Как известно, между обеими структурами, которые относятся к правоохранительным органам, есть существенная разница. Лучше всего об этом сказал персонаж телесериала «Мужчины не плачут», сотрудник прокуратуры: «Милиция ловит, а мы — сажаем». Если вникнуть в суть, то прокуратура — это более «серьезный» орган, чем Министерство внутренних дел. Поэтому и подходы к уровню образования сотрудников ГП и МВД все-таки различны.

Но мы хотим поговорить не об этом, а о наметившемся противостоянии между первыми и вторыми правоохранительными органами, о чем свидетельствуют высказывания их первых лиц. Судя по всему, в последнее время отношения между ГП и МВД нельзя назвать идиллическими.
Они – на тех
Трехкратный министр МВД Юрий Луценко неоднократно заявлял о том, что прокуратура иногда занимается неприкрытым саботажем. И проиллюстрировал, почему, на его взгляд, не выполнена задача по борьбе с коррупцией. По его словам, из 1200 уголовных дел в отношении должностных лиц в суды было передано только 150, в чем, по его мнению, виновно предыдущее руководство Генеральной прокуратуры Украины. Всего в прошлом году, по словам Юрия Луценко (интервью «Украинской правде»), в прокуратуру направлено 80 тыс. материалов, но в 78% случаев в возбуждении уголовного дела было отказано.
Из другого интервью министра («Грани-плюс»): «Характерный пример: в целом за время моей работы работниками МВД зафиксировано свыше 4 тысяч фактов взяточничества. И лишь по 42 случаям пойманные с поличным преступники понесли действительно серьезное наказание. Более половины возбужденных уголовных дел прокуратура закрыла, а из дел, принятых в производство, более чем по 50% «наш самый справедливый и гуманный суд» вынес оправдательные приговоры. Доходит до абсурда: есть видеозапись дачи взятки, на купюрах в ультрафиолете светится штамп «Взятка», руки у взяточника по локоть в специальной краске, а прокурор — давний приятель обвиняемого — упорно мотает головой: «Не вижу. Ничего не вижу». Но за необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела прокурор, по сути, не несет никакой ответственности, а системы оценки объективности работы судей вообще не существует!»
А те – на этих
Но и прокурорские работники в долгу не остаются. Заместитель генерального прокурора Александр Шинальский на одной из расширенных коллегий Генпрокуратуры отметил, что проверки свидетельствуют о системных нарушениях при содержании граждан в изоляторах временного содержания, комнатах для задержанных в дежурных частях милиции, приемниках-распределителях, пунктах временного пребывания — тех местах, за которые, собственно, отвечает МВД.
Имеют свой взгляд на проблему и другие представители прокуратуры. В частности, бывший Генпрокурор Украины Михаил Потебенько, который и сейчас работает в ведомстве советником Генпрокурора, озвучил интересные данные. Оказывается, только за три месяца 2006 года органы прокуратуры отменили 4567 постановлений о незаконном отказе в возбуждении уголовных дел и незаконном их возбуждении органами внутренних дел и налоговой милицией. Еще один интересный факт: все эти «скрытые» нарушения обнаружили всего 409 работников прокуратуры, которые, по информации Михаила Потебенько, осуществляют надзор за деятельностью более 52 тысяч оперативно-следственных работников МВД и налоговой администрации Украины.
Более того, Потебенько фактически обвинил представителей МВД в фальсификациях материалов уголовных дел. Правда, самому министру претензий он не предъявляет, считая, что Юрия Витальевича неправильно информируют подчиненные. Как показала прокурорская проверка, процент невозбуждения прокуратурой уголовных дел «по мотивам» работы МВД в размере 78% — завышен в два с лишним раза. А иногда и более. Скажем, только в Одесской области, по данным органов МВД, раскрыто 58 преступлений, а фактически — 18. Из направленных в суды значится 18 дел, тогда как фактически — лишь три. Подобные факты имеются и по другим областям. Так, пресс-служба прокуратуры Харьковской области сообщала о том, что за полгода в регионе к уголовной ответственности за коррупцию привлечены 9 сотрудников органов внутренних дел, за коррупционные действия оштрафованы 11 человек и составлено более 250 протоколов о коррупции.
Таковы соотношения и их оценки со столичной высоты.
Город нераскрытых убийств
Не все гладко и в Харьковской области. Претензии у жителей региона есть и к тем, и к другим. Мы уже писали о вопиющем случае, произошедшем с одной из местных предпринимательниц, хозяйкой фирмы «Шанс» (смотрите «Вечерку» № 51 за 2006 год), когда следователи районной прокуратуры Харькова оказались замешанными в нелицеприятную историю с «холостыми» обвинениями и пропавшими вещдоками. Это о прокурорской деятельности.
Еще больше случаев можно привести для иллюстрации эффективности деятельности сотрудников МВД. Примерно полтора года назад в одном из кафе Чугуева группа подвыпивших хулиганов напала на ребят (парней и девушек), отмечавших в том же заведении день рождения. Досталось почти всем, и пострадавшие написали заявление в милицию — ведь нападавших в городе хорошо знали. Расследование дела, впрочем, сначала спустили на тормозах, и на ситуацию не повлияло даже вторичное избиение одного из заявителей, после которого он с тяжелыми травмами был госпитализирован. Только спустя год после инцидента правоохранители почему-то решили возобновить расследование. Подобные примеры может привести, наверное, каждый десятый харьковчанин.
С МВД связывают и другие проблемы в сфере правоохранительной деятельности. Как рассказывал прокурор Харьковской области Василий Синчук, «дело инкассаторов» (эти три нападения, кажется, до сих пор не раскрыли), расследуемое работниками прокуратуры, до недавнего времени было полностью засекречено из-за того, что среди милиционеров есть чересчур «разговорчивые».
Можно вспомнить историю с Олегом Дуничем — громкое дело, которое расследует прокуратура. Уголовное дело по нему «запустили» только после смерти Дунича. По одной из версий, парня избили милиционеры. По имеющейся информации, при вскрытии у пострадавшего обнаружили переломы и тяжелую черепно-мозговую травму. О том, что «не все ладно в королевстве» МВД, свидетельствует и недавний расстрел милиционером в харьковском метро сразу троих человек, двое из которых скончались на месте, а еще одного срочно отправили в реанимацию.
В последнее время сложилась такая ситуация, что милиция старается вообще не вмешиваться в какие-либо разборки, кто бы в этих разборках ни фигурировал. Нередко бывает даже так, что милиционеры могут спокойно и безучастно наблюдать за тем, как «у кафе «Метелица» толпа с толпой метелятся». Поэтому неудивительно, что с уст предпринимателя, возмущенного безучастностью правоохранителей во время попытки властей, незаконной, с его точки зрения, убрать МАФы, слетает вопрос: «Какую пользу вы приносите обществу и на что конкретно тратите деньги налогоплательщиков?»
Пополнение сомнительного качества?
Попытки надавить на правоохранительные органы Украины со стороны власть имущих наблюдались неоднократно. Если взять Генпрокуратуру, то здесь показательный пример — дело Гонгадзе, расследование которого обещал довести до конца Виктор Ющенко, еще будучи кандидатом в президенты Украины. Бывший министр юстиции Сергей Головатый несколько раз требовал от Генпрокурора Медведько возбудить уголовное дело относительно неэффективности этого расследования. О неудовлетворительном состоянии хода расследования говорила и Сабина Лейтхойссер-Шнаренбергер, представитель ПАСЕ.
Сегодня на высоком политическом уровне прокуратуру особо не жалуют, однако и не забывают о том, что это удобный рычаг влияния. Что касается МВД, то здесь особых интересов у государственных мужей, как правило, нет (все-таки уровень на порядок ниже), но милицию можно использовать например для того, чтобы припугнуть какую-то «мелочь», обидевшую, скажем, родственника «большого» человека или кого-то из первых лиц государства. Или наоборот, чтобы поскорее спустить «на тормозах» потенциальное уголовное (или административное) дело. Приводить здесь конкретные примеры вряд ли имеет смысл, ибо каждый наш читатель, как правило, достаточно проинформирован о подобных, условно говоря, недоразумениях.
Между прочим, о качестве кадровых пополнений в прокурорской и милицейской сфере можно судить и по качеству студенческого контингента, который обучается в соответствующих вузах. Скажем, некоторые студенты Национальной юридической академии им. Ярослава Мудрого, проживающие (или приходящие в гости) в общежитии на Алексеевке, неоднократно являлись зачинщиками потасовок и всевозможных разборок в соседних общежитиях. Они как бы заранее чувствуют себя «выше закона». Не секрет и то, что в ряды украинской милиции нередко попадают вчерашние хулиганы, с которыми не могли справиться ни в школе, ни в семье, ни в той же милиции.
«Где-то густо, где-то пусто»?
Интересную информацию для размышления мы добыли на официальных сайтах Генеральной прокуратуры Украины (www.gp.gov.ua) и Министерства внутренних дел Украины (http://mvs.gov.ua). Оказывается, только руководящих лиц в ГП насчитывается 22 человека (Генпрокурор, его заместители, советники и старшие помощники, а также помощники заместителей), а затраты на деятельность органов прокуратуры в 2005 году составили в общей сложности почти 443 млн. грн. (общий и специальный фонды).
А на сайте МВД можно узнать, что в структуре министерства находится ни много ни мало 20 департаментов (с Главным штабом на правах департамента включительно), 9 управлений и куча других служб и отделов, не говоря уже об управлениях в регионах. А еще, несмотря на увеличение зарплаты работникам милиции, региональные ГУ МВД по состоянию на середину июля нуждались в 29 начальниках районных, линейных отделов и городских управлений по всей стране, больше всего — в Одесской области (6) и в Крыму (4).
Такая вот «неоднозначная плотность». Может, отсюда и проистекает неоднозначная эффективность наших право-охранителей?

Справка
Некоторые итоги работы органов внутренних дел Украины в 2005 году (данные, обнародованные Центром общественных связей МВД)
Поступило почти 2,4 млн. заявлений и сообщений. Зафиксировано 309,2 тыс. потерпевших от преступлений, из них погибли 9800 человек. Без вести пропали 4700 граждан. Количество зарегистрированных преступлений сравнительно с 2004 годом заметно уменьшилось: краж — на 20,2%, умышленных убийств — на 12,5%, телесных повреждений — на 2,7%, преступлений с участием несовершеннолетних — на 14,5%. В 2005 году в органы внутренних дел доставлено свыше 27 тыс. детей, которые занимались бродяжничеством и попрошайничеством.
Раскрыто 335,3 тыс. преступлений, из которых 130,3 тыс. — тяжкие и особо тяжкие. Как выяснилось, самой криминализированной является бюджетная сфера. В совершении преступлений разоблачены 1400 представителей органов власти и управления. Следственные органы МВД закончили расследование 197,3 тыс. уголовных дел, 90% которых направлены в судебные инстанции. Для проведения дополнительного расследования прокурорами и судами направлено 8200 уголовных дел.