в «Кошкином доме».