Премьера этой «инопланетной фантастики» в конце 1986 года (фильм посмотрели 15,7 млн. зрителей) вызвала бурную реакцию в народе.

Одни на чем свет ругали создателей за эту «ерунду». Другие назвали работу Данелия гениальной.

Идея фильма родилась в голове самого режиссера Георгия Данелия. Его друг, сценарист Резо Габриадзе, провожал Данелия в Москву – он должен был лететь из Тбилиси. Друзья шутили и в процессе разговора «нашутили» идею сценария о том, как два человека оказались на другой планете и увидели настоящих инопланетян.

Специально под Евгения Леонова – своего любимого артиста – Данелия писал роль инопланетянина Уэфа. А претендентов на роль инопланетянина Би было несколько. В итоге утверждение получил Валентин Гафт, который участвовал в репетициях, но перед самыми съемками отказался от участия в фильме, обидевшись на то, что режиссер уделяет ему мало внимания. Подобные капризы Данелия не терпел. И в срочном порядке утвердил Юрия Яковлева.

Александр Фатюшин должен был стать в фильме прорабом Машковым, но его не отпустило на съемки руководство театра. И его в картине заменил другой не менее замечательный актер Станислав Любшин. Ролан Быков получил утверждение на роль господина ПЖ, но по личным причинам не смог сниматься, тогда Данелия попросил сыграть роль директора картины Николая Гаро. Возникла накладка и с исполнителем роли Абрадокса с планеты Альфа, которого должен был играть Норберт Кухинке, исполнявший роль иностранца в фильме «Осенний марафон». Однако руководство «Мосфильма» запретило снимать его из политических соображений. Данелия, не долго думая, назначил на роль самого себя.

Еще режиссер собирался пригласить в свой фильм Борислава Брондукова и специально для него придумал роль. Брондуков радостно согласился, но за несколько дней до съемок перенес инсульт и надолго вышел из рабочего состояния. К глубокому сожалению, Данелия был вынужден вычеркнуть его роль из сценария. Не увидели мы в комедии и Леонида Ярмольника, которому доверили сыграть пацака-мошенника, назойливо предлагающего героям «космическую пыль», пытающегося продать им фальшивую машинку перемещения. Ярмольник так и не сыграл в фильме – от его роли отказались.

– Георгий Николаевич, а что в сценарии цензура не пропустила?
– Как они могли что-то не пропустить или вырезать, когда они ничего не поняли! – смеется Данелия. – Помните в фильме «последний выдох» руководителя ПЖ. Когда мы начинали снимать, везде висели огромные портреты Брежнева с орденами и медалями. Мы боялись, что высокие чины поймут, что в нашем «последнем выдохе» мы имеем в виду Брежнева. Но пока мы боялись, Брежнев умер. Пришел Черненко. Мы опять перепугались, потому что в газетах крупным шрифтом было написано: «К.У.Черненко». Получалось везде мелькало это: «ку», «ку»… А у нас тоже в разговорах все слова заменяют «ку». Переделывать «ку» на что-то другое было некогда. Но тут и Черненко умер. И переделывать ничего не потребовалось.

А когда фильм вышел, тогдашнему министру кино он категорически не понравился. Это могло бы стать тоже некоей помехой. Но министра на тот момент уже снимали, так что для нас все обошлось. Много позже я его встретил, и он мне сказал, что его внук смотрит «Кин-дза-дзу!» с удовольствием. Я его поздравил и сказал, что у него умный внук.

Чатлано-пацакский словарь
ПАЦАКИ – низшая каста.

ЧАТЛАНЕ – высшая каста.

КЦ – спичка.

ЦАК – колокольчик для носа.

ЭЦИХ – ящик для узников.

ЭЦИЛОПП – представитель власти.

ПЕПЕЛАЦ – межзвездный корабль.

ГРАВИЦАПА – деталь от мотора пепелаца.

КЮ – допустимое в обществе ругательство.

КУ – все остальные слова.