На прошедшей неделе в рамках веб-конференции Sport.ua с Игорем Суркисом, президент киевского «Динамо» рассказал болельщикам команды о провалах и достижениях селекционной службы, возможных приобретениях и целях на текущий год.

О трансферах и Газзаеве
- Один специалист до приглашения Валерия Газзаева сказал мне: «Надо потерять год, но пригласить всех талантливых игроков, что есть в структуре «Динамо», усилить их опытными легионерами и тогда родится команда, способная решать серьезнейшие задачи».
Может быть, и надо было бы пойти по этому пути, но мы не пошли. Мы пригласили Газзаева, и я бы не стал огульно его критиковать, что все было так плохо. Газзаев ввел в команду достаточно много молодых игроков, на которых мы сейчас возлагаем большие надежды. Коваль, Еременко, Гармаш, Зозуля, Ярмоленко и другие ребята. Мне кажется, это омоложение пойдет только на пользу команде. Ведь все эти игроки могут отыграть 5-7 лет на очень высоком уровне. Юрий Павлович сейчас берет 32 человека на первый сбор, много молодежи. Он хочет посмотреть ближайший наш резерв. Парцвания, Рыбалка, Суарес… Посмотреть и определиться, на какие позиции нам нужны усиления, чтобы купить необходимых футболистов.

Всех тех игроков, которых хотел Газзаев мы купили. Все новички пришли в клуб с подачи главного тренера. Никто не вмешивался в трансферную политику. Моя задача была только уплатить деньги. Сейчас много критикуют по поводу Андре и Бертольо. Давайте будем иметь терпение и чуть-чуть подождем. Игроков этих брали на перспективу, поэтому у них уже все впереди. Надеюсь, в этом году мы увидим настоящих Андре и Бертольо. Андре - игрок национальной сборной Бразилии и если его туда вызывают, то, наверное, претензии должны быть не к селекционной службе, а к тренеру «Динамо».

Не вижу надобности укреплять оборону новыми игроками. Нам надо в целостности укрепить нашу команду, как в атаке, так и в обороне – в игровом плане. Но, может, Юрий Павлович скажет, что 10 человек его не устраивает, и тогда мы купим, к примеру, еще семь. Тратить деньги я не боюсь. Такая уж это сфера бизнеса. За 10 лет президентства я столько денег потратил впустую, чем, конечно, гордится, не могу. Знаете, очень сложно угадать с трансферами, не ошибаясь. Да, кто-то нам подошел, кто-то нет. Желательно, конечно, чтобы наша селекционная группа меньше ошибалась. Всему есть предел!

О селекции
Объясню для огромной массы наших болельщиков, как происходит селекция в нашем клубе. Главный тренер просматривает тех, кто у него есть. Потом он приезжает в Киев и говорит: мне нужно усиление на ту или иную позицию. Тогда мы отправляем этот список селекционной службе, та предлагает свои наработки по этим позициям, и тогда мы уже ищем. По-другому быть не может! Порой диву даешься, как появляются в СМИ фамилии тех футболистов, с которыми я даже не общался. Летом я хотел купить Руиса Гонсалеса из «Твенте». Послали в клуб предложение о трансфере. Разовый платеж в размере 15 миллионов. Клуб дал согласие, уже были готовы подписать контракт. Футболист также собирался приехать в Украину, ознакомиться с условиями, но… в последний момент его жена категорически отказалась.

Селекционная служба - это больной вопрос, на который я часто отвечаю. В очередной раз хотелось бы не охаивать и говорить, что все так плохо. Есть футболисты, которые команду усилили, а есть, которые не подошли. Последние приобретения в лице Вукоевича, Коваля, Ярмоленко, которого мы нашли в Чернигове, Еременко, Милевского, Алиева, которого привезли из Хабаровска, Бетао, Эль Каддури, Михалика… Это все селекция, это отнюдь не доморощенные игроки, это работа нашей службы! На работу этой службы мы тратим больше денег, чем какой-либо другой клуб, но не все футболисты, которых нам привозят, подходят. Поверьте, у меня у самого есть вопросы. Когда селекция ошибается в футболисте, который стоит три миллиона – это одно, но когда за игрока заплатили 9 миллионов, а он не может заиграть, вот тут я скидку не дам. Я не могу так просто разбрасываться деньгами. То, что я разгоню селекцию и наберу других – это не значит, что будет лучше. Мы все время внедряем новых селекционеров в нашу структуру. В «Шахтере», например, работают четко по направлению - бразильцы. Из шестерых четверо заиграли - уже хорошо. Там берут футболистов под Луческу. У нас сейчас появился Семин, будем подбирать игроков под него. Мы не пытаемся сэкономить на селекции, мы набираем людей даже для детских школ «Динамо».

Диакате очень часто критиковали за травмоопасность. Он не продан, а находится сейчас в аренде в «Лионе». Если он хороший футболист, то французский клуб захочет его выкупить. Это очень хороший футболист, но у него не сложилось в «Динамо». Бангура не видел в команде Газзаев, видел других. А с Алиевым пока ничего не ясно.

Почему не берем игроков в аренду? С Еременко у нас была аренда с обязательным правом выкупа. «Удинезе» - не тот клуб, который бы позволил себе рисковать. Там была отсрочка платежа, и если бы он сыграл определенное количество игр за «Динамо», то мы должны были его выкупить. А он сыграл эти игры в первый же месяц. И еще Вы должны понимать, что не все клубы хотят отдавать своих игроков в аренду в киевское «Динамо», также, как и мы не хотим отдавать своих игроков, но нам приходится это делать, как с тем же Петровым или Воронковым, чтобы они набирались опыта. У нас в аренде Родриго, но мы за его аренду получаем достаточную сумму, так что практически окупили его стоимость, а это порядка 3 миллионов евро, которые были уплачены за его переезд в Киев. Также и Корреа, который полностью оправдал себя. Единственным, кто сейчас не востребован – это Майкл, которого в свое время нашли Йожеф Йожефович и Леонид Иосифович. Что сейчас с ним будет, я не знаю. Может он вернется зимой, и тогда будем думать.

О Милевском и Алиеве
Смородская мне звонила перед игрой с «Аяксом» и сказала, что не будет покупать Милевского. Я так и не понял, зачем она мне звонила, ведь даже не было предложения. Наумов интересовался, мы назвали ему трансферную цену, он сказал, что подумает и все. Звонок Смородской я так и не понял. Она, наверное, должна была сказать это своему главному тренеру, что не купит ему Милевского, а не звонить и говорить это мне. К тому же я ей и не хотел продавать Милевского, точно также, как мы не хотели продавать Алиева. Жизнь заставила, чтобы не исковеркать парню судьбу… Я понимал, что Газзаев и Алиев вместе не уживутся, поэтому мы решили его продать, чтобы не загубить жизнь парню. Алиев посидел бы полгода на лавке, потерял бы свою форму и потом за него не дали бы ни копейки. Вполне возможно, что со Смородской наши пути вновь пересекутся. Но, возвращаясь к Милевскому, скажу, что он не заслуживает того, чтобы президенты других клубов о нем так говорили.

О задачах Динамо
Кто бы не возглавил «Динамо», задачи стоят максимальные, но нужно реально оценивать эти задачи. Нельзя говорить о том, что мы должны все выиграть. Мы должны бороться в чемпионате в каждой игре за победу, а какое место мы займем, покажет окончание чемпионата. Мы должны бороться в Лиге Европы! Отдавать все силы, как это было в игре с БАТЭ. Мы сами тогда создали себе психологические проблемы, и приходилось их решать. Нам удалось хорошо подготовиться и выйти из этой психологической ямы. Да и сам Семин перед собой других задач, кроме как победа в каждом матче не ставит! У ЮрПалыча максимальная планка во всех турнирах!