Стенограмма прямого эфира программы «Погляд» ТРК «Эра» 27 июня 2006г. Ведущий – Дмитрий Теленков.

– Пане Евгене, як так склалося, що вы булы в одному кроци вид влады и впустылы ии, я маю на увази широку коалицию?
– Для создания коалиции, как и для создания семьи, необходимо согласие как минимум двоих. У нас такого согласия не получилось. Наша позиция заключалась в том, что одноцветная коалиция не способна решить задачи и проблемы, которые стоят перед всей Украиной. Мы предлагали формат широкой коалиции, исходя из того, что мы, все пять политических сил, избраны народом в парламент и уже несем ответственность за судьбу Украины. И те из нас, кто в состоянии идти на компромиссы ради будущего Украины, могли бы объединиться, отложив в сторону какие-то узкопартийные и личные амбиции. Но не получилось. Узкопартийные и личные амбиции наших партнеров на данный момент превалировали. Это помешало нам создать широкую коалицию.
– Ви зараз готови працюваты в опозыции?
– Наверное, я Вас удивлю, но, на мой взгляд, работа в оппозиции в сегодняшних условиях более важна для украинского народа, чем в той искусственной коалиции, которая два месяца занята разделом власти, дележом портфелей, склоками, взаимными подозрениями.
– Сьогодни Володымыр Лытвын говорыв про те, що вас просто игнорують. Прокоментуйте це.
– То, что происходит сегодня в парламенте, это ничто иное, как попытка узурпации власти оранжевыми силами. Подчеркиваю: именно узурпация власти. Потому что новая Конституция действительно дает право коалиции большинства формировать правительство и проводить свою политику. Но ни старая, ни новая Конституция не дает права коалиции нарушать Конституцию, законы, регламент работы, а самое главное – захватывать абсолютно всю власть. Хочу напомнить, что по своей природе ВР – это высший представительный орган власти, в котором представлены интересы всего украинского народа. Оранжевая коалиция представляет интересы 28% всех избирателей и 42% тех, кто пришел на выборы. Это даже не половина, хотя арифметически у них больше половины мандатов. У них нет никакого права претендовать на абсолютную власть в самой Верховной Раде, потому что она как раз является поиском баланса интересов и востока, и запада; и левых, и правых. Только в компромиссах тех, кто представляет разные идеологические взгляды, разные регионы нашей страны и можно определять единственно возможный путь Украины.
– Як Вы ставытесь до того, що вже не одын представник БЮТ заявляв, що вы неправыльно розумиєте поняття «опозыция», що це контроль за владою, а не инша влада.
– А каким образом они представляют себе возможности контроля за властью? Приходить на площадь и кричать: ау, люди, власть у нас плохая… В цивилизованных государствах оппозиция выполняет исключительно важную роль, опираясь на закон, и этот закон предоставляет оппозиции очень широкие контрольные полномочия. Оппозиция в обязательном порядке возглавляет основные контрольные комитеты высшего законодательного органа любого государства. Оппозиция имеет право создавать альтернативный или теневой кабинет министров, задача которого – иметь полную информацию о работе основного кабинета министров, иметь возможность участвовать во всех его заседаниях, изучать проекты всех его документов, высказывать по ним свое мнение, а в случае несогласия предлагать альтернативные варианты и доносить до общества свою позицию.
Где у нас закон об оппозиции? Где у нас эти функции оппозиции? Самое интересное, что оранжевые, когда они были в оппозиции, добивались именно этого. Проект закона, который был внесен «Нашей Украиной» в 2002 году, требовал для оппозиции очень широкие полномочия. Даже без закона они получили тогда 19 комитетов из 24.
– Що робыте конкретно для того, щоб узяты соби видповидни комитеты?
– Я бы начинал все-таки не с комитетов. То, что сегодня происходит в ВР, это попытка узурпации власти. Для того, чтобы эту власть узурпировать, оранжевые фракции готовы идти на любые нарушения Конституции и законов, Регламента ВР. Напомню, что с недавнего времени Регламент – это тоже закон Украины, и для того чтобы внести в него любые изменения, необходимо строго соблюдать законные процедуры.
– Скажить, будь-ласка, з кым Регионам було б спокийнише працюваты: зи спикером Порошенко, Стретовичем чи Кинахом?
– Мы абсолютно не претендуем на то, чтобы определять, кого должны избирать оранжевые. Они сегодня берут на себя ответственность, и это их право определить, кто будет спикером, и кто будет возглавлять правительство. Мы требуем, чтобы и избрание спикера, и утверждение премьер-министра осуществлялось в строгом соответствии с Конституцией. Откуда выдуман пакет, которого не существует ни в каких регламентных документах? Конституция определяет, что спикер избирается закрытым голосованием, на альтернативной основе. Премьер-министр наоборот утверждается открытым поименным голосованием. Это совершенно две разные ветви власти, и объединить их в один пакет означает нарушить Конституцию и законы.
– Пакетне голосування – це якась недовира в середыни помаранчевых?
– Безусловно. Я задаю простой вопрос: уважаемые оранжевые компаньоны, если вы создали коалицию, и у вас большинство, то вы наоборот должны стремиться, чтобы все провести без сучка, без задоринки, чтобы ни у кого даже не было ни малейшего сомнения.
– Все-такы, чому вы так кардынально выступаете проты пакетного голосування, що зминыться?
– Вы же понимаете, что всех нас, всю страну пытаются попросту надуть, доказывая, что есть коалиция. Но как только дело доходит до того, чтобы коалиция спокойно избрала сначала спикера, а потом утвердила премьера, они говорят: нет, мы так не можем, вдруг мы изберем спикера Порошенко, а потом команда Порошенко не проголосует за премьера Тимошенко…У них нет даже элементарного доверия друг к другу, они не в состоянии продемонстрировать обществу совместную прозрачную политику, а пытаются повязать друг друга круговой порукой.
Я испытываю чувство стыда от того, что вижу. И мне просто удивительно, что в этой очень сомнительной компании находится человек, который долгие годы выступал ревнителем законов, Конституции и сам приложил руку, чтобы и Конституция была такой, и чтобы ВР была независимым органом. Имею в виду А.А. Мороза. Ведь он как никто другой знает: то, что сейчас предлагается – это фарс, цинизм, насилие над Конституцией и над нашей молодой демократией.
– Прокоментуйте цытату Ю.Тимошенко: «Чим гирше буде в краини, тым краще буде Партии регионив. И саме тому йде це блокування, що воны заважають працюваты тым людям, хто створыв коалицию…»
– Меня поражает способность Юлии Владимировны менять свою точку зрения на диаметрально противоположную в зависимости от того, какие интересы ею движут в данный момент. Хочу напомнить ей ситуацию весны 2002г, когда правдами и неправдами было создано большинство вокруг блока «За Единую Украину!». Литвин был избран председателем ВР. А после этого те самые оранжевые три фракции заблокировали работу парламента и делали это до тех пор, пока не выбили у Литвина, у Кучмы, у тех, кто тогда представлял власть и большинство, 19 комитетов из 24. И они не считали, что мешают когда-то работать, они доказывали, что действуют во благо Украины, демократии, своих избирателей. Что ей можно ответить? Это верх цинизма и фарисейства.
– Скажить, будь ласка, скилькы вы будете блокуваты роботу парламенту? Янукович сказав, що 30 днив. Воны ж можуть у іншому мисци проводыты свои засидання…
– Начнем с того, что они не могут проводить свои заседания в другом месте, пока за это решение не проголосуют 226 депутатов в сессионном зале. Так записано в регламенте ВР. Парламент может принять решение о проведении заседания в другом месте. Имелось в виду, прежде всего, проведение торжественных заседаний, например, во Дворце «Украина». Еще раз подчеркиваю, если они куда-то уйдут – это будет грубое нарушение закона о регламенте, и избранные таким образом руководители будут нелегитимны. Мы их не признаем. И я заранее говорю, что мы не позволим таким руководителям вести заседания Верховной Рады.
– Думаете, дийсно таке може буты 30 днив?
– Думаю, что если оранжевые фракции будут упорствовать и «плясать под дудку» Ю.В.Тимошенко, которой близкая власть просто застилает глаза, все может дойти до того, что мы будем вынуждены блокировать работу ВР до упора. А таким упором является 30 дней.
– Чи ведете вы переговоры щодо розблокування роботи ВР з коалициянтамы, можлыво, на особистому ривни?
– Сегодня велись открытые переговоры в формате временного президиума ВР и руководителей всех фракций. Мы изложили нашу позицию. Мы требуем, и это сформулировано в нашем ультиматуме, чтобы руководство ВР, руководство Кабинета министров было избрано в строгом соответствии с законом. И мы требуем, чтобы комитеты в ВР распределялись так, как это сегодня записано в регламенте, пропорционально численности фракций. Если это будет осуществлено, мы немедленно снимем блокаду.
– Перейдемо до темы ультиматуму, але перед тим послухаемо цитату Р.Безсмертного: «Коалициею буде пидтримано и кандыдатуру Юлии Володимиривны, и кандидатуру Петра Олексийовича. Инша справа, що зараз у цьому процеси прысутний ще фактор ультиматуму. Очевидно, що коалиция буде выробляты завтра свою позицию…»
– Фракция Партии регионов в Верховной Раде не возражает против любой кандидатуры, которую выдвинет коалиция большинства. Это их право. Мы возражаем против того, что они пытаются избрать руководство ВР и разделить комитеты, нарушая Конституцию и законы Украины. Вот суть нашей позиции.
– Ультиматум, на Вашу думку, це вийна? Янукович казав, що на наступному тижни ви будете проводити митинги, роз"яснювальну роботу з мbсцевими радами.
– Ультиматум – это последнее предупреждение оранжевой коалиции: или они будут считаться с наличием сильной оппозиции в ВР и с тем, что за нами 10 млн. избирателей, или мы будем находиться в состоянии жесткого противостояния.
Да, мы начинаем уже на этой неделе проведение массовых мероприятий в регионах с целью разъяснения нашей позиции и подготовки нашей партии к более решительным действиям.
– Що таке «бильш ришучи дии»?
– Мы, во первых, не исключаем, что нам нужна будет поддержка наших избирателей и нашего партийного актива в отстаивании нашей позиции в стенах ВР. А если все завершится тридцатидневным простоем ВР, то мы обязаны уже сегодня иметь в виду и такой вариант и начать подготовку нашей партии к новым выборам.
– Ви сьогодни згадувалы О.Мороза. Пропоную прослухати його цитату: «Спосиб голосування Конституциею не визначаеться, а визначаеться Регламентом. Регламентом передбачається и норма, яка за процедурою отхок ВР може вибрати иншу процедуру, якщо попередня або основна блокує прыйняття необхидного для суспильства ришення…"
– В данном случае Александр Александрович лукавит. Не могу представить себе, чтобы он не знал, что отхок действительно предусмотрен Регламентом. Но в Регламенте совершенно четко описаны случаи, когда отхок может включаться голосованием 226 депутатов. Во всех других случаях, а то, что предлагает Мороз и оранжевая коалиция не описано регламентом и это другие случаи, нужно голосование двумя третями голосов. Если они готовы поставить вопрос на голосование и надеются получить две трети, то я их сразу уверяю, что они две трети в зале никогда не получат.
– Сьогодни Вы сказалы: «Нас немынуче чекае новый формат коалиции або нови выборы. Мы готови и до першого, и до другого». Коли може буты ця коалиция? Литвин каже, що восены.
– Я бы сейчас не гадал о сроках, потому что я, как и наверное, вся страна хотел бы увидеть, а существует ли у нас не на бумаге, а в жизни коалиция. Если эта коалиция в полном соответствии с Конституцией и законами изберет руководство ВР, а потом утвердит премьер-министра, то это уже будет четкий и ясный сигнал о том, что коалиция существует, что в ней взаимопонимание и единство. Если же они по-прежнему будут пытаться просто нас всех надуть, я имею все основания говорить, что такой коалиции на самом деле не существует. И они только и ждут момента, как обмануть своих партнеров.
– А як щодо новых выборив? Турчинов сказав, що для вас взагали е циллю розпуск парламенту. Це так?
– Это не является нашей первоочередной задачей. Мы лишь говорим о том, что в своем стремлении добиться соблюдения Конституции и законности мы готовы стоять до последнего, а последним днем такого противостояния естественно будет тридцатый день. Потому что если ВР не работает тридцать дней, то эта норма как раз четко выписана в Конституции.
– Але це ж знову гроши з бюджету и не тилькы…
– Надеюсь, Вы согласитесь со мной, что не мы создали сегодня такую ситуацию. Мы даем достаточно времени и шансов оранжевым компаньонам для того, чтобы они осознали всю меру ответственности и тот факт, что только вместе мы можем представлять весь украинский народ и нашли формулу нормального диалога и нормального сотрудничества большинства и оппозиции. Мы к этому готовы.
– Давайте тепер поговорымо про посады та про особыстости. Литвин, наприклад, сьогодни сказав, що Порошенко – спикер не влаштовує ни БЮТ, ни СПУ, ни частыну «Нашои Украины», ни, навить, Ющенка. Як Вы ставытеся до такои думкы?
– Думаю, что у Владимира Михайловича больше оснований давать такие оценки. Во-первых, он очень хорошо и близко знает П.А.Порошенко, работал с ним. Он, наверное, лучше меня знает все невидимые процессы, которые происходят в лагере оранжевых и в окружении Президента. В данном случае я его мнению полностью доверяю.
– Яки важели вплыву у ций ситуации мае Презыдент?
– Если он действительно гарант Конституции, то он должен использовать свой авторитет и повлиять на позицию оранжевых сил, тем более, что некоторые намеки, что нужно взаимодействовать с оппозицией и считаться с тем, что за них проголосовали около 10 млн., что у них самая большая фракция, он делал неоднократно. Но реальных действий в этом направлении не было.
– Скажить, будь-ласка, вин своею владою миг так зробыты, щоб все ж такы була широка коалиция?
– Наш Президент является еще и почетным председателем партии «Наша Украина», и во всем этом переговорном процессе он колебался между тем, оставаться ли только Президентом или играть на поле «Нашей Украины». Мне кажется, что он в конечном итоге сыграл именно на поле «Нашей Украины».
– А як Вы соби уявляете спивпрацю з Юлиею Тымошенко як з особистистю и як з прем"ером Тымошенко та ии урядом?
– Если Тимошенко возглавит правительство, а мы будем в оппозиции, то мы будем, как и до этого времени, политическими оппонентами. Мы как оппозиция будем очень жестко контролировать действия правительства Тимошенко и доносить всю правду и всю опасность того, что она будет делать, (а в этом мы не сомневаемся), до Украинского народа и использовать любые методы, чтобы ограничить негативные последствия ее деятельности.
– У ций сытуации, колы вже е коалиция, кого вам зручнише бачиты на посади прем"ера і спикера?
– Еже раз повторяю совершенно искренне: для нас сегодня это не имеет никакого значения, потому что мы признаем эти правила игры. Хочу подчеркнуть, если бы сегодня Партия регионов блокировала работу парламента под лозунгом «пока будет оранжевая коалиция – Верховная рада работать не будет» – это деструктивная позиция, это позиция узкопартийная и она не в интересах Украины и народа. Мы ставим вопрос совершенно иначе – вы, большинство, работайте, уважайте Конституцию, законы, украинский народ, уважайте оппозицию и наших избирателей в нашем лице и давайте думать, как дальше работать. Еще раз напомню слова Ющенко, которые он сказал на Майдане в день инаугурации, и которые он, наверное, забыл через пять минут: «Быть во власти и быть в оппозиции одинаково почетно, если ты работаешь для Украины». Давайте реализуем эту формулу.
– Не можу напередодни дня Конституции не запытаты у Вас, що мы будемо робыты из Констытуцийным судом?
– В нашем ультиматуме сказано, что мы за то, чтобы Конституционный суд был сформирован, но в соответствии с Конституцией и законом о Конституционном суде. А этот закон предусматривает, что судьи принимают присягу только в присутствии Президента, председателя ВР, премьер-министра и председателя Верховного суда. У нас из четырех субъектов три отсутствуют. Как же мы можем принимать присягу судей? Ведь это грубейшее нарушение.
– Пане Евгене, Ваши однопартийци сьогодни розповидалы про чергування у Верховний Ради. Якый механизм цього чергування?
– Когда мы приняли это решение, то у нас образовалась своеобразная очередь из желающих нести это дежурство. Шесть человек находится сегодня в зале ВР, они там будут до утра. Утром их сменит очередная смена, после обеда новая и так будет до тех пор, пока мы будем контролировать ситуацию в зале Верховной Рады.