Сюжет с забавными перипетиями, происходящими с мужчинами, переодевшимися в женщин, во все времена имел шумный успех.

В театре им Т.Г. Шевченко тоже решили поставить комедию, где двое юношей на время перевоплощаются в очаровательных жеманных барышень.

В Харьковском государственном академическом драматическом театре им. Шевченко состоялась премьера спектакля «Примадонны» по пьесе Кена Людвига. Комедию в двух действиях поставили заслуженный деятель искусств Украины Александр Аркадин-Школьник и сценограф Татьяна Медвидь.

По сюжету два молодых человека Джек и Лео в надежде на наследство выдают себя за сестер – дальних родственниц американки-миллионерши. Но в их планы вмешивается судьба – к меркантильным лицедеям вдруг нагрянула любовь.

– Этот жанр востребован в любом театре, – объясняет свой выбор Александр Аркадин-Школьник. – Я ищу комедии, которые в первую очередь отвечают славянской традиции: они должны быть со слезой. Я всегда ставлю спектакли о любви, и этот материал отвечает моим стремлениям.

Сюжеты, где мужчины перевоплощаются в женщин, всегда пользуются успехом.

– Есть огромная культурная традиция японского театра кабуки, где мужчины играют женские роли, шекспировского театра, кинематографа («В джазе только девушки», «Тутси»). Такие работы всегда занимают первые строчки хит-парадов.
По словам Александра Аркадина-Школьника, пьеса «Примадонны» не случайно ставилась практически во всех столицах мира, успешно идет в российских театрах, в том числе и во МХАТе. В Украине «Примадонн» поставили в Симферополе, правда, на русском языке. На украинском же комедия впервые увидела свет в театре им. Т.Г. Шевченко.


Над созданием спектакля актеры и режиссер трудились больше двух месяцев.

– Работа с Александром Аркадиным-Школьником меня потрясла, – говорит исполнитель главной роли Эдуард Безродный. – Так сложилось, что последние сезоны мне давали роли, где нужно обязательно выпендриваться. Зрителям очень нравится, их подкупает, когда актер так себя ведет. Были режиссеры, которые говорили: «Ты просто выйди, ты это умеешь, давай!». Когда я прочитал пьесу «Примадонны», был уверен, что придется снова обращаться к этому амплуа. Но когда мы пришли на читку, выяснилось, что Александр Аркадьевич разбирал пьесу даже не по-мхатовски, и все оказалось очень непросто. Повыпендриваться не получилось – все нужно было делать всерьез и на разрыв.

Освоить женские «повадки» было очень нелегко, говорят исполнители главных ролей.

– Я с юности настраивал себя на то, что я разноплановый актер вне амплуа и буду играть всех: стариков, детей, женщин, – рассказывает Эдуард Безродный.

В 30 лет Эдуарду Безродному пришлось сыграть 10-летнего ребенка. А в «Примадоннах» он получил первую женскую роль. В комедии он втискивает себя в женские платья, щебечет женским голоском, щеголяет «роковым» макияжем и без труда дефилирует на 12-сантиметровых шпильках. Но это только внешняя, кажущаяся легкость: как выяснилось, играть слабый пол очень непросто. Вплоть до премьеры он чувствовал бесконечное утомление и истощение, был очень изможден, сорвал голос. И только перед первым спектаклем появились драйв и энергия.

– Это очень большой труд, – делится актер. – Я теперь буду смотреть фильм «В джазе только девушки» совершенно по-другому. Это не хиханьки – сыграть роль с быстрым переодеванием и перевоплощением.

Эдуард признается, что очень подвержен влиянию. Поэтому, чтобы не «заразиться» чужими идеями и найти в роли свое, принципиально избегал просмотра фильмов, в которых мужчины играют женские роли. И прежде чем обыграть смену множества женских настроений, освоить ужимки, мимику, – их пришлось «подсматривать».

– Безусловно, в первую очередь я учился у актрис нашего театра. Одна показала мне «фирменную» ножку, которую я делаю в спектакле,– актер тут же демонстрирует кокетливо-соблазнительную позу с оттопыренной ножкой. – Другая научила держать ручки, третья – как по-женски толкнуть, у четвертой я взял тембр голоса. Я создал персонажа, в котором воплотил всех актрис нашего театра. И теперь убежден: чтобы сыграть женщину – нужно быть мужчиной на тысячу процентов. Чтобы понять, пожалеть, посочувствовать женщине, потому что у нее болят ноги от высоких шпилек, необходимо быть мужчиной, суметь отстраниться и понять ее муки.


Сергей Гусев, партнер Эдуарда Безродного по спектаклю, тоже учился у коллег-актрис женственности, жеманности, жестам, интонациям. Он избрал объектом для наблюдений Ирину Роженко, которая играет в спектакле Одри. Но действовал он исподтишка: по крайней мере, актриса уверяет, что даже не подозревала, что за ней подсматривают.
Кстати, актрисам при подготовке спектакля тоже пришлось непросто.

– Мне было очень трудно,– делится исполнительница роли тетушки Флоренс заслуженная артистка Украины Лидия Погорелова. – Я получила роль 87-летней бабушки. Но режиссер сказал: «Возраст ничего не значит». И мне пришлось танцевать, а мне ведь уже 72. Я испугалась, растерялась, но собрала все силы: это счастье, что он явился в наш театр – мне очень хотелось поработать с Александром Аркадьевичем.