Ее называют совестью нации, живой легендой и классиком украинской литературы. 80-летняя поэтесса Лина Костенко презентовала свое первое прозаическое произведение – роман «Записки українського самашедшого».

В рамках всеукраинского тура она впервые в жизни побывала в Харькове и встретилась с первостоличными почитателями своего таланта. Однако, после Харькова прервала тур.

Знакомые не советовали Лине Костенко ехать в Харьков


Накануне встречи возле оперного театра едва не разыгралась драма – заявленный в анонсе «свободный вход» на творческую встречу чуть не привел к массовой давке. Увидеть знаменитую поэтессу-шестидесятницу возжелали сотни харьковчан – очередь растянулась от ХАТОБа почти до улицы Рымарской. Тех, кому посчастливилось достать пригласительный билет, пускали через черный вход, часть почитателей таланта Лины Костенко прошла «по спискам».

– Я подошла к оперному за четыре часа до мероприятия, – рассказывает харьковчанка Наталья. – Сотрудники театра записывали тех, кого потом разместили на балконах.

Зал театра смог уместить пару тысяч зрителей – еще примерно столько же осталось «за бортом». В какой-то момент толпа едва не взяла оперный штурмом.

– Это встреча с легендой, – говорит молодая харьковская писательница Алина Борщова. – Она яркая, очень сильная и мужественная женщина, а поскольку сейчас молодому поколению нужен какой-то авторитет, я считаю, на нее можно равняться. Ее хочется видеть, слышать, быть с ней на одной волне, так же, как она, любить Украину.

Тиражи нового романа растут с каждым днем


Одно из самых известных произведений Лины Костенко – роман в стихах «Маруся Чурай», за который поэтесса получила Государственную премию имени Т.Г. Шевченко. Последний роман «Записки українського самашедшого», над которым она работала в течение последних десяти лет, – первый прозаический опыт писательницы, вышел в конце 2010 года.

– Это чрезвычайно «молодая» книжка, своеобразная летопись очевидца третьего тысячелетия, – отмечает издатель Иван Малкович, – Роман представляет собой смесь художественной литературы, дневников и публицистики.

По его словам, «Записки...» – первый том будущей трилогии о современной Украине.

– Мы не успеваем печатать книги, – говорит Иван Малкович. – Тираж уже вырос до 45 тысяч экземпляров, но мы печатаем еще. За те 20 лет, что Лина Костенко не выходила на публику, были также изданы три книги лирики, готовится к выходу большой том чернобыльской прозы, два новых сборника поэзии и двухтомное полное издание лирики и исторических произведений в стихах.

Когда легендарная Лина Костенко вышла на сцену – зал встал.


– Я не ожидала такого наплыва людей, – говорит поэтесса, – думала, презентация состоится в книжном магазине. При этом в Харькове я впервые – только подумать! Где я только не была, даже в Сиракузах и Ланжероне, а в вашем городе впервые. Перед поездкой меня стращали: «Куда вы едете! Харьков – очень «настороженный» город». Но первой приятной весточкой из Харькова стал приезд на киевскую презентацию романа харьковской студентки – она специально приехала в столицу, чтобы посмотреть на меня и подарить огромный букет роз. Знаю, что девочка сейчас в зале, и я привезла ей в подарок сборник «Гіацинтове сонце», которого уже давно нет в продаже.

Проза далась поэтессе с трудом


По словам Лины Костенко, первое прозаическое произведение далось ей с трудом.

– Роман написан от имени мужчины, но не подумайте, что я хотела эпатировать читателей, – говорит поэтесса. – Просто с первой фразы романа «Я всегда был нормальным человеком» у меня возникло ощущение, что это говорит мужчина. Я писала роман долго – целых 10 лет, потому что большую часть времени собирала материал, сравнивала Украину с остальным миром. Писала, а потом вычеркивала, вследствие чего вырисовался еще один роман – уже от имени женщины.

Слово «самашедший» в названии появилось не случайно. «Божевільний» в данном контексте звучит как диагноз, а углубляться в психиатрию писательница не собиралась.

– Мне хотелось описать специфику украинского сумасшествия, ведь у каждой нации оно свое, – объясняет она. – К примеру, 29 января мы поехали чествовать героев Крут, а в Полтаве тем временем проходил фестиваль сала, на котором жрали сало и пили водку. Это еще одна форма украинского сумасшествия.

Поэтесса рассказала, что идея написания романа «выросла» из гоголевских «Записок сумасшедшего», однако нынешняя действительность внесла весомые коррективы в современные «Записки...».

– Гоголевский чиновник постепенно сходит с ума и озабочен тем, что «у алжирского бея под носом шишка», – говорит Лина Костенко. – Мне бы его проблемы! Сегодня больше волнует вопрос, у какого «бея» нефтяная вышка. Но тот же чиновник еще в XIX веке думал, что Испания и Китай – одна страна. Так и для Украины это очень актуально, – шутит поэтесса. – Кроме того, хотелось написать о том, как Украина входит в третье тысячелетие, и последний месяц перед наступлением ХХI века я исследовала буквально по крупицам.

Русскоязычные переводы не всегда радуют автора


После презентации поэтесса ответила на вопросы зрителей – самые разнообразные и неожиданные. Рассказывала о творческом и личном, не обошлось и без политики.

– Помните, многие «гнали волну» по поводу того, что Донецк – это нечто страшное? Я вам скажу, что «хороших» людей хватает везде. К примеру, львовский издатель незаконно завладел моим произведением и без разрешения напечатал. А один профессор вообще украл из моей статьи абзац и цитирует его в газетах, выдавая за свои мысли. Зато в Макеевке Донецкой области живет музыкальная группа, которая поет 50 песен на мои стихи. Звонят как-то поздравить с праздником: «У вас гости? Ну передайте им привет от донецких бандитов», а я им в ответ: «А вам привет от киевских националистов».

Вопрос о переводе стихов на русский язык задел Лину Костенко за живое.

– Меня очень хорошо переводили армяне и белорусы, поляки - с переменным успехом. Что касается россиян, в советские времена я терпеть не могла переводов на русский. Они какие-то «накатанные», неинтересные. Чтобы было понятно, приведу пример. У Василия Симоненко есть строчки «Темряву тривожили криками півні, Танцювали лебеді в хаті на стіні». Российский переводчик, причем очень известный, переводит: «Темноту тревожили криком петухи, танцевали лебеди ко всему глухи». Это мыслимо? Впрочем, в России есть пара писателей, которые меня неплохо переводили, но сейчас наши дорожки разошлись.

Современные писатели творят «укрсучлит»


Поклонники творчества Лины Костенко поинтересовались и ее мнением о современной литературе. Однако на вопрос, кому из молодых писателей она прочит место в когорте классиков, поэтесса отвечать не стала.

– В когорту классиков не попадают, – уверена она. – История сама все расставит по своим местам. Когда мое поколение пришло в литературу, мы не знали, что станем «шестидесятниками». В Испании было «поколение катастрофы», в России - «художники-передвижники» и композиторы «могучей кучки». А вы знаете, как называется наш сегодняшний литературный процесс? Не постмодернизм, не андеграунд и даже не пофигизм, а «укрсучлит» – сокращение понятия «українська сучасна література». Будет очень обидно, если это слово приживется и талантливые люди станут основателями литературного течения со столь некрасивым названием.

Впрочем, большинство представителей «неблагозвучного» течения Лина Костенко знает и любит – романтических и эпатажных, пишущих «литературно» и матом. Поэтесса никого не осуждает.

– Как-то я попала на мероприятие, где выступал Лесь Подеревянский. Такой красивый, породистый мужчина, а читает матом, и зал от этого млеет. Я сидела в первом ряду, и он, видимо, решил сразить почтенную матрону очередным речевым оборотом, чтобы я выскочила от ужаса из зала. Я дослушала спокойно, а он потом в интервью описывал эту ситуацию. Он же не знает, что когда молодежь стала писать книги с матерными словами, я решила познать теорию вопроса – изучала историю русского мата и воровской фени.

Обложилась книгами и обнаружила: наша литература переняла не мат, а воровскую феню.

Вопрос о долголетии и цветущем внешнем виде тоже не застал поэтессу врасплох. По ее словам, никакого секрета нет.

– Как правило, я ложусь спать, когда люди встают: ночами сижу за компьютером и работаю, чтобы никто не мешал. Я не ухаживаю за своей внешностью, и когда нужно выйти в люди, смотрю в зеркало и сама себя пугаюсь. Правда, генетика у меня хорошая: мои родные не болели и были долгожителями, мама читала без очков до последнего дня. А вообще, мне надо уже ехать домой и работать: еще пара таких презентаций, и я завяну, буду очень плохо выглядеть – просто не могу без работы, мой письменный стол топает ногами.

P.S.
9 февраля писательница Лина Костенко решила прервать творческий тур по Украине. Ее встречи с читателями Кривого Рога и Острога переносятся на неопределенный срок. А выступление во Львове отменено. «Катализатором такого решения выдающейся писательницы стали провокационные инсинуации некоторых львовских писателей, журналистов и деятелей театра», – говорится в сообщении на сайте издательства. «Теперь я снова буду общаться со своими читателями преимущественно через свои книги», – сообщила Лина Костенко. Предположительно, писательницу неприятно поразила резкая критика произведения «Записки украинского самашедшого» со стороны львовских писателей и журналистов. В частности, поэт Юрий Кучерявый заявил, что в нем присутствуют ксенофобия, гомофобия и сексизм.