Быть пациентом чрезвычайно вредно. Быть медиком, как выяснилось, тоже небезопасно.

Председатель областного комитета профсоюза работников здравоохранения Любовь Рудик считает, что медицина — это одна из отраслей, в которой больше всего вредных специальностей: «Подтверждение этому — очень высокая заболеваемость медицинских работников. Средний возраст медиков, которые выходят на первую-вторую группу инвалидности — 45 лет. Средняя продолжительность жизни работников здравоохранения Харьковской области —
55 лет. Каждый год у нас умирает 130, 140, а то и 200 медицинских работников. Нам иногда говорят, что мы выдаем друг другу больничные листы. Но чаще всего медики болеют не ОРЗ и ОРВИ. На первое место среди заболеваний медиков выходят онкологические заболевания, причем главенствующее место среди них занимают запущенные формы рака». Врачам, говорит Любовь Ильинична, просто некогда заниматься собой: они работают на двух-трех работах. Врач знает, что если несколько дней не выйдет на работу — потом он может оказаться невостребованным. На втором и третьем местах в череде «медицинских» заболеваний стоят инсульты и инфаркты.
«Ответственные хирурги сутками не выходят из операционной — я вообще не знаю, как они живут, — недоумевает Любовь Ильинична. — Или когда принимают роды около суток. А если у роженицы начинается кровотечение — врач не отходит от нее сутки-двое, пока не выведет из состояния коллапса или шока».
Ежегодно около 60-80 медиков «профессионально» заболевают туберкулезом — заражаются от больных. К слову, инфицируются палочкой Коха не только фтизиатры. К примеру, врач «скорой помощи», приезжая к больному и не зная о его заболеваниях, производит всевозможные медицинские манипуляции. Приходится делать и искусственное дыхание «рот в рот». Лишь потом, когда больного привозят в лечебное учреждение, выясняется, что у него туберкулез.
— Только с прошлого года медики, заразившиеся туберкулезом, стали получать статус инвалидности, связанной с профессией. Эти люди совершенно не защищены. Заболевая туберкулезом, они обязательно приносят эту болезнь в семью. Кроме того, медик постоянно связан с препаратами, которыми лечит больных туберкулезом. Эти лекарства проникают через кожу, органы дыхания и у человека появляется аллергия или привыкание к этим лекарствам — организм уже не реагирует на них. Поэтому туберкулез у таких людей очень тяжело лечится. Профсоюзы приняли решение: вновь заболевшему туберкулезом мы выделяем деньги. Это всего 300 гривен — смех да и только; но они дают возможность купить хоть какие-то витамины и продукты. Кстати, средства заболевшим туберкулезом медикам выделяют только профсоюзы.
Уже есть медработники, заразившиеся на работе сифилисом и СПИДом. Особенно подвержены инфицированию ВИЧ хирурги абсолютно всех профилей и стоматологи — они связаны с кровью. Если врач принимает с улицы больного, например с кровотечением, который нуждается в неотложной помощи — на момент манипуляций неизвестно, чем он болен: результаты анализов становятся известными позднее. К слову, заразившиеся СПИДом лечатся не только сами — им приходится лечить и всю свою семью. Инфекционистам тоже приходится несладко: они принимают на себя все инфекции пациентов.
— Работа психиатра тоже вредная, — продолжает «истории медицинских болезней» Любовь Рудик. — Много было случаев, когда врачи и медсестры психиатрических отделений получали от своих пациентов страшные травмы. Врачи «скорой» каждый день могут погибнуть в ДТП. А когда темнеет и подъезды не освещены — сколько было нападений наркоманов! Они ведь знают, что у «скорой помощи» обязательно есть наркотики.
Должны быть созданы условия, при которых медики должны быть защищены от туберкулеза, СПИДа, считает председатель обкома профсоюза работников здравоохранения. Хирург после того как простоял у операционного стола, должен прийти и спокойно выпить чашку чая, кофе или, в конце концов, рюмку коньяка.
Любовь Ильинична посетовала, что журналисты без конца ругают медиков.
— Но, быть может, не все медики заслуживают земного поклона? Я вот как раз сегодня побывала по «личному» вопросу в участковой детской поликлинике. Скажу честно: я просто заболела от общения с представителями «самой гуманной».
— Есть врачи наглые и бессовестные, — согласилась Любовь Рудик. — Зная, что у больного онкопатология, требуют: «За операцию — триста долларов». Таких медиков нужно судить. Но не все такие. Пусть журналисты проведут с любым врачом целые сутки — тогда не будет шельмования.