На первый взгляд, ничего не связывает харьковский «Металлист» с французским клубом «Сошо», разве что основные цвета футбольной формы – желтый и синий.

Однако, как выяснилось, есть все-таки общие страницы у городов, представители которых сражаются на футбольных полях. Об этом рассказал «Вечернему Харькову» заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Харьковского экономико-правового университета, доктор философии Владимир Абашник.

– Владимир Алексеевич, вы говорите, что СМИ, написавшие, что ответный матч пройдет в городе Сошо, допустили неточность.

– Совершенно верно. Французский футбольный клуб «Сошо» имеет прямое отношение к одноименному городку Сошо с населением менее пяти тысяч жителей. Полное название этой команды – футбольный клуб «Сошо-Монбельяр». Монбельяр с населением около 27 тысяч человек – это город-сосед Сошо. Однако в последние годы оба населенных пункта настолько разрослись, что границы между ними не осталось. Таким образом, Сошо стал восточным пригородом или даже частью Монбельяра. А клубный стадион имени Огюста Боналя, вмещающий 20 тысяч зрителей, находится не в Сошо, а в Монбельяре. Так что «Металлист» 25 августа будет играть в Монбельяре. Именно в Монбельяре родился и вырос один интересный человек – Жан Верне, которому в конце XVIII - начале XIX веков суждено было стать известным писателем, журналистом, педагогом и просветителем в Украине, а именно в Харькове.

– Как же этот француз попал в Харьков в конце XVIII века, когда здесь не было ни университета, ни газет, ни журналов?

– Начну издалека. До конца XVIII века Монбельяр находился под немецким влиянием. Еще в 1397 году город  перешел во владения немецкого княжества Вюртемберг (со столицей в Штуттгарте), где и находился до 1793 года. В эпоху вюртембергского правления город имел немецкое название – Мемпельгарт, а со времен правления князя Фридриха в конце XVI века здесь сохранился «немецкий замок», который был резиденцией вюртембергских князей, в том числе и князя Фридриха Евгения Вюртембергского с 1769 года. Вот отсюда и начинается монбельярско-украинско-харьковская история. Дело в том, что дочь этого последнего князя София Доротея Августа Луиза в 1776 году вышла замуж за будущего российского императора Павла и стала именоваться на русский манер – Мария Федоровна. Позже она не только стала российской императрицей и матерью Александра I и Николая I, но и содействовала развитию женского образования, например - открытию пансионов в Москве, Петербурге, Харькове. Вслед за именитой монбельяркой в Российскую империю, в том числе и в Украину, искать счастья отправились многие вюртембергские подданные.

– Как я понимаю, таким образом в украинских землях оказался и уроженец Монбельяра Жан Верне.

– Как вспоминал Жан Верне уже в Харькове: «Не моя воля, но бедность удалила меня из родительского дома…» В конце 1778 года он  попал к будущему генералиссимусу Александру Суворову, который был тогда главнокомандующим в Крыму и находился в своем штабе в Гезлеве, или Козлове (сегодня Евпатория). Образованный монбельярец, который владел немецким, французским и латинским языками, а также сносно изъяснялся по-русски, стал чтецом Суворова. В должности чтеца Вернет последовал за Суворовым в Полтаву, затем в Херсон, а перед отъездом в Астрахань, в начале 1780 года, Суворов распрощался со своим чтецом, который решил остаться в Украине. При расставании Суворов вручил Вернету рекомендательное письмо, что и помогло монбельярцу устроиться преподавателем в Новгород-Северскую гимназию. Однако вскоре француз получил приглашение стать воспитателем детей в одной из знатных харьковских семей. В Харькове Жан Вернет познакомился со знаменитым философом и писателем Григорием Сковородой и вел с ним богословские и философские беседы.

– Можно сказать, что они были друзьями?

– Монбельярец симпатизировал «украинскому Сократу», однако не стеснялся и критиковать авторитетного собеседника, называя его своенравным и излишне самолюбивым. Тем не менее Вернет перенял от Сковороды дух философствующего путешественника, поэтому его и называли «французским Сковородой». По примеру Григория Савича он обошел пешком большую часть Украины. Но всегда монбельярца тянуло на его вторую родину. Он писал, что любит Харьков «как свой дом… Поскольку Харьков есть сосредоточие, куда стремятся мои желания по окончании всякого путешествия».

– А что он еще писал о Харькове? Каким он видел наш город 200 лет назад?

– Он писал на страницах харьковского журнала «Украинский вестник»: «Харьков лучше вдали, чем вблизи, особливо в дождливое время… Он не обилует водою; это ощутительно всегда, и особенно на лопанском мосту, который сравнен быть может с великолепным мостом, построенным в Мадриде на Мансанаресе, в том, что летнею порой в обеих реках едва достанет воды для гусей». Кстати, Жан Вернет был одним из читаемых авторов в «Украинском вестнике», выходившем в 1816-1818 годах. Его статьи были посвящены философским размышлениям о жизни, романтическим отношениям между людьми, живописному изображению природы. Он так никогда и не вернулся во Францию. Умер и похоронен в Харькове, по различным данным – не позднее 1825 года. Пожелаем же теперь харьковскому футбольному клубу «Металлист» достойно выступить на французской родине Жана Верне в Монбельяре и подарить его нынешним соотечественникам увлекательный футбол.