Среди срочных мер, призванных защитить украинский язык от русского — «завершение подготовки новой редакции перевода Хартии на украинский язык и проекта закона о ее ратификации». Его готовят Минюст Украины и Национальная комиссия по укреплению демократии и утверждению верховенства права. Оказывается, как только положениями Хартии о региональных языках стали пользоваться, она моментально «устарела» настолько, что срочно нужна иная ее редакция. Новый вариант Хартии предусматривает в рамках части 3 меры особого режима защиты… украинского языка.

Само по себе это, на мой взгляд, довольно унизительно для украинского — ведь при этом он обретает статус защищаемого миноритарного или регионального. Чем тогда объяснить, что именно он выбран в качестве государственного?
Как говорится, с ног на голову… Но чего не сделаешь ради недопущения предоставления русскому языку прав, положенных в соответствие с Европейской Хартией.
Основной тезис, на который при этом вслед за нашим Чрезвычайным и Полномочным Послом Владимиром Василенко опираются авторы статьи «Хасан Бермек: Хартия не умаляет значения государственного языка» («ЗН», № 28 (607), 22-28 июля 2006 года): «целью инициаторов предоставления русскому языку статуса регионального является разобщение граждан Украины по языковому принципу, создание «русской Украины» в противовес «украинской Украине»; это угроза политическому единству государства, угроза его дезинтеграции. И что это «серьезно ударит по идее украинской государственности».
Как утверждает «Зеркало Недели», по новому варианту Хартии «украинская сторона уже провела консультации с экспертами Совета Европы и получила их одобрение». И теперь осталось только придать этому одобрению вид правдоподобия чьим-то публичным высказыванием.
В качестве жертвы был выбран Хасан Бермек — его «Зеркало недели» представляет читателям как «высокопоставленного сотрудника секретариата Совета Европы по вопросам имплементации Европейской Хартии региональных или миноритарных языков». Прочие СМИ, радостно пересказывающие содержание интервью, возводят его в ранг эксперта Совета Европы.
Неизвестно, понимал ли господин Бермек, в какую историю попадает, давая «горячее интервью». Но на «хитрый» вопрос журналистов: «Представители украинской власти готовят сейчас новый закон о ратификации Хартии, который, с одной стороны, был бы более адаптирован к украинским реалиям, а с другой — содержал бы более точную трактовку базовых терминов. Не противоречит ли принятие этого закона международному праву?» ответил — «удобно»:
— Не следует воспринимать Хартию как некую застывшую догму — она создавалась совсем не для этого. За государством сохраняется право принятия нового закона о ратификации.
Тема, что и говорить, актуальна, и мнение Хасана Бермека вполне устраивает официальный Киев: данный господин, представитель солидной организации, утверждает в интервью, что «согласно положениям Хартии предоставлять какой бы то ни было статус могут только органы центральной власти. Именно центральные власти страны определяют, какой язык и в каком регионе нуждается в предоставлении ему определенного статуса». Какой удар по «параду языковых суверенитетов»! Какой повод, опершись на «высокопоставленное» мнение, кричать, что «в Европе поставили регионалов на место» («Обозреватель»)!
Вот так господин Хасан Бермек и сыграл роль мавра, сделавшего свое дело. И вполне мог бы удалиться. Впрочем, постойте…
Не будем вдаваться в юридические тонкости Хартии. Не будем критиковать правовую дремучесть наших экспертов из Минюста, утверждающих, что Хартия не стала частью украинского законодательства, а также сотрудников Национальной комиссии по укреплению демократии и утверждению верховенства права, выполняющих неправовой и недемократический заказ узкого круга определенной «элиты».
Начнем с начала — с того, какое право имеет господин Хасан Бермек трактовать положения Хартии о региональных и миноритарных языках. Ответить на этот вопрос позволит сайт Совета Европы
Увы, на вопрос, кто такой Gasan (Hasan) Bermek, сайт стойко отвечает, что не располагает никакой информацией об этом господине! Не хотелось бы обижать господина Бермека, но, видимо, не такой уж он и высокопоставленный… В прежние времена нашлось бы кому покритиковать журналистов «ЗН» за «идолопоклонничество перед Западом».
Кроме того, Совет Европы не располагает и структурным подразделением с названием «секретариат Совета Европы по вопросам имплементации Европейской Хартии». Видимо, потому, что не имеет права заниматься имплементацией, то есть применением Хартии внутри какого бы то ни было государства. Совет Европы лишь активно способствует процессам ратификации данной Хартии государствами, а затем следит за тем, как выполняются ими взятые на себя обязательства.
Кроме того, далеко не все чиновники согласно внутреннему уставу Совета Европы имеют право представительского голоса этой организации. Исключительно те, кто уполномочен на то. Так, в нашем случае существует Комитет экспертов по Европейской Хартии о региональных или миноритарных языках (Committee of Experts of the European Charter for Regional or Minority Languages), в котором таких людей на сегодня девятнадцать. Вообще-то предполагается, что их должно быть больше: двадцать один, но пока еще остаются неизбранными два эксперта — по Украине и Сербии. Строгое разделение области компетенции экспертов понятно — сколько стран, столько и специфических проблем, в курсе которых надо быть.
Для контактов с прессой весьма демократичная международная организация Совет Европы специально предусматривает режим контактов. Каждому государству выделен свой контактер-специалист, который владеет языком данной страны и может обеспечить контакт с теми специалистами, которые компетентны комментировать интересующий страну вопрос. Не обошли вниманием и Украину. Для нас — «коннект для украинской прессы» — таким специалистом является Эстел Стейнер, телефон: +33 (0) 3 88 41 33 35. Только вряд ли она бы посоветовала за разрешением урезать права русскоязычного населения обращаться к явному неэксперту — Хасану Бермеку.
«Бермек» в переводе с казахского означает «должник», «плательщик». И Хасан Бермек действительно в долгу у «Зеркала недели»! Ведь оно буквально прославило малоизвестного чиновника. До сих пор его фамилия в прессе упоминалась лишь однажды. И, как ни странно, тоже в связи с ущемлением прав русско-язычных, правда, латвийских граждан. Он встретился с представителями правозащитников, школьников и журналистов русских газет и был представлен им как «сотрудник секретариата Европейской Хартии региональных языков и языков меньшинств». Но члены делегации, видимо, как и мы, не-свободные от преклонения перед Европой, тоже восприняли его как эксперта, а не свадебного генерала на языковых «разборках».
С русскоязычными прибалтами господин Бермек, отмечает автор статьи о поисках языковой справедливости в Европе, был предельно лаконичен. «На вопрос журналистов, как характеризовать деятельность его структуры в Латвии, эмоционально воскликнул:
— Никак! Ведь ваша страна до сих пор не приняла Европейскую Хартию региональных языков и меньшинств. Все это очень печально!» (Элина ЧУЯНОВА Страсбур — Рига, «Час», 29.11.2004).
Права нацменьшинств для Евросоюза — тема недавняя, раньше он больше сталкивался с проблемами «белого расизма». Но сегодня для европейских экспертов «все отчетливее проступают силуэты языковой дискриминации. Ведь язык является такой же отличительной чертой народа, как и цвет кожи». Это — мнение Антти Коркеакиви, эксперта из секретариата Рамочной конвенции по правам нацменьшинств («Час», там же).
Совет Европы, вопреки украинским попыткам его дискредитировать, по-прежнему с осуждением воспринимает языковую дискриминацию и пытается воздействовать на государства, в которых она присутствует. Так, например, переговоры о членстве Словакии в ЕС были приостановлены в 1995 году, когда она приняла закон о языке, ущемляющий права крупной венгерской общины, и возобновились только после соответствующего изменения словацкого законодательства. И если при рассмотрении вопроса об ущемлении русскоязычного населения — пока это касается в основном Прибалтики — некоторые евродепутаты-прибалты заводят старую песню об оккупации, это встречает в Европарламенте явное непонимание и раздражение, вплоть до прямого осуждения.
Сам Евросоюз в последнее время становится все более многоязычным. Вполне вероятно, что в скором времени статус официального языка Евросоюза придадут и русскому, так как в Евросоюзе, оказывается, на нем говорят более 3,5 миллиона человек!
Вряд ли поэтому Евросоюз сможет понять Украину, если она откажется предоставить возможность говорить, учиться и общаться с властью на родном языке, по меньшей мере, 10 миллионам своих граждан.
Комментарий

Владимир Алексеев, народный депутат Украины 2-го и 3-го созывов, председатель контрольной комиссии Харьковского областного совета по вопросам содействия применению Европейского законодательства, в ответ на просьбу «Вечерки» прокомментировать информацию о возможном принятии «новой» Хартии о языках сказал:
— Конечно, нынешняя «украинская» Хартия ни в чем не противоречит общеевропейской. Но дело в том, что Хартии противоречат основные положения идеологии украинского национализма. Ведь ассимиляция «нетитульных» наций, которая у нас де-факто проводится, по международным законам не только недопустима, но и является наказуемым деянием. И Хартия никогда не стала бы частью нашего украинского законодательства, если бы не давление Совета Европы, который, рассматривая перспективы будущей интеграции Украины, старался максимально привести реалии в соответствие со своими нормами. Когда Украина стала стучаться в двери Европы, ей поставили ряд условий, в том числе подписать и ратифицировать Европейскую Хартию о языках. Что делает государство? Применяет двойные стандарты: оно, вынужденное подчиниться внешнему давлению, ратифицировало Хартию — для внешнего показа. А для внутреннего употребления Хартию решено было не выполнять и игнорировать.
Есть свежие примеры. Например, Национальный комитет по телерадиовещанию принял решение полностью запретить русский язык в эфире начиная с 1 февраля 2007 года. Это противоречит Хартии. Введено лицензирование кабельного телевидения и ограничение количества передач на русском языке. И это тоже противоречит Хартии, которая гарантирует свободу приема всех каналов вещания. То есть у Украины есть как бы две Хартии. Одна — на экспорт, другая — для внутреннего употребления. Надо заметить, что однажды, в 1999 году, когда Хартию ратифицировали с полным объемом прав и свобод, ее уже отменяли под надуманным предлогом. Новый вариант мог по закону либо увеличить объем прав и свобод, либо оставить его таким же, но никак не сузить. Но «злочинний режим Кучми» пошел на то, чтобы урезать в Хартии права и свободы, поправ при этом Конституцию. Нынешний «демократичний режим» решил урезать права и свободы еще раз. Правда, нынешнее парламентское большинство стоит на совсем других позициях, и это вселяет определенные надежды…
В тему

Партия регионов намерена зарегистрировать законопроект о языковой политике – Е. Кушнарев
«Партия регионов (ПР) в ближайшее время намерена зарегистрировать законопроект о языковой политике», — сообщил 24 июля «SQ» народный депутат Украины, член фракции ПР Евгений Кушнарев.
По его словам, законопроект предусматривает возможность предоставления русскому и ряду других языков статуса официального или регионального. «Принятие такого законопроекта позволит снять чрезмерное напряжение, которое реально существует в языковой сфере», — отметил он. Как подчеркнул народный депутат, «при сложившейся конфигурации политических сил в парламенте найти для этого необходимые триста голосов практически невозможно». По словам Е. Кушнарева, «позиция ПР в отношении государственности русского языка остается неизменной — мы шли с этим на выборы и сделаем все, чтобы выполнить это обещание», сообщает SQ