Ровно год назад, 19 июля 2005 года, Виктор Ющенко подписал Указ о ликвидации ГАИ, который так и не был исполнен. Революция сверху, даже в рамках одной отдельно взятой отрасли, не получилась. Неверное решение было принято в основном из-за того, что ближайшее окружение президента не сумело обеспечить его полной и объективной информацией о реальном положении дел. К сожалению, работу над ошибками до сих пор так никто толком и не провел.

Провал борьбы с коррупцией
Оказавшись в роли шефа МВД, Юрий Луценко не скрывал, что он в милицейских делах непрофессионал, но это не помешает ему навести порядок в ведомстве. Однако первые же выступления министра дали повод сомневаться в этом.
Чего, например, стоило его заявление о том, что отныне водительские удостоверения будут изыматься только в двух случаях: когда водитель пьян или совершил аварию с человеческими жертвами. На самом же деле, согласно закону, они уже давно не изымались вообще. Подобные высказывания производили впечатление только на журналистов, но с точки зрения профессионалов не выдерживали никакой критики.
Призвав к беспощадной борьбе с коррупцией, новый министр показал на личном примере, как нужно выявлять мздоимцев. В мае 2005 года Юрий Луценко, находясь за рулем неслужебного автомобиля, нарочно в присутствии инспектора ГАИ нарушил правила дорожного движения и дал ему 20 гривен, чтобы тот не составлял протокол. Ожидаемого эффекта не получилось: даже журналисты засомневались в том, что глава МВД занимается своим делом.
Как должностное лицо министр должен был не давать взятку своему подчиненному, а потребовать у него прекратить ее вымогательство. Другое дело, если проводилась оперативная комбинация с целью изобличения взяточников, но в таком случае выносится постановление о проведении оперативно-розыскных мероприятий, которое утверждается председателем областного суда, в присутствии понятых осматриваются купюры и производится закладка диктофона. Если всего этого сделано не было, то действия министра квалифицируются по статье 370 Уголовного кодекса Украины — провокация взятки.
Впрочем, Юрию Луценко подобная «партизанщина» простительна, он ведь не бюрократ, а полевой командир Майдана. Досадно, что среди его помощников и советников не нашлось человека, который смог бы отговорить шефа если не от проведения этого «эксперимента», то хотя бы от публичного оглашения его результатов.
А оперативно-розыскные дела, в том числе и на взяточников, заводятся лишь при наличии достаточных оснований, то есть письменных заявлений или хотя бы устных сообщений граждан, ставших жертвами вымогательства конкретного автоинспектора. Иначе с какой стати председатель суда будет давать санкцию на проведение спецмероприятий? А таковых не было: водители оказались горазды анекдоты о гаишниках сочинять, а писать на них заявления желающих не нашлось. Поэтому борьба с коррупцией в ГАИ провалилась.
Заслуга Луценко как министра-непрофессионала в другом: он сумел разорить «Луцкий клондайк», о котором стоит рассказать подробнее.
Украина, как и любая другая страна, имеющая свою автомобильную промышленность, ставит высокие таможенные барьеры на ввоз импортных автомобилей. Поэтому иномарка, купленная в Германии, после уплаты всех налогов и таможенных сборов повышается в цене в два раза. Однако люди находят множество схем обойти закон.
Самая простая из них — заранее подобрать за границей автомобиль, а потом сообщить номер его кузова своему человеку в Межрайонном регистрационно-экзаменационном отделе (МРЭО) ГАИ. «Свой человек» за взятку выписывает номера и техпаспорт на него, после чего заказчик едет в Германию, покупает автомобиль, вешает на него украинские номера и возвращается в Украину так, будто он ездил на нем в гости. В более сложных случаях в схему вовлекаются подкупленные пограничники, таможенники и судьи.
Подобные махинации проворачивались во всех регионах Украины, но на западе страны, особенно в Волынской области, они были поставлены чуть ли не на конвейер, отчего и произошло название «Луцкий клондайк». Разрушить эту годами сложившуюся систему не каждому по зубам. Ни один министр, которого взрастила система МВД, не смог бы этого сделать: его непременно уговорили бы спустить все на тормозах. И дело даже не в огромных взятках — среди хлопотунов нашлись бы близкие ему люди, которые в свое время спасли его от смерти, тюрьмы или позора. Если офицер дослужился до генеральских погон и не побывал ни в одной их таких переделок, значит, он не работал в милиции, а протирал штаны в кабинетах. А лишенный всяких комплексов Луценко пошел буром и разворотил это осиное гнездо.
Свято место вакантным не бывает
30 марта 2005 года Виктор Ющенко подписал Указ о мерах по упорядочению использования транспортных средств, оснащенных специальными световыми и звуковыми сигнальными устройствами и номерными знаками. Там было указано, что мигалки с сиренами могут иметь только автомобили, которые перевозят охраняемых первых лиц государства, а также милицейские, пожарные, «скорой помощи» и машины некоторых других спецслужб. Кроме того, запрещалась выдача любых документов, содержащих просьбу о беспрепятственном проезде.
Этот документ, нацеленный против «блатных», произвел благоприятное впечатление на общественность. Но мало кто обратил внимание на то обстоятельство, что в данном указе не было никакой практической необходимости, поскольку годом раньше, 6 февраля 2004 года, Леонид Кучма подписал точно такой же документ, где упоминались и спецномера, и мигалки, и ксивы внештатников. Разницы между ними никакой, разве что у Кучмы формулировки звучат четче. Для пользы дела нужно было лишь усилить контроль за его исполнением. Но это дело нудное и хлопотное — гораздо эффектнее, отменив старый указ, издать новый под аплодисменты восторженной публики.
А между тем как до того, так и после получить за магарыч спецномера, мигалки и сирены мог и кум, и сват, и брат. В том, что его указ не выполняется, Виктор Ющенко убедился лично во время своей поездки в Западную Украину в середине июля 2005 года. А 18 июля грянул гром: на коллегии МВД, посвященной итогам полугодия, Ющенко во всеуслышание заявил, что с сегодняшнего дня ГАИ больше не существует и он в течение суток подпишет указ об этом.
В пафосном выступлении президент выразил не только свое личное возмущение, но и разочарование миллионов людей, которые видели, что власть поменялась, а взятки как брали, так и берут, только выросла надбавка за риск. Но то, что президент погорячился, стало ясно уже на следующий день, когда указ вышел в свет.
Дело в том, что Госавтоинспекция упоминается в четырех законах Украины: о милиции, о дорожном движении, об автомобильном транспорте и о перевозке опасных грузов. Если бы речь шла не о ликвидации ГАИ, а всего лишь о ее переименовании, все равно потребовалось бы решение Верховной Рады о внесении изменений в эти законы. Вроде и дел на копейку, но без согласия парламента даже вывеску сменить не моги.
Сам текст указа — это настоящий юридический «шедевр». Он назывался «О ликвидации ГАИ МВД», однако в резолютивной его части было сказано: «Признать необходимым ликвидировать Госавтоинспекцию и реорганизовать ее подразделения в Государственную службу безопасности дорожного движения и патрульную службу МВД». А до ее создания «исполнение обязанностей ГАИ МВД возлагается на МВД».
Формулировка — глупее не придумаешь. Все равно, что сказать «исполнение обязанностей колес автомобиля возлагается на автомобиль». Понятно, что МВД поручит эту функцию своим работникам, имеющим подготовку и опыт, то есть сотрудникам пока еще не ликвидированной ГАИ. Не паспортисток же в самом деле ставить с жезлами на перекрестки.
Тем не менее это бесполезное словоблудие никоим образом не противоречило действующему законодательству. Что и признал впоследствии Печерский районный суд Киева, куда обратился с просьбой обжаловать указ некий автомобилист-юрист, не дочитавший его, наверное, дальше названия. Как бы там ни было, но Верховная Рада отказалась не только одобрить президентскую инициативу, но даже поставить ее на обсуждение.
Для того чтобы уничтожить ГАИ, вовсе не обязательно указы издавать и законы менять — достаточно сократить ее личный состав путем внутриведомственной реорганизации. В милиции практикуется, когда человек формально числится в одной службе, а на самом деле работает в другой.
Но если задаться целью снижения аварийности на дорогах, то надо ужесточать санкции к нарушителям правил дорожного движения. Это убедительно доказывает опыт передовых стран. Если у нас штраф за вождение в нетрезвом состоянии составляет 255-340 гривен, то в США, например, от 3 до 5 тысяч долларов. А за такое же нарушение повторно в течение года человек может угодить за решетку на срок до трех месяцев. Для певицы Дайаны Росс сделали исключение —
ее приговорили к 48 часам лишения свободы, но учитывая график гастролей, предложили отсидеть срок в тюрьме любого штата по выбору.
Ужесточение репрессивных мер к нарушителям — весьма актуально. Это видно хотя бы из того, что местные власти изыскивают возможности воздействовать на недисциплинированных водителей и без помощи ГАИ. В этом плане особенно преуспел Киев. Там автодорожники стали монтировать возле школ элементы принудительного снижения скорости, прозванные в народе «лежачими гаишниками». Штраф за превышение скорости больше чем на 20 км/ч — 17 гривен, зато ремонт двигателя может обойтись и в тысячи долларов. То же и с парковкой: штраф за нарушение правил стоянки — 8,5 гривен, но если автомобиль с тротуара заберет эвакуатор типа «краб», за его услуги придется выложить до шестисот гривен.
Дошло даже до того, что за нарушителей правил взялись самозванцы-мошенники. Так, столичный УБОП периодически задерживает «казацкие экологические патрули», которые, снаряжаясь экипировкой, похожей на гаишную, и предъявляя удостоверения, похожие на милицейские, останавливают машины на въезде в Киев и навязывают свои услуги по отрегулировке системы выброса в атмосферу вредных газов. «Штрафовать» за более серьезные нарушения они пока не осмеливаются, поскольку гаишники не потерпят конкурентов на дороге. Пока они еще есть.