В этом году у нас своеобразный юбилей — «чертова дюжина» лет, как мы настойчиво пытаемся вступить во Всемирную торговую организацию. В этом отношении наше государство похоже на молоденькую девушку, влюбленную в опытного мужчину. Обоим понятно — близость неизбежна; вопрос в том, как и когда это произойдет. А еще — не слишком ли юна девица для подобных отношений? Сравнение и вопросы напросились как-то сами собой после посещения семинара для СМИ, состоявшегося 15-16 июня в Славяногорске.

Они в нас заинтересованы
Позволю себе — в качестве «биографии мужчины» — небольшой исторический экскурс. В 40-е годы 23 страны-учредительницы ООН решают, что было бы неплохо выработать единые условия торговли. То есть выработать единые правила, по которым и будут торговать друг с другом упомянутые страны. Тогда-то и был подписан генеральный договор о единых тарифах и торговле. Однако именно в виде «всемирной торговой» организация оформилась только в 1995 году.
Сегодня в основе этой организации лежат 16 базовых документов, которые и регулируют торговлю товарами, услугами и правами интеллектуальной собственности. Все эти 16 условий страны-участницы должны выполнять, к тому же быть готовыми к тому, что после снижения тарифных и нетарифных барьеров на внутренние рынки хлынут товары иностранного производства.
Собственно говоря, политика ВТО стоит на двух китах — на режиме наибольшего способствования и на национальном режиме.
Так называемый режим наибольшего способствования предполагает, что если уж одна из стран идет на уступки и понижает торговые тарифы для какой-нибудь другой страны, то она обязана автоматически сделать это для всех стран-
участниц организации.
Принцип же национального режима состоит в том, чтобы иностранные товары, заплатившие таможенную пошлину, на внутренних рынках страны не испытывали по отношению к себе какой-либо дискриминации со стороны налоговых
или акцизных «сторожей».
Выполняя оба эти принципа, страны-участницы, которых сегодня 149, получают равные права на торговом игровом поле. Только вот для Украины, по всей видимости, при подобном раскладе будет работать оруэлловский принцип равенства: все звери равны, но есть те, которые «равнее». И Украина явно во второй список не попадает…
А теперь — о сватах «опытного мужчины», об организаторах семинара. В этой роли выступает Украинский центр международной акции — «независимая неприбыльная международная организация», как утверждает рекламка. Одна из главных задач организации — способствовать органам местного самоуправления в реализации стратегии международной интеграции Украины.
Партнерами организации являются совместная парламентско-правительственная комиссия по интеграции Украины в ВТО, Комитет Верховной Рады по вопросам евроинтеграции, Министерство экономики Украины и другие. Среди многих «других» — иностранные организации, например Проект АМР США по вопросам вступления Украины в ВТО. Семинар для журналистов проводился в рамках проекта УЦМИ «Распространение информации о преимуществах членства Украины в ВТО для малого и среднего бизнеса» при участии Проекта Великобритании по делам международного развития поддержки торговой политики Украины (DFID) и Программы развития коммерческого права при Министерстве торговли США (CLDP). Солидные люди — хочется им верить.
Девушкины сомнения
Одним из обстоятельств, осложняющих отношение украинской общественности к ВТО, является наш малый и средний бизнес, которым мы явно рискуем, открывая рынки для импортных товаров, и его отношения с государством.
Украина сегодня способна экспортировать лишь металл и ресурсы да еще продукты так называемого «первого передела» этих ресурсов (металлургического и химического производства). Занимается подобным производством всего с десяток промышленных китов. Вступать же в ВТО с остальной нашей продукцией — даже наивно как-то.
Смогут ли наши мелкие производители конкурировать с предприятиями-импортерами или тихо «загнутся»? К тому же за счет перепродажи товаров несобственного производства живет 60% украинского малого и среднего бизнеса. Новые игроки на этом поле могут оказаться куда более проворными, чем наши производители товаров и услуг... Импортеры же заплатят государству только таможенную пошлину за свой товар. А вопрос о том, удастся ли при этом нашим бизнесменам так же успешно наполнять бюджет налогами, остается открытым.
Понятное дело, что уйти под «железный занавес» и торговать низкокачественным, но «лишь бы своим» товаром никто не призывает. Но, как утверждает
Максим Ануфриев, директор центра развития малого и среднего бизнеса Донецкой промышленной палаты, «малый бизнес сегодня во многом не готов к вступлению в ВТО».
— Я считаю, что спешить не надо. Вступление в ВТО — это стратегическая задача. Вступать в ВТО необходимо; другой вопрос, как и когда. Верховная Рада принимает решение исходя из того, как она сама видит эту ситуацию. К большому сожалению, разумной аргументации того, почему мы так спешим в ВТО, нет. И, конечно же, у нас никто не слушает низы. Или просто не считает наши аргументы довольно весомыми.
«Низам» же, у которых никто ничего не спрашивает, пока приходится только печально вздыхать: нет у нас перспектив развития при вступлении в ВТО, никто нас на европейских рынках не ждет, на внутреннем же рынке конкурировать с ними мы не сможем без реальной поддержки государства.
Пример тому — Изюмский оптовый рынок очков. Цены на очки на нем низкие даже для украинского рынка: 10 гривен за стеклянные, между прочим, пусть и простенькие солнцезащитные очки, которые в Одессе, например, стоят около
100 гривен.
Изюмский казенный приборостроительный завод опрокинут на обе лопатки еще в 1993 году. Схема для постсоветских предприятий вполне классическая: сначала уменьшился объем производства, перестав покрывать заводские нужды, потом с молотка пошло оборудование.
Без помощи государства поднять такую махину сегодня просто нереально, рассказывает управляющая делами Изюмского исполкома Лидия Бабина. Поэтому и перешел оптический бизнес в кустарное подполье. Сегодня изюмская оптика выживает за счет малых предприятий, которые фактически кустарным методом производят отечественные очки: оправы корейские или китайские, а вот линзы отечественные. Варит стекло Изюмский завод офтальмологической линзы.
Качество изюмских очков, конечно, получше, чем очков китайского и корейского производства. А вот с европейской продукцией тягаться уже слабо.
Да ладно с ней, с помощью государственной! Хоть бы уже не мешали, вздыхает
Лидия Бабина:
— Некоторые нормативные акты способствуют тому, что производство скорее губится, чем возрождается. Пример — закон, который запрещает вывозить продукцию за пределы страны без предварительной оплаты. Отправить несколько приборов, как вы сами понимаете, гораздо сложнее, чем партию, как мы делали до появления этого закона.
Экспортом товаров занимается сегодня всего 5% предприятий малого и среднего бизнеса. И говорить об этой части как о мощном секторе экономики не приходится. Хотя, пожалуй, именно предприятия-экспортеры сегодня единственные, кто видит смысл вступления в ВТО, понимая, какие выгоды они получат от снижения
и унификации тарифов.
Но и тут не все гладко.
— Украинских экспортеров за рубежом никто не ждет. Там существует жестокая конкуренция, — честно признается руководитель программы развития частного сектора аналитического центра «Блакитна стричка» Богдан Сенчук. — И наши менеджеры еще не понимают, что для того чтобы выйти на другой рынок, нужно иметь деньги на продвижение, на рекламу и иметь хорошего партнера, который бы помогал продвигать товар за рубежом.
Опять-таки лучшего партнера в этом деле, чем родное государство, найти сложно. Его роль должна быть видна на уровне тех же посольств. Если министерство иностранных дел будет бездействовать, чем оно и занято до этих пор, то об узнавании наших товаров за рубежом не может быть и речи, подчеркивает Богдан Сенчук.
Кроме того, государство «имеет проблемы» с регуляторной функцией хозяйственных отношений. Принцип «Все, что не запрещено, — разрешено» для украинских бизнесменов пока остается недосягаемой мечтой. Не отличается особой прозрачностью и наша законодательная база.
К тому же, предъявляя массу требований к предпринимателям, само государство не спешит быть образцом порядочности в деловых отношениях. Сегодня возвращения НДС, положенного по закону, добивается только одно из четырех предприятий-экспортеров. Остальным же, за неимением времени и министерских связей, проще махнуть на это рукой.
Даже у того небольшого процента, который в состоянии экспортировать свою продукцию, нет ни опыта работы с таможней, ни опыта получения лицензий, ни опыта международной торговли, ни поддержки государства.
Еще одна неприятность: для выхода на зарубежные рынки нужно иметь сертификат международного качества, а для этого необходимо внедрять на производстве системы управления качеством ISO 9000. Стоит подобное внедрение ни много ни мало — 10 тысяч долларов. Это проблема самого бизнеса, но и государству придется достать из своего худого кармана еще немало средств на неизбежное латание дыр в регуляторной политике, гармонизации украинского законодательства в соответствии с мировыми стандартами.
В этом году Украина наконец-то выползла на финишную прямую переговорного процесса вступления в ВТО. Сегодня подписано 43 двусторонних договора из 50 необходимых. В этом году были подписаны два принципиально важных договора с Австралией и США. И если квоту на импорт сахара-сырца, который собиралась ввозить к нам Австралия, Украине все таки удалось отстоять (260 тыс. тонн вместо 400 тыс. тонн, предлагавшихся Австралией), то вот в случае с США все пока покрыто мраком тайны.
Узнать, какие все-таки обязательства взяла на себя Украина по этим пунктам, мы сможем лишь после того, как переговорный процесс придет к завершению. Возможно, тогда-то и вынырнут основные сюрпризы. Говорят, что украинские рынки интересны Америке в плане допуска на них интеллектуальной собственности. Но вообще-то заокеанский партнер заинтересован в допуске на Украинский рынок филиалов собственных банков, а по ходу дела и в уменьшении ставок экспортной пошлины на отходы черной металлургии.
Есть во всей этой спешке вступления в ВТО и небольшая политическая хитрость — вступить в ВТО надо раньше России.
Тогда Украина получит те же преимущества, что и другие страны-участники мирового торгового сообщества: более дешевую иностранную продукцию и, возможно, более здоровую конкурентную среду, да и объем экспорта сможет увеличить.
Однако вопрос в том, какой ценой. И еще: Как и Когда? Спешка же хороша, как известно, лишь в одном случае…