Скорее всего, памятник Людмиле Гурченко не будет установлен на площадке перед оперным театром. При всем уважении к народной артистке Советского Союза и любимице нескольких поколений харьковчан художественный совет в составе деятелей культуры, художественного руководителя ХАТОБа и главного архитектора города довольно-таки критично относится к установлению скульптуры на заявленном месте.

Окончательно судьбу бронзовой фигуры Людмилы Марковны, подарка благотворительного фонда «АВЭК» городу, решат в сентябре, когда будет сформирована художественная комиссия при городском совете и об уместности нахождения памятника именно перед ХАТОБом смогут высказаться все стороны, в том числе и автор. Категорически против установки памятника живому человеку выступают представители городской топонимической комиссии, ее секретарь Алексей Хорошковатый ссылается на то, что в Харькове нет традиции увековечивать в каменных и бронзовых изваяниях живых людей; правда, по его же словам, история знает исключения — их делали для «дважды и более Героев Советского Союза и соцтруда». Отвечая на обращения председателя благотворительного фонда «АВЭК» Александра Фельдмана и начальника управления градостроительства и архитектуры облгосадминистрации Юрия Шкодовского по поводу размещения скульптурной композиции перед оперным театром, топонимическая комиссия порекомендовала посвятить скульптуру киногероине «Карнавальной ночи» Лене Крыловой, чтобы не нарушать традицию. Ответной реакции заказчика на предложение топонимической комиссии не последовало.

Особый взгляд на этот деликатный вопрос имеется у директора и художественного руководителя ХАТОБа Георгия Селихова: «Я не хочу говорить о самом памятнике, тут должны судить профессионалы, художники и архитекторы. Я об этой ситуации (о возможной установке памятника перед театром оперы и балета. — Прим. ред.) узнал весной, когда мне позвонил Юрий Михайлович Шкодовский и сказал, что есть такая идея. Во время нашей беседы, и мне казалось, что он понял меня, я назвал десяток фамилий людей, которые сделали славу не только Харькову, но и Украине. Это Борис Гмыря, это выдающийся певец Белинник, это Козловский, Червонюк, не говоря об оперной певице Евгении Мирошниченко, таком же почетном гражданине Харькова, не говоря о нашем патроне, Лысенко, который преподавал здесь, и три его оперы получили путевку в жизнь именно в нашем городе. Список фамилий можно продолжить. Я сказал, что, например, памятник Лесе Украинке в Киеве стоит не возле Театра русской драмы, а в сквере за Верховным Советом». Георгий Валентинович считает, что решать подобные спорные вопросы нужно коллегиально, прозрачно, и его мнение поддержали другие члены художественного совета. Обсуждая целесообразность размещения памятника, чиновники и деятели культуры пришли к выводу, что, во-первых, Евгения Мирошниченко имеет гораздо большее отношение к оперному театру, чем Людмила Марковна, во-вторых, нужно знать выдающихся личностей, что называется, в лицо, помнить о них, а поэтому можно увековечить их в Аллее знаменитых харьковчан. По словам главного архитектора города Сергея Чечельницкого, такая идея витает уже не первый год, а ее реализация позволила бы разрешить спорные моменты установки памятных сооружений. Предполагается, что такая аллея появится в парке культуры и отдыха имени Горького. По мнению советника городского головы по культуре Любови Морозко, прежде всего нужно увековечить память харьковчан-лауреатов Нобелевской премии. Их у нас три: физик Лев Ландау, микробиолог Илья Мечников и экономист Саймон Кузнец, который родился в Харькове в 1901 году и уехал в 1922 году в США.

На вопрос корреспондента «Вечернего Харькова» о художественной ценности бронзового памятка Гурченко Любовь Морозко ответила:

— Я не думаю, что это тот памятник, который должен стоять перед общественно значимым зданием города Харькова. Возможно, требуется предложить и скульптору, и архитектору рассмотреть вопрос установки этой скульптурной композиции возле частного здания, офиса, банка. Я не против того, что появились Остап Бендер, Эллочка Людоедка, но это не памятники, это так называемые парковые скульптуры, они приемлемы в любом городе. Их можно установить, если позволяет архитектор района. В данном случае я думаю, что эта идея не очень удачная, как и памятник Мечникову на Пушкинской, который не вписан в архитектурную стилистику города.

— По информации автора скульптуры Сейфаддина Гурбанова, актриса одобрила эскиз памятника и принимала непосредственное участие в его создании…

— Если это так, должно быть ее письмо. Я помню скандал, который разразился в Донецке, когда там решили поставить памятник Кобзону. Он сперва возражал против памятника, была долгая дискуссия, которая длилась полтора года, но в результате Иосифа Кобзона убедили, что такой памятник нужен Донецку, и певец сам присутствовал на открытии.

Комментарий секретаря городского совета Геннадия Кернеса: «Хочу как харьковчанин сказать, что не должно быть так в Харькове, чтобы все памятники стояли от одного автора, и все в бронзе, в одном стиле. И непонятно на кого похожие…»