Группа харьковчан проведет несколько суток под землей – спелеологи готовятся к международным соревнованиям по подземному ориентированию и топосъемке, которые в конце марта пройдут в одесских катакомбах.

В качестве тренировочной базы спортсмены выбрали подземные пещеры в Липцах. Околица деревеньки под Харьковом. До места назначения – самих подземных пещер – минут сорок пешком по грязи и талому снегу к густой неухоженной посадке на дальнем пригорке. Именно там, между деревьями, на небольшом холмике виднеется узкая нора – путь в подземное царство. Стоит только представить, что туда спускаются люди – и по спине проходит холодок. Впрочем, Андрею Ковалеву, руководителю группы и спелеологу с 25-летним стажем, не привыкать – он ловко присаживается на мокрый скользкий глиняный край норы, ложится на спину и съезжает в подземелье. Там, на глубине нескольких метров, одиннадцать отчаянных исследователей пещер, разбившись на группы, бегают по лабиринтам и составляют карты, стараясь сделать это быстрее «коллег».

Темнота и узкие щели профессионалов не пугают


Через пару часов из норы на коленях вылезает по уши измазанная в глине девушка в огромном комбинезоне и каске с фонариком.

– Это только лаз узкий, – смеется Оля, вытягивая из норы за руку подругу Иру. – Внутри более просторно, в некоторых местах можно даже стать в полный рост.


Гости из Воронежа Ольга Пошаталова и Ирина Луговая приехали в Харьков на тренинги. В качестве гостиницы девушки использовали... подземные пещеры.

– Мы приехали за день до тренировки и спали в пещере, – говорит Оля, – ночевали в спальных мешках.

– Страшно не было – не все боятся темноты и узких щелей, – объясняет Ирина. – Вот обвалы – другое дело, но это явление довольно редкое и чаще встречается в зонах, в которых возможны землетрясения. Мы же с Олей обожаем узкие места – всегда хочется узнать, что за этой щелью, поворотом, есть ли там продолжение.

Подземные духи спасают своих гостей


Есть у спелеологов традиция – при посещении новой пещеры нужно обязательно задобрить пещерного духа – бросить горсть сухариков, ложку каши, плеснуть чая, чтобы местные «охранные силы» были благосклонны к подземным исследователям. Материалист и прагматик Андрей Ковалев любому явлению готов найти научное обоснование. Но даже с ним иногда случается такое, чему сложно найти объяснение.

– Был эпизод, когда группа спелеологов из России, Украины и Болгарии работала в самой глубокой пещере планеты – Вороньей, которая находится в Абхазии, – вспоминает Андрей. – Ее глубина составляет более двух километров. При работе в таких пещерах не успеваешь спуститься и выйти наружу в течение дня; надо где-то ночевать, поэтому спелеологи разбивают базы. Наша подземная эпопея длилась 22 дня, поэтому мы жили поочередно в разных лагерях. История произошла на глубине около 1900 метров в предпоследнем от дна лагере. Помню, спим ночью – два болгарина и три украинца, и вдруг я вижу, что к палатке подходит кто-то с фонариком и садится рядом, но не входит. Я навскидку позвал по имени – он молчит. Меня пробрал холодок: в это время никого из наших там быть не могло – до соседнего лагеря сутки ходьбы. А гость вдруг говорит: «Завтра будет паводок». От страха я смог ему задать единственный вопрос: «Останемся ли мы живы?». Он сказал, что все будет хорошо, поднялся и ушел. Я до сих пор не понимаю, что это было – и не сон, и не явь.

Ровно в 6.00 раздался характерный хлопок – такой звук бывает, когда в подземных системах идет большая вода, рассказывает Андрей.

– Мы побежали, нашли сухое место – небольшой участок, который был сверху и снизу окружен водой, – вспоминает он. – В разной степени паводок ощутили на себе все члены экспедиции: у кого-то в лагере было меньше воды, у кого-то – больше. Поскольку мы были глубже всех, нам и досталось больше, пришлось какое-то время пережидать, пока сойдет вода. Нас часто спрашивают, ради чего мы рискуем жизнью. Адреналина хватает – хочется искренних отношений. Ведь зачастую человеческие качества проверяются в экстремальной ситуации – кто-то проходит эту проверку, кто-то нет.


Не ради адреналина идет под землю и харьковчанин Денис Давыденко, который перепробовал все возможные экстремальные виды спорта.

– Я занимался скалолазаньем, альпинизмом, парапланеризмом, дайвингом, – перечисляет Денис. – На мой взгляд, рафтинг – спуск по горной реке – самый экстремальный спорт. Что может быть страшнее: тебя несет с огромной скоростью по реке в неуправляемой лодке и у тебя одна задача – удержаться в ней. Многие мои знакомые калечились, погибали. Так что спелеология – это вовсе не экстрим, а скорее исследовательская деятельность. В моей пятилетней практике был только один неприятный случай, когда я с трудом протиснулся в узкую щель, а назад самостоятельно вылезти не смог – пришлось звать на помощь.

В Одессе харьковчане проведут под землей три дня


Подготовка к одесским соревнованиям прошла отлично, считает Андрей Ковалев. В южном городе харьковчанам придется продемонстрировать умение ориентироваться в подземных лабиринтах и грамотно составлять топографическую карту пещеры. И хотя шансы на победу нашей команды достаточно высоки, сделать это будет непросто.

– Одесские катакомбы – это 2,5 тысячи километров подземных лабиринтов, – рассказывает Андрей, – очень удобное место для подобных соревнований, другого такого нет в мире. Но победить будет очень сложно. Три дня будем жить под землей и доказывать, что мы – лучшие.

По словам Андрея Ковалева, такие соревнования проходят уже в 21-й раз и харьковчане являются постоянными участниками этого мероприятия.


– Хочется добиться признания харьковской спелеологической общественности, – говорит он. – Кроме того, существует так называемая Лига четырех – это люди, которые занимают первые четыре места и потом участвуют в более сложных соревнованиях. Тот, кто занимает в них последнее место, снова отправляется в общий зачет. Харьковской команде еще не удавалось выйти в Лигу четырех – традиционно нас обходят одесситы, и это неудивительно – все-таки родные катакомбы им лучше знакомы.