В День спасателя, 16 сентября, семья сотрудника МЧС Сергея Сергеенко отмечала тройной праздник.

В этот день начальник караула капитана службы гражданской защиты ПГПЧ № 18 Московского районного отдела Харькова УМЧС Украины Харьковской области получил нагрудный знак «Лучшему работнику пожарной охраны», а его дочери, шестнадцатилетней студентке техникума Юле вручили медаль «За спасенную жизнь».

Почетное звание Сергей Сергеенко получил за спасение жильцов дома на ул. Блюхера, где загорелась проводка.

– В тамбуре и подъезде так замкнуло проводку, что людей пришлось эвакуировать по автолестнице с седьмого этажа: они не могли выйти из квартиры, – вспоминает Сергей Сергеенко. – Сколько проработал – в жизни не слышал, чтобы счетчики стреляли, как автоматная очередь. Проводка сгорела до первого этажа.

Капитан сопровождал и подстраховывал спускавшихся с немалой высоты жильцов дома. Но это – только один эпизод из жизни отважного спасателя.

– У меня большой опыт: я работаю спасателем уже двадцать лет, плюс два года в армии: молодым девятнадцатилетним мальчиком я уже тушил пожары. Когда я вернулся из армии, другой профессии для себя я не искал, – делится Сергей Сергеенко.

Его жизнь – это бессонные ночи, зловеще завывающий сигнал тревоги и постоянная готовность мчаться на помощь. Он никогда не знает, как и из какой ситуации ему придется выручать людей. И в каждом случае нужно уметь мгновенно принять единственно правильное решение.

– Так получается, что все самые крупные пожары случаются именно в мою смену. Например, три пожара на «Барабашово» были «мои», – рассказывает спасатель. – Я приезжаю первым, даю повышенный номер пожароопасности и командую, пока не прибудет высшее руководство. На первом пожаре мы приехали около 16.00, а подменили нас другие подразделения в 9.00.

Сергей Сергеенко умеет делать практически все: снимать кошек с деревьев, открывать захлопнувшиеся двери, извлекать людей из-под завалов и разбитых автомобилей. В нынешнем, «юбилейном» году службы, например, спасателю пришлось извлекать из болота на ул. Гарибальди труп мужчины, снимать с козырька подъездного крыльца тело самоубийцы, который выпрыгнул из окна подъезда, и серьезно травмированного пьяного, который шел по лестнице, не вписался в поворот и выпал из окна подъезда между третьим и четвертым этажом. В этом же году у Сергея Сергеенко произошел и своеобразный «альпинистский дебют». Пару недель назад впервые в жизни ему пришлось спускаться с крыши 16-этажного дома.

– Старушка, которая живет на последнем этаже, вышла погулять с собачкой и потеряла ключи, – вспоминает спасатель. – В закрытой квартире осталась зажженная плита, на которой варилась еда для собаки. Сначала всем караулом пытались найти ключи там, где женщина прогуливалась с псом. Но найти их не удалось, поэтому меня спускали на веревке с крыши в квартиру. Меня опустили до уровня окна, оно было открыто, но на нем была москитная сетка, которая вынимается только в сторону квартиры. Я с ней долго промучился, пока не стукнул ногой в уголок. Она так сильно отскочила, что я еле ее поймал – внизу стояли дорогие автомобили, и спланировавшая сверху сетка могла их повредить.

Страшно не было, говорит Сергей Сергеенко. Вообще, по его словам, он и в детстве ничего не боялся, и сейчас сохраняет хладнокровие в любой ситуации.

– Главное – не смотреть вниз. Вверх смотреть не страшно, – уверяет он. – Если человеку требуется помощь, я об опасности не думаю. Решение возникает сразу. А вот потом мне может стать страшно.

А месяц назад такое же бесстрашие, видимо, передавшееся ей по наследству, продемонстрировала и шестнадцатилетняя дочь Сергея Сергеенко Юля.

– 11 августа мы с двоюродной сестрой и подружкой Полиной пошли на речку фотографироваться на мостике, – рассказывает девушка. – Полина говорит: «Сфотографируй, как я буду прыгать «щучкой». Фото делали на мобильный телефон, кадры получались размытые, и снимать пришлось раз пять-шесть. А потом Полина нырнула и не вынырнула. Сначала мы с Лерой не очень переживали: думали, шутит.

Но когда прошло больше минуты, сестры начали волноваться. А потом они увидели всплывающее тело подруги. Как выяснилось позже, она ударилась о дно.

– Я перевернула Полину, а она без сознания, губы синие. Когда я увидела эту картину, мне стало очень страшно, но потом я забыла о страхе. Все, о чем я думала, – нужно ее вытащить и спасти. В памяти всплыли рассказы отца о том, как нужно вести себя в подобных ситуациях. Я затащила ее на мостик, положила на живот и стала откачивать воду. Полина начала стонать, и я побежала звать людей на помощь.

Однако, несмотря на отважный поступок, в будущем девушка идти по стопам отца-спасателя не собирается.

– Мне всегда нравилось то, чем он занимается, – признается Юля. – Спасать людей в экстремальных ситуациях – это очень полезная работа. Но спасателем быть не хочу — сегодня я учусь в жилищно-коммунальном техникуме.